Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Category:

Запылай над океаном

Кто бы знал, что танцы доведут пионера-переростка Илюху до Америки! Максимум, до чего жизнь могла довести Илюху - до тюрьмы. Директор школы так постоянно и говорил: "По вам, молодой человек - тюрьма плачет." Илюха был первым хулиганом школы. Его и в пионеры приняли последним, уже в пятом классе. О комсомоле Илюхе и заикаться не стоило, не примут, морально не соответствовал. Зато одноклассников-комсомольцев бил от души. Хулиган, что с него взять?

Всё началось, давно, ещё в первом классе, когда бабушка записала Илюху в эскимосский фольклорный ансамбль. Ходить в ансамбль, Илюха категорически отказывался: "Что я девочка, на танцы ходить?". Но бабушка настояла. Первые репетиции Илюха сидел в углу набычившись, всем видом показывая, что ни петь, ни танцевать он не будет. На упрямого ребёнка внимания не обращали. Сидит и пусть сидит. У эскимосов не принято детей заставлять что-либо делать. После очередной репетиции к Илюхе подошёл старый охотник, дед Анко:


- Илюха, а ты знаешь, как нерпа смотрит на чайку?
- Нет, - насупившись ответил Илюха.
- Вот так, - дед Анко, согнул в локте руку, зажал кулак и начал водить им в стороны. Илюха с любопытством посмотрел на старика.
- А знаешь, что делает чайка, когда любопытная нерпа на неё смотрит?
- Нееет, - уже более заинтересовано ответил Илюха.
- Она подлетает к нерпе и зависает над ней, вот так, - дед Анко сделал несколько жестов руками, имитируя полёт чайки.
Илюха оживился:
- Так вы эти движения показывали когда танцевали!
- Верно, - улыбнулся дед.
- Получается, когда танцевали вы показывали как чайка летала вокруг нерпы?
- А ты не глупый мальчик, догадливый.
- Там ещё были движения они тоже что-то значат?
- Да, все движения в наших танцах это истории, которые мы рассказываем без слов.
- А какие истории?
- Из жизни: как на охоту ходим, как животные друг с другом общаются, разные истории. И ты можешь  научиться их рассказывать. Хочешь?
- Да, - живо ответил Илюха.
- Ты же ещё не был на охоте? Не был, знаю. Завтра поедешь с нами, будешь смотреть. А потом расскажешь, что видел. Без слов, танцем.

В тот вечер после охоты у Илюхи был первый танец и первый бенефис. Дед Анко бубном задавал ритм. Илюха как мог жестами показывал, как он с охотниками сел в лодку, потом показал как они долго ехали, пили чай и охотились на нерпу и моржа. После танца все присутствовавшие дружно и долго аплодировали и говорили: "Молодец, Илья, теперь мы знаем как ты ходил на охоту." С тех пор Илюха не пропускал ни одной репетиции.

Когда одноклассники узнали, что Илюха записался на танцы его начали дразнить и обзывать девчонкой. Почти все ребята из его класса дружно записались на секцию борьбы. Илюха страсть как сильно хотел тоже заниматься борьбой, но по времени тренировки всегда совпадали с занятиями в клубе. Быть посмешищем Илюхе не хотелось и он начал драться. Дрался отчаянно, в кровь. Сначала один на один, а потом против двух, а иногда и против  толпы, чтобы доказать, что он не девочка и  «без вашей борьбы докажу, что я пацан». И доказал, за что регулярно был вызываем к директору и со второго класса стоял на учёте в инспекции по делам несовершеннолетних.

Потом случилось много интересных событий в жизни Илюхи и все они были связаны с морской охотой и танцами. Сначала изредка, а с третьего класса уже регулярно, он ходил с охотниками в море.  В четвёртом классе он добыл свою первую нерпу, а ещё через год загарпунил своего первого моржа. Когда они ездили на охоту, дед Анко не только рассказывал о тонкостях охоты, но и заставлял наблюдать: за поведением охотников, повадками животных, за морем и даже за облаками:
- Наблюдай. Постоянно наблюдай. У всех вещей есть своя история её только нужно увидеть. Тело потом само подскажет, как рассказать историю.

Илюха смотрел, видел и рассказывал. Его история в танце была интереснее любой истории, которую он мог бы рассказать словами.


В пятом классе Илюха стал лучшим исполнителем эскимосских танцев в селе. Ему об этом, по секрету, сказал дед Анко. Илюха и сам об этом догадывался, потому что на праздниках, когда он танцевал, зрители аплодировали громко и долго. Его несколько раз брали в райцентр, на конкурс самодеятельности. И каждый раз он приезжал победителем.

Петь Илюха тоже пытался. Но не вышло. Медведь на ухо наступил, по-русски шутили про Илюху взрослые в его ансамбле.

Однажды в село приехали американцы. За месяц до их приезда руководитель ансамбля сказала, что к ним приедут гости из Америки, с острова Святого Лаврентия. Это очень важное и торжественное событие: во-первых, потому что гости, а во-вторых, потому что среди этих гостей будут их дальние родственники, с которыми они не виделись уже пятьдесят лет. Не виделись старики, конечно же. «Молодёжь», те кому младше шестидесяти, их вообще никогда не видела. Репетиции стали ежедневными.

Скоро приедут американцы! Эта новость взбудоражила всё село. С пятого класса, на уроках политинформации, Илюхе рассказывали об американских империалистах, разжигателях войн. Изредка в школу приходили пограничники, которые на классных часах рассказывали, как они самоотверженно охраняют рубежи родины от постоянных попыток американцев проникнуть на Чукотку. Встречи с пограничниками были интересны тем, что  на занятия они приносили различные предметы, в которых, по их словам, были радиомаяки и секретные шпионские передатчики. Все эти рассказы были не спроста, граница была рядом. От села, в котором жил Илюха, через пролив, до американского острова Святого Лаврентия было меньше 100 километров.

- Потенциальный противники близко, - говорил офицер пограничник, - даже ближе, чем вам кажется. Сопредельную территорию, в хорошую погоду,  видно невооружённым взглядом, если забраться на сопку.

Естественно, после этих слов, Илюха с товарищами в первые же выходные, пошли на сопку «смотреть Америку». Америки они не увидели, потому что мешали другие сопки. Те сопки, с которых видно Америку, находились дальше, возле открытого моря. Но ходить туда было нельзя: далеко, и там их могли задержать пограничники.

Американцы оказались обычными людьми. И не просто обычными, а такими же как Илюха и его односельчане. Этот факт его даже обескуражил. Конечно, в делегации были не только эскимосы, но и белые американцы, но и они кроме одежды и языка были обычными.

Вечером в клубе в честь приезда гостей «с той стороны» давали концерт. Артисты сначала сильно волновались, «не ударить бы лицом в грязь перед гостями». Но уже после первого танца напряжение спало: гостей было немного, большинство зрителей были односельчане, которые всегда тепло и громко поддерживали своих артистов. Илюха выступал во всех номерах, за исключением вокальных. Предпоследним номером  был его сольный танец – «Полёт чайки против ветра». Неожиданно посредине танца, на сцену вышел американский эскимос, самый старший в делегации, встал на сцену рядом с Илюхой и начал повторять за ним движения. Илюха воодушевился и стал показывать движения ещё более экспрессивно. Он как-будто стал той самой чайкой, преодолевающей ветер. Ещё через несколько секунд к ним присоединился дед Анко, а к концу танца на сцене был весь коллектив, американская делегация и даже часть односельчан. После этого все, собравшиеся на сцене и возле неё, совместно исполнили ещё два танца. Энергия, которая царила в этот момент в зале клуба была запредельной. От электричества, висевшего в воздухе, можно было заряжать аккумуляторы и освещать село. Потом было долгое чаепитие и разговоры. К Илюхе подошёл пожилой американский эскимос, долго хлопал по плечу и говорил: «Вери, вери гуд. Бьютифул денсер» и что-то ещё. В конце вечера, представитель американской делегации долго и горячо благодарил за радушный приём и приглашал, с ответным визитом к себе на остров Святого Лаврентия.

Через месяц после отъезда американцев, на  репетиции руководитель ансамбля сообщила ошеломляющую новость: «Через два месяца, наш коллектив летит в Америку». Сначала никто её словам не поверил. Несколько раз переспрашивали, не напутала ли она чего? Те слова американцев, произнесённые на торжественном вечере, что их приглашают с ответным визитом, тогда все восприняли, не более, как знак вежливости. Но чтобы реально, они, советские эскимосы поехали в Америку? Не сон ли это?

Сном это не было, начался сбор документов.
- Илья, почему ты не принёс паспорт? - на следующей репетиции спросила руководительница.
- Я? – удивлённо спросил Илья, - Не знаю. Я думал, что поедут взрослые. И это… я ещё не получил паспорт.
- Конечно же ты едешь! Чтобы завтра срочно ехал в район, в паспортный стол.

Получить паспорт большого труда не составило. Проблема была в характеристике из школы, которая обстоятельно рассказывала, о том, что Илья дебошир и хулиган. За эти его «достижения», он не то чтобы представлять Советский Союз на территории бывшего потенциального врага, но  даже носить «гордое имя комсомольца» не достоин. В свои шестнадцать, Илья, по-прежнему, оставался пионером. Впрочем, галстук он уже давно не носил.

Вечером Илья, пришёл на репетицию, отдал характеристику руководителю ансамбля и, ничего не говоря, молча ушёл из клуба. И дураку ясно, с такой бумажкой, дальше райцентра не уедешь.

На следующий день руководительница пришла домой к Илье и протянула бумажку:
- Читай, это твоя новая характеристика.
В новой характеристике, за подписью директора школы говорилось, что Илья одарённый творческий человек и достоин представлять не только своё родное село, но и всю страну в официальном визите фольклорного ансамбля азиатских эскимосов в США.
- Не дай бог, вытворишь что-нибудь до отъезда, собственноручно голову откручу, - строго сказала руководительница.

Выезд автобуса в аэропорт был запланирован на девять утра, но уже с семи часов весь коллектив, родственники и просто односельчане стояли возле клуба. Почти никто из участников, толком, так и не поспал этой ночью, волновались. В аэропорту, их долго досматривали, они подписывали разные декларации и бумаги, и только после обеда вылетели на остров Святого Лаврентия.

Америка была почти такой же как Чукотка. Такие же сопки, тундра и море. Конечно это была не коренная Америка, а всего лишь остров, но Илья всё равно немного расстроился. Он навоображал что Америка должна быть…толком объяснить какой должна быть Америка он вряд ли мог, но какой-то более сказочной, что ли. А вот посёлок американских эскимосов действительно отличался от его родного села. Небоскребов, конечно же, здесь не было – в основном одноэтажные домики, но они выглядели более нарядно и ухожено.

В тот же вечер, в честь прилёта советских гостей, американцы устроили праздничный концерт. Концерт проходил в школе, в спортивном зале. В тот день, Илья и познакомился с Элис. Элис была участницей местного ансамбля. И до выступления Элис, Илья сразу приметил красивую девочку и почти не отрывал от неё взгляда, а уж когда она запела… После концерта, волнуясь и робея, Илья подошёл к Элис. Английский язык Илья не знал. Знал лишь несколько слов:

- Вери гуд, - сказал Илья Элис и для усиления «веригудности» долго тряс поднятым вверх большим пальцем. Элис, улыбнулась и начала быстро говорить на английском. Илья, также улыбаясь в ответ, произнёс: «Нот спик инглиш», - а потом, уже по-русски, добавил, - «Ты клёвая!».

Не дожидаясь окончания вечера Элис подошла к Илье и жестами позвала его на улицу. «Гулять зовёт», - обрадовался Илья. Элис водила Илью по улицам, небольшого посёлка и изредка что-то говорила на английском. Потом, когда Илья пришёл домой, за эту самостоятельную прогулку он получил выговор от руководительницы.

- Илья, ну что ты как маленький, без спроса убежал? Сказал бы что пойдёшь погулять с девочкой, чтобы я не волновалась.

На следующий день концерт давали советские гости. Выступление фольклорного ансамбля советских эскимосов произвёл настоящий фурор. Исполнительское искусство советских артистов было на порядок выше американских. И, конечно же, особого внимания и особых оваций, удостоился Илья, когда исполнял сольные танцы. К этой поездке он готовился особенно и придумал несколько новых танцев. К зрительским овациям Илья уже давно привык, но тут был особый случай, на него смотрела Элис. Он знал где она сидит в зале, но взгляд на неё он бросал только в конце танца. Лицо Элис вначале концерта было просто восторженное, а в финале, когда он исполнял сольный танец, Илья заметил, что глаза Элис блестят от слёз.
Неделю советская делегация находилась на острове и каждый день Илья встречался с Элис. По посёлку они почти не гуляли. Уходили в тундру или на берег моря. Общались жестами. Каждый день, Илья, по просьбе Элис исполнял какой-нибудь танец.
Неделя пролетела почти мгновенно. Наступил последний день. Завтра синоптики обещали хорошую погоду и советская делегация должна была вылететь домой. Прощальный концерт, прошёл на «ура». После концерта, снова было чаепитие и разговоры. Молодёжь уже понимала друг друга без слов, поэтому почти не сговариваясь, после концерта они встретились возле выхода. Элис знаками показала, чтобы Илья шёл за ней и привела его к своему дому. Возле дома стоял квадроцикл. Элис уселась за руль, завела квадроцикл и жестом пригласила Илью сесть сзади. Илью переполняли чувства: во-первых, он никогда не ездил на квадроцикле (до прилёта на Остров он даже не знал, что существует подобная техника), во-вторых, было необычно, что не мужчина катает женщину, а наоборот, и в третьих, ручек, чтобы держаться на квадроцилке не было и он вынужден был держаться за Элис. Эта самая вынужденность, пожалуй, была самым главным чувством, которое переполняло Илью. Во время прогулок такой «вынужденности» не было,  даже взять Элис за руку, он не осмелился. Стеснялся. Вначале он пытался соблюдать дистанцию и не держаться, но уже метров через сто, чтобы не слететь с квадроцикла, вынужден был ухватиться за талию Элис. Элис поняла, что Илья стесняется, остановилась и объяснила, что он смело может держаться за неё, иначе «бум» - она жестами показала, как он вылетит с квадроцикла и удариться головой о землю.

Они ехали вдоль моря, по косе. Отъехав на значительное расстояние от посёлка, Элис остановилась и пригласила Илью сесть за руль. Управлять квадроциклом было проще, чем мотоциклом. Неуверенность первых километров прошла и Илья, уже так жал на гашетку, что Элис отчаянно кричала и сильно вжалась в Илью. Подъехав к сопкам Илья остановился.

«Возвращаемся?», - жестом спросил Илья Элис. Элис замотала головой, пересела за руль и они поехали в сопку. Сопка была высокой и местами крутой. Но Элис не сбавляя газ уверено поднималась всё выше и выше. «Наверное не в первый раз она сюда ездит», - думал Илья боязливо вертя головой в разные стороны.


С вершины открывалась потрясающая панорама почти на весь остров. Несколько минут они молча смотрели вдаль. Потом Элис похлопала по плечу Илью, показала в сторону моря  и сказала: «Чукотка». Вдали, на самом горизонте виднелись сопки. Это были чукотские сопки, возле которых, находилось село, в котором жил Илья. Осознание факта, что они так близко живут друг от друга, что можно увидеть глазами, сильно потрясло Илью. Он вспомнил, как пограничник рассказывал, что «потенциальный противник близко, его территорию можно увидеть не вооружённым взглядом». В этот момент в голове Ильи родился танец. Он попросил Элис, рукой отбивать ритм о бензобак квадроцикла, а сам начал танцевать:

Парень и девушка сильно любили друг друга. Но однажды, злой дух похитил девушку и унёс далеко в море. Каждый день, парень приходил к морю, поднимался на самую высокую сопку и смотрел вдаль. И однажды, очень-очень далеко на самом горизонте, он увидел крохотный огонёк. Парень знал, что это костёр зажгла его любимая, чтобы указать ему путь. Он спустил на воду байдару и поплыл в направлении, где горел костёр. Он долго плыл, преодолевая шторм, лёд и другие напасти, которые напускал на него злой дух. Но он всё смог преодолеть и приплыл к любимой, которую злой дух спрятал на острове.

Когда Илья закончил танцевать, на глазах Элис были слёзы. Она подошла к нему, обняла за шею и поцеловала…
Прошло два месяца после возвращения с Острова. Илья хандрил. Жизнь продолжалась, но стала бесцветной и пресной. Все его мысли были там, через пролив, на Острове. Спустя неделю после возвращения, он нашёл сопку с которой открывался вид на Остров. Остров было видно не всегда. Даже в ясную погоду на горизонте сгущались облака и ничего кроме моря не было видно. Но несколько раз, за эти два месяца ему удалось разглядеть остров на котором жила Элис. Он часами сидел на вершине сопки и в бинокль смотрел вдаль. Что должен был увидеть Илья не знал. Его радовал сам факт: он может увидеть землю, где живёт Элис. И, как будто, от этого, он становится к ней немного ближе.
Наступил сентябрь. Воздух зазвенел стеклом. Наступило короткое, но ясное и тёплое бабье лето. «В последний раз схожу на сопку, - решил Илья, - дальше начнутся дожди и туманы».

Ночь выдалась холодной, но безветренной. Небо покрылось мурашками звёзд. Они завораживали. Смотреть на звёзды Илья мог бесконечно долго. Где-то вдали, мигая, по небу летел спутник. Илья долго наблюдал за ним в бинокль. Спутник пропал, но Илья продолжал смотреть в ночное небо. Неожиданно, в небе загорелась маленькая желтая звезда. Илья заметил этот блеск периферийным зрением. Свет звезды был еле видным. Вдруг, в какой-то момент свет стал ярче, как сполох костра…Тут Илья понял, что смотрит в сторону Острова, на горизонт. «Элис!» - улыбнулся Илья.

Илья разжёг небольшой костёр, достал из рюкзака несколько бутылок с бензином и начал поочерёдно бросать их в костёр. После каждой разбитой бутылки в небо взмывало трёхметровый столб огня, ослепительной вспышкой озаряя океан.


Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Серёга едет в Усть-Белую

    Серёга ехал домой. Серёга ехал в Усть-Белую, небольшое чукотское село, которого не отыщешь на большинстве российских карт. Поводом для этого…

  • Не Рытхэу

    Готовится к печати моя очередная книга. В этот раз художественная - сборник рассказов "Не Рытхэу". Это чукотские были-небыли про…

  • Вова и Ждун

    Это было на берегу Берингова моря. Вова ждал. Ждал у моря погоды. Что ещё можно ждать у моря? Но море Вову не ждало, море вообще никого и ничего…

  • Хунвейбины ОНФ (продолжение)

    И дольше века длился день славных Хунвейбинов ОНФ в походе против мракобесия, ханжества, лицемерия, коррупции и кумовства. Первый бой выигран, но в…

  • Хунвейбины ОНФ

    Уютная не позволяет написать полный вариант названия, который звучит следующим образом: "Великий поход Хунвейбинов ОНФ против мракобесия,…

  • Где же ты, Лом? (финальная часть)

    Два дня медведи досаждали Лому, а потом исчезли. Сидеть в взаперти Ивану осточертело и он решил погулять. «Гулять» далеко Иван опасался,…

  • Где же ты, Лом? (часть 4)

    Поисковая операция началась только на третий день. Не было вертолётов. Пограничный вертолёт вылетел на боевое задание, два гражданских, на Шмидте и…

  • Где же ты, Лом? (часть 3)

    Разумеется, просто так, за сигаретами, в Энурмино Петрович ни за что не пошёл бы. Для выполнения поручений есть матрос. Сигареты действительно были…

  • Где же ты, Лом? (часть 2)

    Буксирный катер «Долгота» медленно пробивался через ледяную шугу. Через несколько часов после выхода со Шмидта зарядил снежный заряд и…

promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments