Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Categories:

«Чукотский Mainstream» (Марково-Снежное)


13-й день (9 августа).
От Марково  Анадырь изгибаясь огромной петлей уходит далеко на север и чтобы сократить около 80-100 км. мы решили идти через его протоку Прорву в реку Майн, которая, в свою очередь еще через 80 километров снова впадает в Анадырь. Главным нашим опасением было не промахнуться и попасть в протоку:
- Да вы не промахнетесь. В Прорве вода "щёрный" - сказал нам наш знакомый марковчанин Рафик, - берите все время налево.

Плыли мы довольно шустро, благо погода нас радовала безветрием и к 5 вечера добрались до Прорвы. Вода и вправду была "щёрной", в смысле темной. Это цвет реки Майн, правого притока Анадыря. Высота падения реки  Майн выше, чем у Анадыря, поэтому течение в Прорве противоположное течению основной реки. Скорость тут же упала до 4-5 км/ч, так как грести приходилось против течения. По закону жанра мы сунулись не в ту протоку.

Ошибку мы заметили только через час. В итоге потеряли два часа. На ночлег встали в 10-ом  часу вечера пройдя за день 53 км. Решив, что сегодня мы "упахались" и "исключительно  для профилактики" приняли по чуть-чуть коньяка, купленного нами в Марково. По чуть-чуть вышла вся бутылка. Ох и жалели мы потом о том что так рано ее приговорили.
 Координаты стоянки – N 64.39.57;  Е 170. 52.83 Высота 17 метров
14-й День (10 августа)
О том, что день предстоит не простой, нам подсказала палатка, которая яростно трепещала на ветру сдерживая дождь. Весь день так и прошел под звуки дождя и ветра. К встречному течению добавился еще и встречный ветер. Работу веслами чередовали с бечевой. В час иногда продвигались на 1,5-2 км.

Встретили еще одного медведя (второго), который мирно что-то жевал на берегу. Услышав наши крики он, как и предыдущий медведь, сначала встал на задние лапы, чтобы получше нас рассмотреть, а разглядев быстро ретировался в кусты.

К обеду мы прошли меньше 10 км. Дойдя до последнего поворота налево решили срезать. На карте была изображена протока, которая напрямую выходила в Майн, но воды в этой протоке было не более чем по щиколотку. Альтернативой этой протоке была основная протока почти в три раза длиннее. Мы решили идти коротким путем. Вскоре вода в протоке закончилась и мы вручную стали перетаскивать каяки. Через пару километров показался долгожданный Майн. Не надо больше будет идти против течения! Кое где мы даже встречали перекаты.
Майн в районе Иваньковских островов разливается метров на 120. Растительность гораздо слабее, чем на Анадыре, в основном кустарник. Периодически попадаются березовые рощи. А на правом берегу начинается тундра.

За день прошли 28 км. Координаты стоянки: N  64.41.6 Е 171.14.11 Высота 26 метров. 
15-й день (11 августа) И снова дождь! Маленький, крупный, средний, сбоку, в лицо, сверху отовсюду. Ветер иногда стихал, но дул весь день 8-10 м/с. Сегодня мы поставили целью дойти до Вакарево, бывшего поселка и перевал базы. Главной причиной такого решения стал все тот же дождь, «благодаря» которому с утра мы надели последнюю более-менее сухую перемену одежды.
Но вначале был завтрак. Вечером я оставил свою деревянную поварскую ложку в тарелке возле костра, а утром никак не мог ее найти. Через какое-то время я обнаружил пропажу  в нескольких метрах от костра. Ложка была...погрызена. Я терялся в догадках, кто бы мог совершить акт вандализма? Вскоре Тимур показал виновницу - ею стала лиса, вернее годовалый лисенок.

Проказник  подбежал к нашему лагерю выпрашивая, что-нибудь съестное. От галеты он отказался, зато начала пробовать на вкус кончик моего спиннинга  и даже попыталась оттащить его в кусты. Вор подбегал на 2-3 метра, постоянно что-то вынюхивая. Когда оказалось, что мы его не угостим он побежал к реке, забрался по грудь в воду, подергался, словно смывал с себя куски грязи и снова начал наматывать круги возле лагеря. Чуть позже при сборах я не смог найти и веревку. Нашел я ее в 50 метрах от каяка, размотанную!
Первым пунктом остановки стала могила Леонида Францевича Гринивецкого - основателя г.Анадыря (поста Ново-Мариинск), который умер здесь в 1891 году при переходе из Марково в Анадырь.

Его последний путь описан в книге Михаила Дьячкова "Анадырский край". Дьячков чуванец-самоучка, основатель первой школы на Чукотке в селе Марково, был секретарем при Гриневецком. Могила обозначена даже на топографических картах. В 1894 году на могиле установили памятник - плиту с крестом. Но в 90-х годах медведь сломал крест и с тех пор энтузиасты-краеведы пытаются восстановить первоначальный памятник. Разрабатываются даже планы по строительству площадки и лестницы, которая вела бы к могиле от реки.   

"Стандартный обед"

До Вакарево еще 30 км. Пейзажи стали монотонными. Река в этом месте делает несколько петель, каждая из которых от 3 до 5 км. Ближе к вечеру погода стала проясняться.

"Майн-щучья река"

Заметили небольшого лося. Он лежал в воде. Но метров за 300 вскочил и кинулся в кусты. К 7 вечера решили сделать очередную остановку. На берегу был приметный бугор, на который решили взобраться в надежде увидеть балок или дом. В этот день впервые за все время сплава я разобрал ружье. Оно все время лежало у меня в ногах в каяке. Утром я решил, что с такой периодичностью встреч с животным миром Чукотки и непрекращающимся дождем, оно у меня быстрее заржавеет. Ружье разобрал, засунул в чехол, а чехол спрятал в гермомешок. Далее все произошло по закону жанра.  Взойдя на бугор мы начали осмотр окрестностей и тут Тимур указывая пальцем сказал "Медведь". Медведь был метрах в 70. Инстинктивно мы бросились к каякам, в надежде, что медведь подумает, почухается, а к тому времени я успею достать ружье. Тимур начал дудеть во все вузузелы, а я доставать и собирать ружье. Но медведь тоже не промах, также лихо как и мы к каякам, он бросился аки мустанг по берегу реки к нам. Медведь очень даже не маленький, черный или очень темно бурый. Звуки вувузел ни малейшего эффекта не произвели. У меня же при вытряхивании из чехла ствол упал в песок, что естественно привело к засорению шлицов.
Вопрос «что делать?»  здесь был более как уместен. Тем более что Тимур смотрел опасности в глаза, пока я был занят сборкой. Только после того как Тимур поднял весло медведь остановился, и метров за 20 от нас  срулил в тундру. Быстро завязав разобранные гермомешки мы переплыли на другую сторону, где я и закончил, после промывки в воде сборку ружья. Плывем дальше. Вечереет, а никакого жилья, или намека на него нет. Уже было начали задумываться о ночлеге на берегу, как вот она - перевал база Вакарево!
На часах 10 вечера. За день прошли около 50 км. Словно в награду за отличный трудовой день на полке в доме нашли граммов 100 водки, которую специально оставляют для таких как мы, вернее когда такие как мы.
16-й день (12 августа. Дневка в Вакарево)

Вакарево находиться на левом берегу Майна. Поселение здесь существовало еще в 19 веке. В советское время здесь построили перевалбазу, которая представляла из себя Большой дом, со множеством подсобных помещений и несколько сараев. Метрах в 100 от Дома стоит большой метра 2,5 крест.  Чуть поодаль валяется морской мотобот. К дому сделана пристройка - баня. После вчерашней эпопеи с медведем и длительных дождей, решил капитально почистить и смазать ружье. Открутил болты, залил масла, почистил ствол, собрал. Что такое? Курки не взводятся. Снова разобрал, посмотрел, собрал и так раз 20. Всё. Амба! Настроение испорчено. Дело в том, как я узнал потом, все эти болты и шлицы, собираются и разбираются только в мастерских специальным инструментом. Какого черта я туда полез?
 Погода тем временем распогодилось, стало жарко. С утра у нас протапливалась баня, и мы, наконец-то, впервые с начала сплава смогли нормально помыться. После бани бегали купаться в  Майн. Вода вполне даже теплая градусов 14-15.После бани знатный ужин: запеченная в фольге щука (поймал накануне во время сплава). Вечером, небесная канцелярия преподнесла нам  феерическое зрелище - 2 радуги в полнеба.

Но полностью насладиться всеми прекрасами  мне не давало сломанное ружье. Вечером я снова уселся за его починку. И о чудо! Минут через 15 я понял в чем дело. Пружины взвода курков, нужно было вставлять определенным образом. Однако процесс разборки не прошел без урона. После правильной сборки ружье у  меня оказалось однозарядным. Сломался правый боек.
17-й день (13 августа) Утром снова дует ветер, хорошо еще хоть без дождя. В 3 километрах ниже по течению обнаружили балок, который стоял на высоком косогоре.

Чалим к берегу, идем к балку. На берегу сидит гусь и щиплет траву. Удивительно, обычно дичь взлетала, когда до нее было метров 300. Ружье хоть и одноствольное, но стреляет по прежнему отлично. Первый трофей.
К балку ведет заросшая тропа. В кустах находим землянку, сложенную из бруса.

Землянка очень старая, бревна покрылись мхом. В центре стоит половина бочки для очага. Но ни нар, ни дверей у землянки нет. Очень необычно. На верху холма разбитый балок. Повсюду бочки, а чуть поодаль сооружение из бочек похожее на воздухозаборник. Так ничего не поняв спускаемся  и плывем дальше. Метров через 100 находиться отгадка. В холме прорублена штольня. Три двери мы открыли а четвертая залита льдом и надпись "посторонним вход воспрещен".

Что здесь было остается только догадываться у Тимура военная версия происхождения штольни, у меня горно-геологическая.  Позже выяснилось, что это ледник для рыбы. Часам к 4 ветер стих.

За очередным поворотом показался балок. Держим на него курс. Мимо нас проходят не останавливаясь два больших речных катера идущие из Ваег. То пусто то густо. Издали слышен шум генератора. На балке одиноко болтается воздушный шарик. Возле балка бегают трое детей. По традиции надеемся попить в балке чай, расспросить в каком месте на Усть-Майне стоит балок. Но зайдя во внутрь становится ясно, что ничего мы здесь не узнаем. В балке нас "встречают" пьяные в хлам мужик и женщина. Пытаемся как то завести разговор, но мужик начинает хамить. Мы уходим ни чая не хлебавши. Дети рассказали, что до следующего балка километров 25, это как раз Усть-Майн.  

"Летом чукчи переезжат в яранги. Поближе к воде-подальше от гнуса"

Но уже вечереет. Встаем к берегу и ужиная гусем запеченным с грибами в фольге, любуемся на потрясающий красно-малиновый закат. Решаем сделать завтра дневку и сходить на сопку, что в 12 километрах от нашей стоянки. На сопке располагалась тропосферная станция "Рассвет". 

"На горизонте щиты-локаторы тропосферной станции "Рассвет"

Координаты стоянки: N 65.02.92;  Е 172.08.34

18-й день (14 августа)
Все это красно-малиновое благолепие, как оказалось, предвещало сильный ветер. Который чуть позже пригнал еще и дождь. По такой погоде идти на сопку не было никакого желания. Идти на каяках, по встречному ветру, желания тоже было мало, поэтому мы пошли бечевой.

Через 2 часа, пройдя 8 километров, мы вошли в протоку, отделяющую остров от берега и сели за весла. Еще через час мы увидели дом. Это и был Усть-Майн.

Вылезая из каяка со мной случился конфуз. Метров за 400 до остановки я почувствовал, что ногу немного сводит. Бывало и больше сводило, не придал я этому значения. А зря. Затекла как раз нога с которой я вылезаю из каяка. Только я хотел на нее опереться, как она непонятным образом прогнулась и я упал в воду. Повезло что дело было фактически на берегу и замочился я совсем немного. Однако нужно было выйти на берег. Вторая попытка встать на эту же ногу вновь заканчивается фиаско. И смех и грех. Еле вылез на карачках.
Время 12 часов дня. Прошли 13 км. На сегодня всё!  После небольшого обеда иду на охоту, которая заканчивается вполне удачно для нас и не «очень» для дичи. На ужин шурпа с лапшой и гречка с тушенным мясом. Под конец сплава наши ужины начинают приобретать бОльшую разнообразность.
Пока мы обустраивали и чистили дом, к нам  пожаловал необычный гость.

Мы его назвали Бараклюшем. Бараклюш - евражка. Ходил по  дому как по родному, хотя это и есть его родной дом, только расположен он чуть ниже.

Бараклюш почти ручной. Брал из рук сухари, залезал на колени, правда потом почему то решил укусить меня за палец. Как настоящий беренгийский суслик, Бараклюш очень запасливый,  получив от нас огромный сухарь он тут же тащил его к себе в подполье.

Координаты Усть-Майна: N 65.06.99; Е 172.14.74. Высота 13 метров.

19-й день (15 августа. Дневка на Усть-Майне)
Раньше на Усть-Майне была совхозная рыбалка и перевал база. Осталось несколько емкостей для горючего и даже металлическая пристань. Правда, теперь до воды от пристани метров 100.Место очень живописное (в хорошую погоду). Майн, впадая в Анадырь, окрашивает его синюю воду в черный (мутный) цвет. На левом, противоположном от нас берегу, возвышаются Снежные увалы. Вокруг растут тополи, ивы и кедровый стланик.
Дневка в доме - это прекрасно! День проходит размерено. После завтрака, занимаюсь народными промыслами.

Пишу на бересте послание будущим обитателям дома и поздравление радио "Пурга" с 10-летием выхода в эфир. Получается очень аутентично. Бараклюш сегодня в ударе. Мы устраиваем для него фотосессию.

Парень вообще ничего не боится шныряет всюду. Когда мы вышли за водой спер один из двух оставшихся пластинок сыра.
На улице, по-прежнему,  дует свежий ветер. Периодически накрапывает дождь. Охоты сегодня нет, зато набрал пакет грибов. Вместе с ряпушкой, которую мы поймали на рыболовный экран и картофельным пюре они составляют наше вечернее меню.
Вечером организуем баню с купанием в реке. Выбегая из балка замечаем, что по-над берегом идет моторка. Мужики глядя на нас ржут, но не останавливаясь идут вверх по реке.
20-й день (16 августа. Дневка на Усть-Майне). Снова ветер с дождем. Решаем остаться на дневку.

Продукты уже почти закончились, поэтому единственным "развлечением" дня становится добывание пищи. Накануне, на противоположном берегу,  в бинокль  разглядел, еще один дом, километрах в 3 от нашего. Перебравшись на каяке пошел вдоль Снежных увалов. По дороге пытался добыть уток, но не удачно. Зато грибов, хоть косой коси. Как впрочем, и голубики. Всю дорогу меня "радовал" дождь с ветром, так что к дому я подошел весь мокрый. В доме очень чисто, как будто недавно кто-то уехал. Как оказалось потом, так и было. Это была ваежская перевал база.

В начале лета там еще жил сторож, но потом его сократили за ненадобностью перевалбазы. Возле дома стоит ветряк, несколько хоз.построек. От дома ведет тропинка, к Майну. На берегу штук 20 топливных цистерн.

Не заметили мы их из-за того что шли за островом по другому берегу. Однако цели этой мини вылазки я не достиг. В доме было пусто. Из съестного только заплесневелая открытая банка тушенки. На обратном пути набрал рюкзак грибов. Пока я ходил Тимур занимался хлебопекарством.  Напек целую гору пресных лепешек, которые вместе со спагетти и грибами, вечером, были очень кстати.
21-й день (17 августа). Через 3 дня вынужденного простоя снова двинулись в путь. «А руки помнят…» - приятно было снова сесть в каяк и взяться за весло.

Радовало, что не было дождя, но ветер был очень свежий. Порывы доходили метров до 15 в секунду. Шли исключительно по-над берегом, где меньше волна. Движение шло со скоростью 3-3,5 км/ч. Очень красивое зрелище наблюдали при впадении в Анадырь его правого притока реки Кончан: смешение вод – мутных, коричневых анадырских и синих кончанских. Смешение настолько резкое, без переходов, как будто кто-то разлил гуашь разных цветов.

Через 15 километров сплава вышли на сильный встречный ветер. Пошли бечевой. Через некоторое время встретили моторную лодку. Еще утром, приняли решение идти до Снежного за один переход, поэтому договорились с парнями на лодке, чтобы они подобрали нас на обратном пути. Ветер чуть подстих и мы снова сели за весла. К 8 вечера, после 12 часового перехода дошли до Найденовских островов, пройдя при этом около 45 км. До Снежного оставалось еще более 20 км. К нам подошла моторная лодка и мы договорились, что будем ее ждать, пока она разгрузиться в Снежном и придет за нами обратно. Разложили костер и устроили последний «праздничный» ужин, съев последние скромные съестные припасы. 

Вскоре услышали звук мотора и к 10 вечера после довольно приличной тряски в  лодке были в селе Снежном.

Степан, так звали водителя лодки, предложил нам разместиться в квартире его знакомого, который был в отъезде.  Это было очень, кстати, потому что ночевать в палатке не было уже никакого желания.
День 22-й (18 августа). Причиной нашего обязательного присутствия в Снежном, стал рейсовый вертолет, который должен был прилететь именно 18 августа. В 9 утра я пришел к главе села договариваться о сегодняшнем нашем вылете.

Авиакасс в селах нет. Приобретение и бронирование билетов на вертолеты производятся у главы. Глава уже знал о нашем прибытии. Еще накануне, ему  доложили о двух чудиках голыми бегающих по тундре (имея в виду наши с Тимуром водные процедуры на Майне).
- Мы бы хотели сегодня улететь в Анадырь, – обратился я к главе с просьбой, после рассказа о нашем сплаве
- Вы знаете а вам очень повезло! Прям очень! У меня как раз есть два места. С вас…- сказал глава жестом  показывая знак который обычно трактуется как «пузырь».
- Не вопрос, как только магазин откроется
- Да нет я пошутил. Не надо «пузыря», купите чай, сахар, печенье…
Новость отличная. Дело в том, что вертолет прилетает раз в неделю и обслуживает сразу два села. Квота мест Снежного 6 человек. Не надо и говорить, что мест  просто хронически не хватает.

Само село Снежное произвело на меня удручающее впечатление. Волна абрамовической модернизации жилфонда и учреждений соцкультбыта прокатившаяся в нулевых годах не коснулась этого села.

Рассказывают, что придя к власти, Абрамович, облетая села, прилетел в Снежное в пятницу во второй половине дня. Естественно, почти  все население села было «тепленькими». И начальнику Чукотки, который пытался объяснить суть происходящих перемен и выдвинул идею переселения снежнинцев  в соседнее, более крупное село Усть-Белая (18 км. от Снежного), сельчане не стесняясь в выражениях объяснили все что они думают о власти. После этого Абрамович заявил, что ни копейки не вложит в инфраструктуру села. Так и произошло.

Сегодня снежнинцы живут воспоминаниями о героическом прошлом села, в котором был создан первый на Чукотке совхоз в 1928 году. Собственно эта дата и считается годом основания села. Совхоз был передовым, со всего Союза сюда приезжали опытные кадры: учителя, медики, агротехники. Таким же было и снабжение. Но после известных исторических событий в стране все развалилось за пару лет. В настоящем, в Снежном повальное пьянство. Есть конечно несколько непьющих людей, на которых наверное и держится всё двух сотенное  население села. Но несколько людей это скорее исключение. А кто бы не запил? Зарплата в ЖКХ, главном предприятии села 10-15 тыс. и это очень прилично еще, потому что в единственной оленеводческой бригаде зарплата пастуха 6-8 тыс. В магазине фактически ничего нет, а у коммерсантов все в 3 раза дороже чем в Анадыре. Отсутствует в Снежном и школа. Детей возят в Усть-Белую, в интернат. Отсутствие заботы о детях, также пагубным образом сказывается на трезвости в селе. Нет детей, нет проблем. Что делать? Пить!
Вертолет должен по расписанию прибыть к 14 часам. В 16 часов дали отбой по вылету. К этому времени мы обошли село уже раза 4. Поэтому я решил сходить за грибами на соседнюю сопку. Через 3 часа я вернулся домой  с полным пакетом маслят. Вечером занимался чисткой, варкой и заморозкой грибов (не с пустыми же руками возвращаться домой).

"Фобии Тимура"

День 23-й (19 августа). Снова ждем. По идее, отложенный вчера вертолет, должен сначала совершить рейс в Снежное. Однако, у «Чукотавиа» своя логика. С утра он делает рейс в соседнее село. Начинаем волноваться, улетим ли сегодня?  К 17 часам вертолет все-таки прилетает, и мы покидаем Снежное.

Через 2 часа мы благополучно добираемся в аэропорт города Анадырь. Но в город мы попали только в 10-ом часу вечера (переправа через лиман немного затянулась). Экспедиция «Чукотский Mainstream завершилась.


фото автора и Тимура Ахметова
Tags: поселения Чукотки, река Анадырь, экспедиция "Чукотский mainstream"
Subscribe
promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments