Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Category:

Иншалла, Чукотка

Сибир лежал на снегу и смотрел на небо. Небо было живое, оно играло сполохами северного сияния. Рот растянулся в улыбке, глаза заблестели: «Глаза тоже могут сделать человека счастливым, - подумал Сибир». В сине-зелёном небе Чукотки Сибир увидел мигающую красную точку, которая поднималась от земли ввысь. Это был самолёт. «Иншала, - сказал Сибир».

Сибир родился в небольшой бангладешской деревне. Необычное для бангладешцев имя ему дал отец – учитель географии. Когда Сибир подрос, отец рассказал почему он его так назвал: «Далеко на севере, есть огромная холодная страна Сибирь. Она больше всей Индии. Из этой страны в давние времена пришли в Индию наши предки.» На карте мира, которая висела в доме, Сибир нашел большую страну со странны названием СССР. Большую часть СССР занимала надпись «Сибирь». По сравнению с Сибирью, Индия казалась небольшой провинцией, а его родной Бангладеш и вовсе точкой на карте. Став постарше Сибир прочитал всё что можно об СССР и Сибири. Правда, к тому времени СССР уже перестал существовать. Но Сибирь никуда не делась. О далёкой северной стране Сибир узнал немного. Больше всего его поразило, что большую часть года в Сибири лежит снег, зимой там не восходит солнце, а иногда, на небе случается такое явление как северное сияние.

- Отец, а на что похоже северное сияние? – спросил Сибир.
Отец задумался. Он и сам ни разу не видел северного сияния, даже на фотографиях, поэтому сказал:
- На очень красивый лунный свет. Только сияет всё небо.


Сделать какую-либо карьеру в Бангладеш не просто сложно, а почти не возможно. Собственно и понятия такого, как «карьера» в Бангладеш не было. Дети повторяли жизненный путь родителей. Почти всегда это был путь крестьянина. Но в 1990-х годах в Бангладеш произошли изменения. В городах требовались рабочие руки и крестьяне поехали в город. Но ещё большие изменения произошли в сфере образования. В городах открывались новые колледжи, в которые начали брать детей из деревни. Не всех, только отличников. В колледже отличникам устраивали экзамены и лучшие из лучших зачислялись на бесплатное обучение.

Сибир был лучшим учеником в своей школе, поэтому после её окончания, отец повез его в столицу, в Дакку. В Дакке Сибир был впервые. Он много раз по телевизору видел столицу, но представить такое количество людей, звуков и строений он не мог. В Министерстве образования им дали список колледжей, в которых открыт конкурсный прием. В списке было около 20 названий учебных заведений. Особых предпочтений у Сибира не было, поэтому выбором колледжа занимался отец.
- Командно-штабной колледж обороны, – прочитал вслух отец название, - вот туда ты и пойдёшь учиться.

Военных в Бангладеш было не много, но их социальное положение в обществе было одним из самых высоких. Не удивительно, что конкурс в колледж обороны был самым высоким.  Сибир показал один из лучших результатов на вступительных экзаменах и был зачислен на обучение в один из престижнейших высших учебных заведений страны.

Мир первых двух десятилетий XXI века стремительно менялся. Но эти изменения были не сравнимы с изменениями внутри Бангладеш. Ещё в конце 1990-х годов в Бангладеш был голод, а к концу 2010-х большая часть населения страны уже была знакома с интернетом и смартфонами, хотя по-прежнему оставалась беднейшей страной Азии.

В военно-политическом отношении в Бангладеш было всё не просто. Учесть всех стран Южной Азии - быть между двух исполинов: Китаем и Индией. Отношения между этими странами испортились ещё в 1950-х годах из-за вопроса о статусе Тибета и почти 70 лет между ними шла холодная война. В отношении Индии Китай выбрал тактику блокады – окружить противника государствами-союзниками. К началу XXI  века Китаю это фактически удалось: Пакистан, Мьянма, Непал, Шри-Ланка и  Бангладеш были партнёрами и союзниками Китая.

Не смотря на то, что 80% населения Бангладеш были мусульмане, в стране была сильная проиндийская партия, которая настаивала на более тесных и даже союзнических отношениях с Индией. Сторонники сближения, подчёркивали, что именно Индия в 1971 году помогла Бангладеш добиться независимости от Пакистана, и что усиление Китая в регионе, в конечном счёте, негативно скажется на самой Бангладеш.

 Большая военно-политическая южноазиатская шахматная партия, разыгрываемая индийским Слоном и китайским Драконом, кроме активных приграничных военных столкновений имела и множество фланговых дипломатических многоходовок. После многолетних переговоров правительство Бангладеш согласилось приобрести у Канады истребители. Это была неочевидная, но всё же маленькая победа проиндийской военной партии – минимизация китайского влияния на вооруженные силы Бангладеш. Кроме приобретения истребителей, в Канаду направлялись лётчики на переподготовку. В состав бангладешской делегации и попал молодой лейтенант Сибир Кашем.

Путешествие из Бангладеш в Канаду, в обычное время занимало не больше двух суток. Но в 2020-м простые вещи стали сложными. Из-за пандемии коронавируса большинство государств закрыли  границы, поэтому было принято решение лететь из Бангладеш в Канаду на своём самолёте, через Китай, Россию и США. ВВС Бангладеш для ответственной миссии выделили свой лучший военно-транспортный самолёт С-130 «Геркулес». «Лучший самолёт» был ровесником Вьетнамской войны и уже давно отпраздновал свой полувековой юбилей.

Сибир ни разу не был за границей. Предстоящее путешествие его взволновало. Но не столько, тем что он увидит другие страны, столько тем что он побывает в Сибири. Пусть даже не в центре этой огромной страны, а на её окраине. «Сибир поедет в Сибир» - сообщил накануне поездки молодой офицер дома своей жене.

После небольшой торжественной церемонии на аэродроме, 2 ноября делегация бангладешских военных вылетела в Китай. По плану, путешествие из Бангладеш в Канаду должно было занять шесть суток. Аэропорт Хуншаня, первого перевалочного пункта маршрута, мало удивил Сибира. Аэропорт и его окрестности были более ухоженными, чем в Дакке, но принципиально ничем не выделялись. Единственное отличие – китайский аэропорт был менее многолюден.  Делегация разместилась в гостинице рядом с аэропортом. Никаких экскурсионных программ в этой поездке  предусмотрено не было, поэтому составить впечатление о самом Китае Сибиру не удалось.

Зато Владивосток, следующий пункт их маршрута, поразил и впечатлил не только Сибира, но и всех его товарищей. Никто из бангладешской делегации ни разу не был в России и вообще, так далеко на севере. Первое впечатление – холод, термометр показывал +3 . Всем военнослужащим была выдана специальная зимняя униформа, которую пошили на родине по спецзаказу, в самой Бангладеш таких низких температур не бывает. «Здесь почти не людей» - это второе открытие, которое сделал Сибир, когда военные зашли в аэропорт. Это открытие, пожалуй, было даже более ошеломительным, чем холод. Следующие 10 часов, которые они провели в привокзальной гостинице были временем открытий и откровений: голые деревья, прозрачный воздух, другая еда. Удивляло всё. Спалось Сибиру плохо. Слишком много новых впечатлений за один день. Проспав несколько часов, Сибир проснулся в пять утра и вышел на ресепшн. Заспанный администратор гостиницы вяло улыбнулся и поздоровался с Сибиром.

- Владивосток это Сибирь? – спросил Сибир администратора по-английски.
Вопрос был явно не типичным.  Заспанное лицо администратора мгновенно преобразилось сначала виде гримасы удивления, потом рот растянулся в улыбке.
- Нет, это не Сибирь. Это Дальний Восток. Сибирь дальше.

Что такое Дальний Восток Сибир не понял. Как дальше развить тему разговора Сибир не знал. Время до завтрака он провел в холе, рассматривая карту России, потому что следующие два дня предстояло лететь над этой страной. Одно дело, когда ты смотришь карту, другое дело, когда физически преодолеваешь расстояние. Масштабы этой страны поражали. Ещё более поразительным было осознание, что население России, этой страны-континента меньше, чем в его крохотной Бангладеш.
Четвертого ноября в 8:05  С-130 бангладешских ВВС вылетел  из Владивостока в Магадан. «Магадан это уже точно Сибирь, - размышлял Сибир, - сегодня я увижу географическую страну, в честь которой меня назвали». Но увидеть Сибирь сегодня, Сибиру было не суждено. Через час полёта, С-130 пошёл на посадку и приземлился в аэропорту Хабаровска – неполадки в системе управления.

«Холодно, очень холодно»- это единственная мысль, которая крутилась в голове Сибира пока они находились на улице. Впервые в жизни Сибир оказался в минусовой температуре. Минус семь на термометре и пронизывающий ветер через несколько минут заставили всю бангладешскую делегацию дрожать и припрыгивать в ожидании аэропортовского автобуса. Из уроков географии Сибир знал, что люди живут в областях, где есть и более низкие температуры. Но одно дело читать об этом в книжке, другое дело ощущать самому. «Все грешники попадут в Джаханнам, где пребудут в огне, где они будут вдыхать и выдыхать, - вспомнилась Сибиру одна из сур Корана, - но пророк наверное не знал, что есть и более суровое наказание – холод». Впрочем, шок от холода быстро прошёл, как только они оказались в аэропорту.

Устранив неполадки в системе управления, пятого ноября борт С-130 вновь вылетел в Магадан. Но аллах, явно решил испытать на прочность бангладешцев, потому что через полчаса пилоты сообщили, что вынуждены возвратиться в аэропорт Хабаровска. Неполадки в системе управления устранить не удалось. Продолжить полёт без замены агрегатов нельзя. Необходимые агрегаты должны были доставить в Хабаровск не раньше, чем через неделю.

Так скучно и монотонно Сибиру не было никогда. Из гостиницы они не выходили, единственным «развлечением» был поход в столовую: с одного этажа гостиницы, на другой. Поначалу, старший офицер бангладешской делегации ввёл уроки теоретической подготовки личного состава, но когда на третий день нескольким офицерам стало плохо и у них выявили ковид, все общие мероприятия были отменены. На девятый день прилетел второй бангладешский борт С-130, который привёз необходимые агрегаты и команду техников. В обычных условиях замена агрегатов заняла бы пять дней, но в Хабаровске она продлилась почти три недели. Первым серьёзным препятствием были морозы. В первый день, бангладешские техники смогли провести на улице один час до обеда и полтора часа после обеда. Они с удивлением и завистью смотрели на русских работников аэропорта, которые проводили на взлетно-посадочной полосе по несколько часов. Через несколько дней бангладешцы немного адаптировались к морозам и теперь эффективное время ремонта увеличилось до 5 часов в день. Но вслед за этой, случилась другая напасть: техники заболели. Ситуация могла затянуться на неопределённое время, поэтому через две недели, бангладешские военные правильно оценили ситуацию и, сделав запрос по линии МИДа,  получили в помощь российских военных авиатехников. Спустя три дня, борт С-130 был готов к дальнейшему полёту.

«Иншалла», - сказал личному составу старший офицер бангладешской делегации перед посадкой в самолёт и 8 декабря, в третий раз С-130 вылетел из Хабаровска в Магадан. Всё в руках всевышнего – это знает каждый мусульманин. В этот день всевышнему было угодно, чтобы бангладешцы увидели Магадан. Все бангладешцы уже давно изучили полётный маршрут и морально готовились к жутким морозам. Но на удивление в Магадане, не смотря на то, что этот город был расположен почти на 2 тысячи километров севернее, было теплее, чем в Хабаровске. Удивил Магадан снегом. Снег бангладешцы видели и в Хабаровске, но его там было не так много. В Магадане, впервые за всю поездку их поселили не возле аэропорта, а повезли в гостиницу в город. Больше часа автобус ехали по безлюдной местности. Лишь изредка в темноте, по обочинам дороги встречались немногочисленные огни населённых пунктов.

После ужина Сибир подошёл к русской девушке-переводчице, сопровождавшей их группу и поинтересовался:
- Магадан – это Сибирь?
Девушка немного подумала и сказала:
- Да, можно считать что Сибирь. Край Сибири.
- А у вас есть северные сияния?
- Очень редко, почти не бывает.

«Ну и ладно, - подумал Сибир, - пусть без северных сияний, зато я оказался в Сибири». Примерно так он себе и представлял эту страну: большая, холодная, темная и вся покрыта хвойными деревьями. Он вспомнил дорогу из аэропорта в город.

Мусульмане не суеверны, но утром, перед полётом, старший офицер, снова сказал «Иншалла». Долгое сидение в Хабаровске оставило неизгладимый отпечаток и даже душевную рану. Повторять этот эксперимент никому не хотелось. Всевышний услышал. Девятого декабря полёт бангладешского борта С-130 по маршруту Магадан-Анадырь прошёл в штатном режиме. В 15:10 по-местному времени бангладешский «Геркулес» приземлились в самом северном городе своего маршрута. Их долго не выпускали из аэропорта. Вместе с таможенниками их документы проверяли пограничники. Анадырь ближайший город к США, поэтому здесь особый режим для иностранных граждан.

Холодом Анадырь бнагладешцев уже не поразил. Здесь было холоднее, чем в Магадане, но не холоднее, чем в Хабаровске. Это было удивительно, они прилетели так далеко на север, а температура почти не изменилась. Но ещё более удивительной была ночь. Ночь в три часа дня. Это была та самая Полярная ночь, о которой ещё в детстве читал Сибир. Бангладешцев отвезли в гостиницу рядом с аэропортом. После ужина, Сибир подошёл к администратору гостиницы и задал свой традиционный вопрос:

- Анадырь это Сибирь?
- Нет, - ответил администратор, - Анадырь это Чукотка.
Сибир понял, что Чукотка это административная область, в которой расположен Анадырь.
- А Чукотка это Сибирь?
- Нет, - улыбнулся администратор, - Чукотка это Чукотка.

Сибир разглядывал карту висевшую в холе гостиницы и не мог понять, как так получается, что Магадан, который расположен намного южнее Анадыря это Сибирь, а Анадырь не Сибирь. Ничего не придумав, Сибир, снова спросил администратора:

- А в Анадыре бывает северное сияние?
- Конечно, - ответил администратор
-   А когда его можно увидеть?
- Да хоть когда! Сильные сияния не часто бывают, их можно прямо из посёлка наблюдать. Но чаще всего сияния слабые, чтобы их увидеть нужно уйти за посёлок, чтобы не мешало уличное освещение.

Сибир вышел на улицу. Ничего кроме звезд на горизонте он не увидел. Вернувшись в номер Сибир долго не мог уснуть. Он вспоминал детство, когда отец впервые рассказал историю происхождения его имени. Вспомнил когда увидел на карте огромную страну Сибирь и узнал, что в этой стране бывают полярные дни и ночи и северные сияния. Всё это тогда казалось мифом, сказкой. Потом, месяц назад, он отправился в путешествие в эту сказочную страну. Больше месяца он добирался из Бангладеш до Сибири и вчера он её увидел. И вот теперь - северное сияние, которое, возможно, сейчас светит над ним. Второго шанса увидеть северное сияние у него никогда не будет. Все эти размышления привели к рождению сумасшедшего плана – сегодня ночью он пойдёт смотреть северное сияние. План дерзкий, нарушающий дисциплину. Личному составу, запрещено совершать прогулки без специального разрешения старшего офицера. Сибир знал, что такого согласия он никогда не получит. Поэтому он пойдёт на улицу ночью, когда все уснут. Поставив будильник на беззвучный режим на 4 утра, он уснул.
Подъем личного состава был запланирован на 6 утра. Сибир решил, что одного часа ему будет достаточно, чтобы выйти за посёлок, увидеть сияние и вернуться. Проснувшись, Сибир пошёл в душ и минут 20 стоял под горячей водой, согревался. Внизу на ресепшене никого не было. Сибиру удалось не замеченным выйти из гостиницы. Было не очень холодно, но дул сильный ветер. Быстрым шагом Сибир отправился по дороге в сторону, где заканчивался посёлок. Посёлок был маленьким и меньше чем через  десять минут он дошёл до окраины. Кроме звезд на небе ничего не было. Он простоял минут двадцать, но на небе ничего не изменилось. Сибир начал подмерзать. «Нужно двигаться, иначе замерзну» - подумал бангладешец. Вдали в нескольких километрах темнели контуры гор. Сибир свернул с дороги и пошёл по тундре в направлении темнеющих контуров. Идти по снегу было трудно и не привычно, но ходьба согревала. Раз в пять минут Сибир останавливался и смотрел на небо. Ничего не увидев, он продолжал идти к горам. В пять двадцать Сибир остановился. Небо по-прежнему было звездным. Звезды и ничего больше. «Иншала, - вслух сказал Сибир, - нужно возвращаться».

Обратно, по своим следам шлось быстрее. Сибир периодически поднимал голову в надежде увидеть северное сияние. В один из таких моментов он и споткнулся. Под снегом была кочка, нога подвернулась и он упал. Тело пронзило острой болью – он подвернул ногу. Сибир попытался встать, но встать не получилось. Травмированная нога, при попытке встать не неё, стала как будто ватной и он упал на снег. Снова мучительный болевой спазм. Через минуту боль немного утихла. Сибир встал на колени и пополз. Ползти было тяжело. То, что он полчаса назад думал о трудности ходьбы по снегу и сравнить было нельзя, с тем, как ползти по нему. Руки и колени проваливались в снег. Больную ногу нужно было держать на весу, потому что как только она касалась земли, тут же боль останавливала всякое движение.

Огни посёлка, маячившие вдали совсем не приближались. Сначала ему удавалось делать пятиминутные переползания, после которых он минуты три отдыхал. Но очень быстро временные отрезки его движения сократились до одной-двух минут, а время на отдых увеличилось до пяти. Дольше отдыхать он не мог, начинал замерзать.

Умереть Сибир не боялся. Мысль о смерти к нему пришла минут через десять после того, как он подвернул ногу. «Никто не знает где я, найти меня будет трудно, - размышлял Сибир, – Возможно я здесь и умру». Эта мысль как-то буднично пронеслась в его голове. Иншалла. Гораздо сильнее его огорчала мысль, что он нарушил приказ и самовольно ушёл из гостиницы и из-за его проступка военная миссия, в которой ему оказана честь участвовать может претерпеть изменения. Наверное только это и заставляло его двигаться. «Пусть трибунал, пусть тюрьма, но умереть не на родине – опозорить страну». И он полз. Рук он уже почти не чувствовал, они замерзли. Полз вечность. Но надо, ещё чуть-чуть. Огни уже стали близко, до дороги оставалось несколько сот метров, а там и до посёлка не далеко. Это были самые тяжелые метры. Возле дорожной насыпи, тяжело дыша, Сибир перевернулся на спину и посмотрел на небо.

Небо было живое, оно играло сполохами северного сияния. Рот растянулся в улыбке, глаза заблестели: «Глаза тоже могут сделать человека счастливым, - подумал Сибир». В сине-зелёном небе Чукотки Сибир увидел мигающую красную точку, которая поднималась от земли ввысь. Это был самолёт. «Иншалла, - сказал Сибир».


Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Кавасаки сегодня не умрёт

    День у Кавасаки не задался с самого утра. Во-первых, он проспал выход на охоту. Кавасаки был морским охотником. В отличие от большинства своих…

  • Сказка о чукотских динозаврах

    Когда-то давно, так давно что никто уже и не помнит, на Чукотке водились динозавры. Динозавры не знали, что они динозавры и что однажды вымрут.…

  • Запылай над океаном

    Кто бы знал, что танцы доведут пионера-переростка Илюху до Америки! Максимум, до чего жизнь могла довести Илюху - до тюрьмы. Директор школы так…

  • Серёга едет в Усть-Белую

    Серёга ехал домой. Серёга ехал в Усть-Белую, небольшое чукотское село, которого не отыщешь на большинстве российских карт. Поводом для этого…

  • Не Рытхэу

    Готовится к печати моя очередная книга. В этот раз художественная - сборник рассказов "Не Рытхэу". Это чукотские были-небыли про…

  • Вова и Ждун

    Это было на берегу Берингова моря. Вова ждал. Ждал у моря погоды. Что ещё можно ждать у моря? Но море Вову не ждало, море вообще никого и ничего…

  • Хунвейбины ОНФ (продолжение)

    И дольше века длился день славных Хунвейбинов ОНФ в походе против мракобесия, ханжества, лицемерия, коррупции и кумовства. Первый бой выигран, но в…

  • Хунвейбины ОНФ

    Уютная не позволяет написать полный вариант названия, который звучит следующим образом: "Великий поход Хунвейбинов ОНФ против мракобесия,…

  • Где же ты, Лом? (финальная часть)

    Два дня медведи досаждали Лому, а потом исчезли. Сидеть в взаперти Ивану осточертело и он решил погулять. «Гулять» далеко Иван опасался,…

promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments