Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Краткое пособие для тех, кто собрался на Чукотку.




  Мне повезло. Сфера моей профессиональной деятельности  и моё увлечение совпадают. Я работаю в турфирме. Но те кто думает, что туризм на Чукотке -  отрасль экономики: с отелями, развитой инфраструктурой, ресторанами, транспортом, готовым отвезти вас туда, где не ступала нога человека,  глубоко заблуждаются.  В этом посте я попытаюсь рассказать о наиболее часто задаваемых вопросах связанных с путешествиями по Чукотке,  дать характеристику некоторых понятий и помочь советом, как оптимизировать свой отдых на Чукотке. Если у вас появится желание приехать на самый дальний Северо-Восток нашей страны, оказаться в прямом смысле слова в другом мире, забыть, что существует Интернет, сотовая связь, котировки валют, телевизор, городская суета и прочие "радости" урбанистики  я готов поделиться с вами знаниями, опытом, дать рекомендации о наиболее интересных маршрутах,  а если у вас появится желание и возможность отправиться  в самое захватывающее путешествие на планету Чукотка.

Collapse )

Актуализированная версия


promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…

Рыбный салат



Рыба на Чукотке один из основных продуктов в рационе питания. Есть великое количество вариаций приготовления рыбы, но один из самых распространённых, потому что вкусный - рыбный салат. Готовят рыбный салат преимущественно из лососёвых пород рыб: кета, нерка и т.п. Как по мне, так самый вкусный салат из гольца. В морозилке, как раз "завалялся" голец из озера Майниц. Рыбный салат можно готовить, как из солёной рыбы, так и не солёной, главное, чтобы рыба проморозилась не менее трёх недель.




Снимаем кожу, режем на полоски, потом нарезаем кубиками, шинкуем лук (лука много не бывает), заправляем небольшим количеством подсолнечного масла и вуаля! Салат готов. Для идеальной подачи, салат необходимо охладить в холодильнике. Лучший гарнир - отварная картошка. Водка-пиво по вкусу. Приятного аппетита!




Дефка Лоринская





Как её на самом деле зовут, не знаю. Я её назвал Дефкой. Ласковая, игривая, красивая, малость проституированная - девка, одним словом. Дефка бесхозная, прикормилась в лоринских шанхаях. Там мы и познакомились. Много ли собаке для счастья надо? За ухом почесать, а уж если чего съестного дать - считай твоя. Прошедшее лето у меня выдалось лоринским, в несколько наездов, чуть ли не полтора месяца. Увяжется Дефка хвостиком и ходит со мной по Лорино: на причал, в магазин, в баню, даже на выборы в Клуб со мной ходила. В Клуб её конечно не пустили, но сидела на крыльце, ждала. Дефка стала лоринским талисманом не только для меня, но и для гостей, с которыми приезжал. Подкармливали. Даже колбасу и сосиски специально для неё в магазине брали.

Конечно терзали меня мысли с собой забрать в Анадырь, но крайний маршрут из Лорино был не простым, сложносоставным. Очень надеюсь, что жива и здорова Дефка.

Кстати, увидеть собачку можно в очередном репортаже о Чукотском районе, который уже появился на моём ютюб-канале.

Collapse )

"Камчатские бананы" или что не так на Чукотке?



Самое сильное потрясение, которое я испытал на Камчатке были не вулканы (издалека они просто большие горы) и не горячие ключи (они много где есть, даже на Чукотке), а цены на фрукты - бананы по 107 рублей за килограмм!
Шок, удивление, восхищение, негодование - парад эмоций пронесшийся в голове за несколько секунд.

Чтобы было понятно: в Анадыре бананы 500+ руб, в других чукотских посёлках, если доезжают, могут стоить 1000+ руб. Петропавловск-Камчатский хотя и расположен южнее Москвы, но бананы там не растут. Их привозят, либо морским путём, либо на самолёте. Всё точно так же как и на Чукотке. Но на Чукотке, даже летом, в период навигации бананы не бывают дешевле 300+ рублей. Про мандарины за 80 рупь я вообще молчу. Чтоб так не жить? К слову камчатские зарплаты почти такие же как чукотские.

Чукотка давно славится шок-ценами (в плохом значении) на фрукты. Можно прослыть большим оригиналом если хоть раз не сфотал цены на "чукотские фрукты". Разумеется, не бананом эквадорским жив русский человек, но фрукты хочется есть каждый день, а не по праздникам.

Крепко завис над дилеммой: где живут фокусники на Камчатке или на Чукотке?




И "немножко" молочки.

Армянские хроники: Ереван




Есть на Чукотке скверный период. И это, как может показаться многим, вовсе не зима, а зимнее межсезонье: конец октября-середина декабря. Ни туда, ни сюда. В такие периоды хочется тепла. Но не жаркого, умеренного....

В прошлом году открыл для себя Армению. На самом деле хотел открыть Грузию, о которой так много говорили, но "по-старомосковской традиции: всех посмотреть", прицепом решил захватить и Армению. Увидел и влюбился. Не в Грузию, в ней разочаровался, влюбился в Армению. Армения восхитила, оглушила, изумила. Сразу трансформировать чувства в текст не получилось, а потом стало не актуально.

На территории Армении находилось самое древнее государство на территории бывшего СССР - Урарту, а недавно археологи нашли артефакты, доказывающие, что армяне непрерывно живут на территории современной Армении уже более 5 тысяч лет. К чему я об этом? Рассказывать об истории, храмах и прочих армянских достопримечательностях у меня нет ни возможности, ни желания. Армения всё равно, что кремниевая пластина - маленькая, а информации целый вагон. Одному этот вагон не разгрузить, тут целые Академии над этим работают, поэтому просто хроники. Фотохроники с небольшими комментариями.


Collapse )

Владивосток наших дней



Большое красное солнце Владивостока коснулось китайской границы. Сегодня во Владивостоке тихо. Молчат портальные краны, молчат хаотично нашпигованные машинами улицы, молчат двунадесять язычные кафешки и рестораны. Даже ветер молчит. Хотя накануне всё кричало, гудело и скрежетало.

Первыми Владивосток покинули узбеки. Они давно чувствовали неизбежное, а когда оно наступило по-восточной хитросделанной традиции сообщили, что курс сума к рублю стал крайне не выгодным, поэтому нужно уезжать. На вопрос: "Почему уезжаете все разом?", - узбеки мотали головами, возводили руки к небу и говорили: "Иншала". Следом за узбеками начали уезжать владивостокцы. Не все, сначала те, кому было что терять. Никто не помнит, как не стало китайцев. Просто не стало и всё. А вот корейцы, продержались почти до конца, пока не закрылась последняя корейская кафешка. Даже приезд в город очередного корейского айдола ситуацию не спас. Корейцы покинули Владивосток.

Последними город покидали жители Змеинки. Владивостокские СМИ, которые покинули город одними из первых и вещавшие издалека,  заявляли, что на Змеинке живут истинные патриоты Владивостока, которые никогда не покинут родной город. Быть может змеинковцы первыми покинули бы Владивосток, если не находчивость городской администрации, которая пытаясь предотвратить панику в городе и чрезмерную нагрузку на автодороги, перекрыла автобусами единственную дорогу на район. Утром последние жители Змеинки покинули Владивосток на шхунах, которые заботливо прислало правительство страны Победившего Чучхе.

Большое красное солнце Владивостока скрылось за китайской границей. В город ворвалась Великая Северная Орда. Хабаровск захватил Владивосток.

Я сидел на сопке и смотрел в приоткрытую дверь. Неожиданно, сзади раздался голос:
- Молодой человек, не держите долго открытой дверь в Нарнию, сквозняком продует.

Я обернулся, передо мной стоял пожилой человек в белой майке и синих шортах. На голове красная кепка с надписью "Make America Great Again".

Всеволод Иннокентьевич, так представился старичок, трижды перекрестился двумя перстами, включил колонку из которой доносились уверенные рифмы "Корейских LЁDчиков" и побежал вниз по сопке. Взглянув на часы я понял, что провёл на сопке полтора часа и уже нужно уходить. Тропинка через лес вывела меня к  славянскому капищу. На капище полукругом, с факелами в руках, стояло человек 15 верующих. Славяне не добро косились в мою сторону и о чём-то негромко разговаривали. Ускорив шаг, чтобы как можно быстрее пройти перунистов и не выхватить (кто ж их знает), я спустился в город.

Яндекс-такси сообщило что домой я поеду на белом "Приусе". Но езда не задалась почти сразу - попали в пробку. Пока стояли в пробке водитель Дилшот объяснил, что в переводе на русский его имя имеет два значения: счастливый и радостный. Дилшот хочет быть счастливым, но по жизни получается быть радостным. В подтверждение его слов, через два перекрестка наш "Приус" попал в ДТП. Дожидаться другого такси не стал, пошёл пешком. Желтая стена в переходе обнадёжила и вселила надежду: "Левое движение не умрёт, только потому что шлюхи никогда не вымрут".

По неосвещённой набережной шли гоблины, тролли и кто-то ещё, видимо эльфийка. Сказочная компания подсвечивала себя и дорогу смартфонами, дикого орала и всячески обращала на себя внимание. Косплееры, добились желаемого. Две старушки с трекинговыми палками, проходя мимо крикнули молодёжи: "Упыри проклятые" и активнее застучали палками по тротуару.

Я стоял и слушал накант. Смотреть на море ночью всё равно бесполезно. Раздался телефонный звонок. Звонил знакомый товарищ:

- Жека, прикинь, я сегодня проснулся на кладбище.
- Бывает, - ответил я и пошёл в юрту - в монгольский ресторан есть суши.

Уже засыпая я вспомнил, что кто-то говорил, что во Владивостоке есть какие-то мосты, кампус ДВФУ, океанариум, Мариинка и что-то ещё. Обязательно надо посмотреть. А то ещё скажут, что не был во Владивостоке. 

Вова и Ждун



Это было на берегу Берингова моря.

Вова ждал. Ждал у моря погоды. Что ещё можно ждать у моря? Но море  Вову не ждало, море вообще никого и ничего не ждёт. Море пребывает. Морю дела нет до Вовы и других, что ждали с ним, когда можно будет выйти на морскую охоту и отправиться на самый край Земли. Ждать это искусство, ждать в цейтноте -  испытание, похожее на пытку.

Бесконечная Вселенная, в момент ожидания, сжимается до коротких векторных линий по которым ежедневно обречённо курсируют ожидающие. С каждым днём линии становятся короче, а мир превращается в автобусную остановку без расписания. Есть только надежда, что автобус приедет. Но автобуса всё нет и нет...

Далеко-далеко от моря, возле которого ждал Вова, много веков назад люди изобрели напиток для ожидания. Те люди, как море, тоже никогда и никого не ждали: растили виноградную лозу, смотрели на Большую гору и пребывали. Моря, те люди никогда не видели и не знали, что их напиток - спасительный бальзам для всех ждущих и ожидающих.

Когда ждать уже стало невмоготу, Вова принял бальзам, горький, как само ожидание. Упав на раскалённые нервы бальзам поднял облако пара эмоций. Через мгновение облако осело и Вова увидел Ждуна.

- Ждёшь? - спросил Ждун.
- Жду, - ответил Вова.
- Давай ждать вместе.

Обнявшись, они уселись на лавку и стали смотреть на море.  Большое Берингово море. Вдвоём ждать всегда легче.
 

Я вам хлеба привёз (часть 7)

Утром Костя не смог открыть дверь.

- Что за чёрт?- сказал Пехотин и толкнул дверь сильнее. Дверь немного поддалась и образовалась небольшая щель. Костя толкнул ещё раз, но шире дверь открыть не смог. Он начал думать и вспомнил, что вчера, когда он занёс труп в сени, он его не положил, а прислонил к стенке вертикально. Видимо ночью труп упал и подпёр дверь. «Что же делать? – думал Костя, - можно выбить окно, но окно наглухо забито досками. Да и не правильно это,  разобью стекло, выбью доски, потом весь дом занесёт снегом».  Он посидел, подумал и вспомнил, как чукчи ему рассказывали, что у всё вокруг населено духами. Они либо помогают, либо мешают человеку. Чтобы их задобрить нужно просить и «кормить». В данном случае духа деда. Ещё Пехотин вспомнил, как вчера «пошутил» что не предложил деду чай. «Видимо обиделся дед», - подумал Костя, отрезал кусочек хлеба и колбасы и кинул их в щель, в сени:

- Ты уж извини меня дед, что вчера не покормил. Не со зла, с незнания. Выпусти меня.

Костя  немного подождал и попытался снова открыть дверь. Но дверь, по-прежнему открывалась только на несколько сантиметров.

- Так дед, хорош уже выделываться, - сказал рассерженный Пехотин, - я извинился, покормил, а ты вредничаешь, а ну давай выпускай.

Пехотин навалился плечом на дверь. Что-то хрустнуло и дверь открылась на распашку. Труп стоял на том же месте, куда Костя поставил его вчера. Подпоркой двери была лопата, которая стояла рядом с трупом. Костя заржал.

- Хитрый ты дед.

На улице по-прежнему мело. «Возвращаться в Нунулигран - потерять сутки, - рассуждал Костя, - проще уже ехать дальше, в Сиреники, там оставить труп». Пурговать, пусть даже и в доме Костя тоже не хотел. Время дорого.
Дед снова «улёгся» на бампер и они поехал в Сиреники. Зимник худо-бедно просматривался. Несколько раз Костя врюхивался в снег, откапывался. Но в целом, ехал не плохо. После обеда ветер стал стихать, а возле Сиреников и вовсе стих. На въезде в село, Костю встретили пограничники. Они собирались куда-то уезжать на вездеходе.

- Хлеб нам везёшь? - пошутил пограничник.
- Труп вам везу, – серьёзным  тоном ответил Пехотин.

Пограничник изменился в лице и Костя  вкратце  объяснил ситуацию. Труп отвезли в ледник. Вечер получился не таким фееричным, как в Эгвекиноте или Энмелене. Вместо дружеского застолья, Костя весь вечер писал участковому объяснительную, о том откуда у него появился труп.

Задерживаться в Сирениках Костя не стал, с утра выехал в Провидения. Сирениковский зимник был неплохо накатан, поэтому всего за 5 часов Костя доехал до райцентра. При въезде в посёлок Пехотина тормознул гаишник. Костя вручил ему пачку документов, в которых было всё кроме прав.

- А где ваши водительские права?
- Командир, не поверишь, в Лаврентия оставил, - соврал Костя.

Дальше Костя рассказал гаишнику краткую историю перегона «Урала» из Анадыря в Провидения.

- А где в посёлке остановишься?
- Пока не знаю, в гостинице наверное.
- Так, герой-перегонщик, удивил ты меня своею безбашенностью. Таких шумахеров нужно держать при себе.  У меня двушка, супруга в отпуске, так что можешь остановиться у меня.

В Провидения,  Костя задержался на неделю, нужно было провести капитальный осмотр машины.  Договориться насчёт гаража, труда не составило, слава о героическом марш-броске Пехотина распространилась среди гаражников, как эпидемия. Из Провидения, Костя, впервые за время выезда из Анадыря,  позвонил своему директору. Реакция директора была неоднозначной:  минуты три в трубке звучал отборный мат, в пять этажей,  потом, интонация сменилась и спокойным голосом директор завершил речь:
- А вообще Пехотин ты молодец, не ожидал. Только если ты сволочь из Провидения один поедешь, я тебя к чёртовой матери уволю,  - директор видимо снова завёлся и что-то ещё хотел сказать, но связь оборвалась. Перезванивать Костя не стал.

 Зимник до  Лаврентия  проходил через 3 села: Новое Чаплино, Янракыннот и Лорино.

- По большому счёту, - сказали ему провиденские вездеходчики, которые не раз ходили этим маршрутом, - тебе нужно из Чаплино доехать до Лорино. Отсюда до Чаплино и с Лорино до Лаврентия - грунтовки. Самая жопа это  Сенявинский пролив. Пролив замерзает не равномерно, много течений. Вот в этом месте, - вездеходчик ткнул пальцем в оконечность острова Аракамчечен, - самое опасное место. Там много техники потопло. Ледовая обстановка в этом году хреновая – пролив толком не замёрз. Вначале зимы ещё было ничего, морозы стояли, техника ходила, но в феврале надуло снега и под снегом воду выдавило. Недели три в сторону Янска, только снегоходы мотаются. Через несколько дней туда поедет вездеход, можешь с ним попробовать пробиться.

Костя всё выслушал, но сделал по-своему. Ждать вездеход он не стал. Он уверовал в свою счастливую звезду, в «Урал» и в самого себя:  «До Провидухи добрался неужели не пробьюсь теперь через пролив?». До Нового Чаплино Костя доехал без проблем, за Чаплино началась заруба. Рыхлый, мягкий снег валился, приходилось постоянно откапываться. Двенадцать километров от Чаплино до пролива он ехал сутки. В какой-то момент он хотел было повернуть назад и дождаться вездехода, но победило упрямство: «Я смогу, я доеду».

И он действительно доехал. Но только до пролива. Спустившись на лёд пролива, в ста метрах от берега он капитально засел. С виду пролив казался вполне проходимым. Но это была только видимость, под снегом была вода. Сутки Костя махал лопатой, но ничего кроме как увеличить количество воды вокруг машины он не смог. Быть может махал бы лопатой и дольше, но воды было по колено, а на ногах у него сапоги, которые моментально промокли как только он попал в воду. Бросив машину он пешком пошёл в Новое Чаплино за трактором. Трактор удалось пригнать к «Уралу» только через день.  Машину выдергивали несколько часов, после чего Костя вернулся в Чаплино.

На следующий день подул южак. Южак принёс пургу, пурга принесла любовь. Любовь из кремня сделала пластилин и лепила из него забавные фигурки.

Утром к Косте пришёл бульдозерист, который помогал вытаскивать «Урал».

- Костя, сегодня из Анадыря прилетает родственница, её нужно забрать из аэропорта. После обеда задует, так что автобус-вахтовка сюда вряд ли поедет. Выручай, давай съездим?

Когда Рыжая залезла в кабину, Костю ударило током. «Всё, пропал, - поставил сам себе диагноз Пехотин». «Урал», перегон, Лаврентия, директор, стали мелкими, ненужными и мешающими факторами в его жизни. Теперь всё его внимание, все мысли и переживания сфокусировались только на Ней. Рыжая приехала в отпуск к родным. Она была студенткой, какого-то материковского ВУЗа. Женщины были второй и последней страстью Пехотина, после машин. И искусством добиваться их, он владел почти так же хорошо, как и искусством управления машинами. Через два дня Рыжая стала его Женщиной.

Я вам хлеба привёз (часть 6)

Подъехав к «каменной реке» Костя ещё раз внимательно осмотрел русло. Проехать реку, чтобы не сесть мостами на камни было нельзя. Теоретически такая возможность была только в одном месте, но как назло в том месте, словно ворота,  торчало  два самых больших валуна. «Думай Костя, думай», - разговаривал сам с собой Пехотин. Но никаких толковых мыслей в голову не приходило.  «Без бульдозера реку не переехать», - подытожил Костя и тут же ему пришла в голову мысль. Он достал трос и пошёл к каменным воротам. Костя задумал выкорчевать один из камней, тогда появляется шанс проехать. Он спустил «Урал» в русло, накинул на камень петлю и попытался дёрнуть камень. Сложность заключалась в том, что у него почти не было места для заднего хода, максимум метр свободного пространства. Первая попытка в пустую, петля слетела.  «На дурака не получилось, нужен лом», - логично рассудил Костя и пропустил через петлю лом.  «Ну, с богом, не подведи, - сказал Костя, включил задний ход и сильно газанул. Машина дернулась и камень чуть-чуть сдвинулся с места.  Ещё с час Костя враскачку дёргал камень, пока не удалось его оттащить на метр от его изначальной точки. В воронку от камня Пехотин положил пустую бочку. Потом долго накидывал камни на проблематичные участки, чтобы максимально выровнять  путь. И только ближе к вечеру, когда солнце уже начало опускаться к горизонту Костя начал форсирование «каменной реки». Усилия его не были напрасными, он всего пару раз стукнулся мостом о камни, но реку преодолел. Подъём был проблематичным, но тут кажется сам «Урал» понял, что нужно выбираться «из этой жопы»  и  проявляя чудеса цепкости выкарабкался из каньона. Проехав ещё километров пять, Костя встал на ночёвку.

Дальше стало легче. Не настолько конечно, чтобы ехать и ни о чём не думать. Тундра была даже хуже, той по которой он ехал первые два дня из Конергино, но после «каменной реки», на преодоление которой Костя потратил больше суток, обычная тундра стала для него лёгким променадом.
Но радость была не долгой. Он подъехал к очередной реке. «Ну что за тундра такая? То пусто, то густо» - сказал Пехотин. В отличие от каменной реки, в которой не было даже льда, в этой реке был и лёд, и что более удивительно – вода.  В центре, видимо там, где шло основное русло, лёд проломился и, не смотря на мороз за 20 градусов, бежала вода. Ехать в верховья, в этот раз Костя не стал, попробовал найти переправу в стороне устья. И вскоре он обнаружил ледяной мост. Ширина моста был метров 10, машина проедет, но выдержит ли мост? Костя прошёлся по мосту, оценил толщину льда. Лёд был толщиной сантиметров 70.

- Рискнем, - сказал Костя и набрав скорость влетел на мост.
Лёд ухнул, но выдержал. До вечера никаких эксцессов больше не произошло. В штатном режиме прошёл и следующий день. Только к вечеру задула низовая пурга, так, что на ночёвку ему пришлось встать на час раньше обычного.
На следующий день, когда расцвело, метрах в пятидесяти от машины Костя увидел балок.
- Лучше бы не заходил сюда, - сказал Пехотин рассматривая содержимое балка. В балке было всё: от еды, до дров. Это был балок энмеленцев.

До Энмелена оставалось совсем немного. Тундра не препятствовал тому, чтобы Костя без приключений и долготерпений оказался сегодня в Энмелене.  Вскоре он вышел на снегоходный след, который через несколько километров вывел его на зимник. Зимник был не приятный. Не приятность заключалась в том, что дорога шла вдоль сопки, с одной стороны которой был обрыв. «Не хотел бы я здесь во время пурги ехать»,  - подумал Костя. Завернув за поворот Костя увидел бульдозер, который тащил за собой на сцепке водовозку. Разъехаться машины не могли, так же как и развернуться. Ещё вопрос, что хуже, ехать по этому зимнику в пургу или в хороший день задним ходом? Не дожидаясь, когда к нему подъедет бульдозер, Костя начал «пятиться» назад. На всякий случай он открыл  дверь. Но всё обошлось, хотя было волнительно. На пятаке, где уже можно было разъехаться, Костя дождался бульдозер с водовозкой.  Когда мужики узнали откуда он едет они почти в приказном тоне сказали:

- Сейчас поедешь к нам в гараж. Он на косе, в конце посёлка. Мы развезём воду и приедем.
Но прежде, чем заехать в гараж, Костя заехал в магазин. Сегодня он хотел выпить, сегодня он заслужил выпить.
- Вы хлеб привезли? – удивлённо спросила  продавщица, заметившая машину Пехотина, когда тот подъезжал к магазину.
- Да, я вам хлеба привёз. Выгружайте.
- А мы не заказывали хлеб, - продавщица недоумённо смотрела на улыбающегося Костю.
- Что мне его обратно везти?
- С ума там все в Провидения, что ли посходили? Уже хлеб возить начали. У нас лук закончился, скоро картошки не будет, а они хлеб возят, - уже не на шутку завелась продавщица.

Костя решил, что шутка затянулась и не стал говорить откуда он приехал, чтобы совсем не свести с ума женщину.
- Я пошутил, не привёз я вам хлеба. Это просто будка. Дайте мне бутылку, нет лучше две, водки.

Повисла пауза. Потом женщина рассмеялась.
- А я и вправду подумала, что хлеб привезли.

Часа через два о Костином героическом автопробеге уже знало всё село.  Вечером он пил с мужиками. Мужики в подробностях рассказали о дороге в Нунлигран. Вечер продолжался не долго, Костю начало клонить ко сну.

На следующий день Костя выехал в Нунлигран. В Нунлигран вёл зимник. Километров через 20 от села он подъехал к снегоходу. Капот снегохода был открыт.

- Сломался, - сказал снегоходчик, - Ты ведь в Нунлигран едешь?
- Да
- У меня тут дело такое, в общем труп надо отвезти.
- Труп? – Косте показалось, что он ослышался
- Да, старик помер, - снегоходчик показал на сани, на которых лежал что-то длинное обернутое в брезент. – Старик родом из Нунлиграна, завтра похороны. Нужно труп отвезти. Я бы с тобой поехал, но мне завтра на работу, а ты всё равно в ту сторону едешь.

Костя стоял обескураженный, трупы возить ему ещё не приходилось. Он и на похоронах ни разу не был, не любил он всю эту тему.
- Куда ж я его положу? У меня в кузове  бочки и запчасти, всё скачет, прыгает. Он хоть и труп, но не по-человечески будет привезти его покоцанного.

Снегоходчик на секунду задумался.
- Давай его на бампер положим и верёвками привяжем? С бампера он точно не слетит и ничего с ним не будет. Выручай.
Очень не хотелось Пехотину браться за перевозку трупа, но выручать нужно. Человек просит, а там, в Нунлигране, родственники ждут.
- А ты как?
- А я то, что? Пойду пешком. Тут не далеко. Снегоход потом заберу.
Труп положили на бампер, накрепко привязали верёвками.
- А кому его в деревне отдать?
- К администрации подъедешь, скажешь что Деда привёз, там его заберут. Я как дойду до Энмелена позвоню им.

Видимо дед был хорошим человеком. Костя ни разу не застрял, нигде не копал, да и погода, была отличной. Но к вечеру небо затянуло, подул лёгкий ветерок, который после захода солнца поднял низовую пургу.

- Дед, ну зачем о ты пургу «включил»? На родину ведь едешь, – разговаривал Костя с трупом, - ну же, давай делай хорошую погоду.

Но Дед домой ехать видимо не хотел. Низовая продолжалась.

Нунлигран Костя проскочил. Точнее проскочил развилку. Ошибку он понял поздно. По всем расчётам, он уже давно должен был приехать. Костя включил навигатор, сверил координаты с картой и офигел. Он находился недалеко от Аччена – большого озера. Возвращаться обратно в пургу никакого резона. В Энмелене мужики рассказывали Косте, что на Аччене есть изба, обозначенная на карте Аччен (нежил). В советское время там была колхозная рыбалка. Зимник проходил как раз мимо избы.

Изба была в хорошем состоянии. Ночевать Костя решил в доме. После ужина, перед самым сном он вспомнил о деде: «Трупу на улице ничего не будет. А если волки? Отгрызут ногу или руку, как потом людям в глаза смотреть?». Очень не хотелось Пехотину  выходит на улицу и отвязывать труп, но обвинений в изуродовании трупа он хотел ещё меньше.  В дом труп заносить нельзя, растает, поэтому единственным вариантом было оставить его в сенях.

- Так лучше. Извини, дед что чаем не угощаю, - сказал Костя, пытаясь отогнать нехорошие мысли о ночёвке в доме с трупом. Пусть и в разных помещениях.

Я вам хлеба привёз (часть 3)

- Дальше мы не поедем, - сказали в Эгвекиноте геологи. Костя опешил:
- Как не поедите?
- Вот так, не поедем. Планы у нашего руководства поменялись. Возвращаемся в Анадырь.

Костя, чуть было не произнёс: «А как же я?», но вовремя осёкся. Вслух, как можно безразличнее сказал лишь: «Ладно».

Оставив машину возле каких-то гаражей, чтобы не колесить по посёлку и не накликать  гаишников, Костя пошёл устраиваться в гостиницу. «Сегодня буду бухать, завтра буду думать» -  эта известная чукотская максима неожиданно возникшей дилеммы, пусть и в другом исполнении, родилась у Кости спонтанно, но органично.
На первом этаже двухэтажной гостиницы было шумно: «А что удобно, кабак и гостиница в одном доме» - улыбнулся Костя проходя мимо громко говорящей группы мужчин в тамбуре. От «бухнуть сегодня в кабаке», Костю, как ни странно, уберёг не здравый смысл, а этикет. Идти в кабак в робе, не позволило мещанское советское воспитание – в рестораны, нужно ходить в парадной одежде. И совершенно не важно, что через час-два активных посиделок, этикетная парадность превращалась в разнузданное пьянство и костюмированную расхристанность.

Прикупив в магазине джентельменский набор, Костя приготовился было начать алкогольный парад-але, как в дверь постучались. «Бывает же! Как в кино!», - ставя стакан на стол сказал Костя. Потом передумал, выпил и пошёл открывать дверь.

- Афоня? – удивился Костя, - как ты меня нашёл?
- Методом дедукции, - сказал Афанасий, - Собирайся, не гоже в одну каску керять. Ты ж не алкаш. Пойдём в гараж, с мужиками нормально посидим.

Через полчаса Костя сидел в гараже. Гаражный стол был сервирован лучше любого чукотского ресторана: маринованные грибочки – «Это красноголовики,  самые лучшие грибы  на Чукотке», - объяснили ему; крабы, больше похожие на гигантских пауков – ему тут же показали как правильно их есть; голец холодного копчения – «Если найдёшь рыбу вкуснее, я пить брошу», - самоуверенно сообщил один из мужиков; шулюм из баранины – «Это тебе не какая-нибудь австралийская говядина, это наш, местный баран». Про прочие оливье, холодцы и колбасы с сырами речь не шла. «Покушать в Эгвекиноте любят и любят красиво» - заметил Костя.

После знакомства с участниками застолья и закусками, главной разговорной темой, конечно же стал перегон:
- И ты, значит пойдешь с вездеходом на Лаврентия? – сказал Кирилыч, судя по возрасту и обращению к нему, главный в этой компании. Костя собрался было ответить, как остальные мужики уважительно закивали головами:
-  Сильно.
- Мощный рейс.
-   Да уж..

Тут Костя неожиданно даже  для себя сказал:

- Нет, вездеход не идёт на Лавры, он возвращается в Анадырь. Один пойду.

Когда Костя начал произносить эту недлинную, но абсолютно еретичную речь,  внутренний голос, альтер эго, ангел-хранитель и все прочие эзотерические, астральные и психологические проекции Костиного-Я, завопили, замахали руками и пытались зажать нерв, отвечающий за разговорную речь. Но ничего не вышло, мужское эго тщеславия увлажнённое «хлебной слезой» раздулось до безобразных размеров.

Повисла пауза.
- Один?

Вторая пауза была  выразительней и продолжительней. Если бы эту, Костину паузу увидели старые мхатовские актёры, они прослезились и аплодировали стоя. Ещё было не поздно придумать, какую-нибудь отговорку, но Костя уже прыгнул с обрыва. Затяжной прыжок-пауза закончился уже знакомой, максимально лаконичной фразой: «Да».
И тут же начался оживлённый спор, удивления, восхищения, отговоры. Почему-то нужные слова у Кости Пехотина приходили не в момент принятия решения, а после, в виде обоснования своего авантюрного решения: ипотека, долги, фарт. Объяснения подкреплялись обаятельной и самоуверенной улыбкой. В словах чувствовалась правда, в голосе – сила.

Минут через пятнадцать, когда страсти поутихли, Кирилыч, произнёс:

- Ну раз такое дело, то не хрен сидеть, надо помочь парню.

Дальше, часть стола освободили от закусок, достали бумагу и начали писать план «авральных работ». В первую очередь нужно было перебрать «Урал».

- Полностью, перебрать, - сказал Кирилыч, - ехать в тундру на машине, которую не знаешь до болта, безответственно и глупо.

Через час «Урал» загнали в гараж. Сменяя друг друга мужики сначала разобрали, а потом заново собрали машину. За двое суток авральных работ, Костя из гаража не выходил, спал здесь же на диванчике и то по два часа. 

Кто был им Костя Пехотин и почему они, забросив личные дела и домашних помогали ему в изначально авантюрной экспедиции, мужики не  задумывались. А даже если бы и задумались, то не смогли ответить. Они просто знали, что надо. «Надо» не имеет логики, смысла и умысла. Оно возникает из ниоткуда и становится догмой. «Надо помочь» – как девиз, как гимн и последнюю песнь, говорят мужики эту фразу своим женщинам, бьющимся в истерике домашней повседневности.  Говорят и уходят, зная, что после, их ждёт долгая и нудная расплата, за их нужность вне дома. «Надо помочь» - тихо, громко, уверено и не очень говорят мужики эту фразу. Когда женщина взломает «надо-код» у неё в руках появится «кольцо быка» и тогда история мужчин закончится.
Но история мужчин пока не закончилась.

- Выгоняй «Урал» на улицу, ему надо промёрзнуть. Завтра поймём, что мы собрали, - сказал Кирилыч, - А сейчас смотри сюда.

Кирилыч достал карту. Карта была распечатана на ксероксе, склеена из листов формата А4 и для долговечности проклеена скотчем.

- По хорошему, тебе нужна двухкилометровка, но тех кусков куда ты поедешь у меня нет. Так что поедешь, почти  по пачке «Беломора», по пятикилометровке. Но это лучше, чем ничего. Вот тебе навигатор, он простенький, маршрут не пишет,  зато можно посмотреть координаты и сверить их с картой.
Дальше Кирилыч, маркером на карте нарисовал примерный маршрут.
- До Конергино есть зимник. Дальше, от Конергино до Энмелена зимников нет. Это самый сложный участок.  Постарайся его пройти аккуратнее.

Последние слова были излишни, Кирилыч и сам это понимал. Но сказать их был обязан.

- Всё, Костян, спать. Завтра поутру поедешь. Смотрел прогноз, следующая неделя обещает быть без пурги.

знаю, что хотели бы всё и сразу, но продолжение следует