Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Categories:

Концепция развития Восточной Чукотки. Версия 2020.




Писать концепции дело не благодарное. Хотя бы потому, что они не реализуются. Но писать их надо, для того чтобы не просто критиковать власть, но и внятно артикулировать запрос на развитие "снизу".  Этот запрос есть. Более того, он давно уже назрел. Если однажды, вдруг, снова прилетит "волшебник" и захочет что-то поменять, без этой самой артикуляции ничего не выйдет. "Волшебник", как в том анекдоте, построит консерваторию и будет думать, что облагодетельствовал людей.

Пишу, в том числе потому что есть "шкурный интерес".  Чукотка для Москвы, всё равно что облако Оорта для жителя Нешкана: "Чо это?". При новых политических играх Москвы интересы неизвестно чего, будут учитываться в последнюю очередь, а это чревато кардинальными последствиями для меня и ещё нескольких десятков тысяч жителей Чукотки, которые связывают с ней судьбу и чтобы не было потом мучительно больно...впрочем, больно всё равно будет.

В общем перехожу к сути.


Исходная аксиома: существующее социально-экономическое положение Восточной Чукотки является неудовлетворительным и ведёт к деградации всех социальных, нравственных и экономических институтов.

Существующие тенденции:
- деградация качества жизни в сельской местности
- отток молодежи из села в райцентры и города
- деградация традиционных промыслов и национальной культуры
- высокие издержки по содержанию
- невозможность создать условия для качественного образования и медицины
- дефицит рабочих мест

При сохранении существующего положения через 20 лет произойдут следующие изменения:
- убыль населения с Восточной Чукотки продолжится, а общая численность населения снизиться с 8 до 5 тысяч человек (оптимистический сценарий)
- не смотря на сокращение населения уровень дотационости повысится, т.к. придётся модернизировать инфраструктуру
- основная часть населения будет проживать в 5 населённых пунктах: Провидения, Лаврентия, Лорино, Уэлен, Нешкан. Численность остальных населённых пунктов сократиться до 100-250 человек.
- численность оленепоголовья сократиться, из 5 бригад останется 3
- количество сёл в котором ведётся промысел морзверя сократиться

В долгосрочной перспективе, через 40-50 лет, т.е. через два поколения оленеводство исчезнет,  морской промысел сохранится только в Лорино и может быть в Лаврентия.Общая численность населения Восточной Чукотки не выше 3 тысяч человек. Несколько национальных сёл будут ликвидированы.

В общем ничего хорошего жителям Восточной Чукотки не светит. Разумеется, история линейно не развивается и могут возникнуть дополнительные факторы, которые изменят ситуацию в лучшую или худшую стороны. Но в любом случае кризис будет продолжаться. Даже всеобъемлющие меры запущенные сегодня, кризисные тенденции не остановят. Но в долгосрочной перспективе они смогут переломить и стабилизировать ситуацию, а может и дать толчок к развитию.

Целеполагание реформ:
1. Постоянное население на Восточной Чукотке необходимо
2. Издержки по содержанию постоянного населения нужно свести к минимуму, а в идеале стремиться к  созданию успешного  экономического района.

Реформы должны идти в двух направлениях:

1) Оптимизация существующей урбанистической сети и административно-политическая реформа
2) Развитие "точек" экономического роста

Основные благополучатели:
- коренное население (чукчи, эскимосы): сохранение промыслов и культуры, а также экономическое обеспечение будущего своих детей
- старожильческое население: сохранение места постоянного проживания и будущего своих детей.


Противники реформы: нынешняя региональная и муниципальная администрации. Бюрократия не заинтересована на проведение реформ в силу инертности мышления и отсутствия стимулов (100% руководителей высшего звена не связывают свою жизнь с регионом). В случае реализации реформ будут затронуты личные коммерческие интересы части руководителей.

Оптимизация существующей урбанистической сети и административно-политическая реформа

Процесс укрупнения населённых пунктов неизбежен. Можно ли сохранить молодое поколение на селе? Теоретически да: обеспечить население работой, построить 11 летнюю школу, участковую больницу с полным штатом квалифицированных медработников, развлекательные учреждения, новый жилфонд и т.п. То есть из деревни нужно сделать город. Из каждой деревни. Без всех этих благ население будет стремится туда, где эти блага есть. Это не сугубо чукотский, это мировой тренд. И даже если вдруг, неожиданно, найдутся деньги на строительство всей инфраструктуры, то откуда взять столько людей для её обслуживания? И уж совсем фантастика: если такие люди найдутся, то в деревне с населением в 200-300 человек они будут составлять как минимум половину населения, в результате"размывается" статус "национальное село". Одним словом, очевидно, что подобных ресурсов нет, молодежь из деревни бежит и укрупнять придётся.

Вопрос укрупнения болезненный и крайне не популярный. Но оставлять всё как есть значит обречь всех на длительное и долгое вымирание. Процесс укрупнения не означает насильственного и одномоментного переселения. Это процесс может и должен быть растянут на 5-7 лет.

Сегодня на Восточной Чукотке три населённых пункта имеют достаточную критическую массу населения. Достаточную для развития,  пусть и минимального: Провидения, Лаврентия, Лорино. Эти населённые пункты являются центрами притяжения (традиционными, культурными, финансовыми, социальными) для периферии, т.е. для остальных сёл. Пока сдерживающим фактором для увеличения миграционных потоков в Лаврентия и Лорино является отсутствие жилья и/или его высокая стоимость. В Провидения с жильём дела обстоят лучше, оно есть и стоимость квартиры ниже чем в Лорино и Лаврентия, поэтому миграционные явления в Провиденском районе выше. Но вне зависимости от стоимости жилья основная масса молодёжи переезжает в указанные центры (из тех кто не уехал за пределы Восточной Чукотки) или связывает с ними своё будущее.

 Ещё два населённых пункта являются твердыми середняками: с отсутствием развития, но достаточной критической массой населения, чтобы демографически не деградировать: Уэлен и Нешкан - чуть больше 600 человек в каждом селе.

Остальные сёла имеют устойчивую тенденцию к деградации. Особняком в это ряду стоит Инчоун, воспроизводство населения в котором на достаточно высоком уровне, но критической массы населения не хватает - чуть меньше 400 человек.

Процесс укрупнения и создание устойчивых к развитию населённых пунктов Восточной Чукотки мне видится следующим образом:

1. Нешкан - укрупнение за счёт переселения жителей Энурмино. Жилищная модернизация Нешкана, создание 11 летней школы (сегодня 9 летняя), доукоплектование участковой больницы врачами, строительство новой школы, действующая школа переоборудуется в культурно-досуговый центр.
2. Агломерация Уэлен-Инчоун: оба поселения сохраняются. Для устойчивого развития агломерации необходимо строительство круглогодичной дороги связывающей поселения. Увеличение численности медперсонала участковой больницы в Уэлене, строительство спортивно-культурно-досугового центра (там же).
3. Лаврентия -  укрупнение за счёт переселения части населения из Энурмино, Янракыннота. Строительство жилого фонда.
4. Лорино - укрупнение за счёт переселения населения из Янракыннота. Строительство спортивно-культурно-досугового центра, детсада, жилого фонда.
5. Провидения - укрупнение за счёт переселения жителей Нового Чаплино. Строительство детского сада, модернизация школы и техникума (увеличение профильных специальностей).
6. Сиреники - укрупнение за счёт переселения жителей Нового Чаплино. Строительство спортивно-культурно-досугового центра, участковой больницы, детского сада, жилого фонда.
7. Нунлигран - укрупнение за счёт переселения жителей Энмелена. Строительство новой школы, действующая школа-интернат модернизируется в спортивно-культурно-досуговый центр, строительство жилого фонда.

Вслед за проведением урбанистической реформы потребуется провести реформы в сфере морзверобойного промысла и оленеводства. Существующая сегодня хозяйственная центроориентированная модель - когда офисы с кадрами находятся в райцентрах не стимулирует отдалённые поселения к развитию.

Оленеводство Восточной Чукотки сегодня выглядит следующим образом: МУСХП "Заполярье" (офис в Лаврентия) :3 нешканских бригады, 2 лоринских, МУСХП "Карат" (офис в Провидения) : одна янракыннотско-нунлигранская бригада.  Офисы хозяйствующих субъектов необходимо разместить в Нешкане, с сохранением существующих бригад и Лорино, с присоединением к ним оленеводов из Провиденского района и создании из трёх "еле живых"  двух полноценных бригад. Велика вероятность, что кадровый кризис, затронувший оленеводство в лоринско-провиденском кластере, не позволит исправить ситуацию и в среднесрочной перспективе оленеводство полностью переместиться в нешканскую тундру.

Морзверобойный промысел. Сегодня так же излишне централизован, что является предметом деградации промысла и способствует развитию серых схем финансирования. Самый эффективный пример организации - община "Лорино". Община не может развиваться будучи филиалом. Офис общины, её финансирование и принятие решений должно быть непосредственно в том селе, где она расположена: Нешкан, Уэлен-Инчоун, Лаврентия, Лорино, Провидения (создание общины), Сиреники, Нунлигран. Большему реформированию подлежит регламентация отношений государство-община и община-население. Общинам нужно создать условия для возможности реализации продукции своего промысла. Вето на продажу мяса морзверя, которое сегодня есть де-юре, де-факто не соблюдается. Мясо и кожа кита, де-юре запрещённые к продаже, по факту  продаются, при чём вполне официально, самими общинами. Нужно вывести в юридическую плоскость вопрос о возможности реализации мяса, жира и других компонентов промысла. Межправительственные соглашения, запрещающие продажу продукции объектов охоты не аксиома, они могут и должны быть изменены. В Канаде эскимосы, имеющие право на охоту на белого медведя, успешно занимаются коммерцией. Япония и ряд других стран также успешно отстаивает интересы своих граждан в коммерческом использовании китового мяса и жира. При жестком квотировании на добычу данная мера повысит эффективность использования объектов охоты. В настоящее время определённая часть продукции пропадает или используется крайне не рационально.

Государство может и должно финансово поддерживать общины, но не в таком виде как сейчас - при невнятно сформированных правилах финансирования, а определив задачи, т.е. сделав "госзаказ" - добыча, разделка, переработка энного количества мяса и раздача его населению. Сегодня никому не понятно за что получает деньги община? Точнее есть понимание, что государство платит общине за то чтобы они просто были. Как они работают, для кого, за редким исключением (Лорино) населению и самим охотникам не понятно. Понятная схема - это госзакупка продукции. К примеру в Нешкане 600 человек населения. Квота 4 кита. Государство формирует социальный заказ - допустим 50 кг мяса на каждого человека в год. Для населения это мера социальной поддержки от государства, для охотников - план. И не просто приди и возьми на берегу мясо, а обработка и доставка мяса и жира на склад (рефконтейнер, ледник). Излишки продукции община может реализовывать на внешних рынках, к примеру в не морзверобойные районы Чукотки или оставить себе. Сегодня же, за исключением Лорино, охотники сами по себе, жители села сами по себе. Правил игры: кто кому сколько должен - нет. Не заинтересован сегодня нешканский охотник обеспечить мясом каждого жителя села. Его зарплата не зависит от того добудет или нет он морзверя, а если добыл, то что дальше с этим морзерем будет. Сгниёт ли, пойдёт на корм собакам или он сам съест это мясо.

План по госзакупке общине строится не только на добычу морзверя, но и рыбу, дикоросы, предметы художественных промыслов. Сегодня многие общины в зимний период по сути бездельничают или ведут личный промысел рыбы, получая при этом зарплату. Финансовая поддержка государства по принципу "вы есть и хорошо" - деградация и отсутствия стимула.

Вместе с урбанистической перепланировкой, ревизии подлежит и территориально-административное деление. Восточная Чукотка - это два муниципалитета: Провиденский городской округ и Чукотский муниципальный район. В первом численность населения- 3600, во втором - 4600 человек, при устойчивой тенденции к уменьшению. И "размазаны" эти 8 тысяч на территории 58 тысяч кв. км (больше чем Самарская или Воронежская области). Содержание двух управленческих аппаратов, мягко говоря очень накладно и не рационально. Попытки объединить два района предпринимались, но какой же чиновник откажется от кресла? Разделение территории Восточной Чукотки на два района произошло в 1957 году. До этого это был единый Чукотский, сначала уезд, а затем район. Вопрос о том, где быть райцентру дискуссионный. И вызовет горазо большее сопротивления, чем упразднение сёл. Потому что при объединении, дублирующие функции чиновников не нужны, будут сокращения, за которыми последует частичный отток населения.

Самый очевидный вариант - райцентр в Провидения, более крупном и инфраструктурно развитом посёлке. В случае частичного оттока населения из Лаврентия - высший чиновничий аппарат, а  как показывает вся история отток произойдёт с вариативностью в 99,99%, высвобождается определённое количество жилого фонда, для переселения населения из Энурмино или улучшения жилищных условий лаврентьевцев.

Не очевидный вариант, но имеющий место быть - райцентр в Лаврентия, как более гоеграфически центричный. Отток чиновников из Провидения будет замещён переселением жителей из Нового Чаплино. Но в этом случае, Восточная Чукотка потеряет единственное городское поселение, потому что произойдёт окончательная "деревенизация" населённого пункта. Лаврентия даже в статусе райцентра городским поселением никогда не станет, поэтому при таком раскладе на Восточной Чукотке не останется Центра, а будет сплошная периферия. Современная урбанистика говорит, что в этом случае, какие бы реформы не происходили в дальнейшем, деградация населённых пунктов продолжится. Периферия без центра не развивается, а деградирует.

Административная реформа путём простого сложения, не приведёт к каким-либо положительным результатам, без развития местного самоуправления. Порочная практика консолидации бюджета всего муниципалитета в райцентре, а потом перераспределение финансов по населённым пунктам, в соответствии с личным желанием или пониманием "как им будет лучше" - администрацией района необходимо заменить на финансовое квотирование и самостоятельно распределение средств каждым сельским поселением. В "провиденском кусте" необходимо вернуть советы депутатов  и выборы глав  сёл.

В целях ликвидации барьеров,  препятствующих развитию Восточной Чукотки, кроме вышеперечисленных реформ, придётся решить два глобальных ведомственных согласования:

- либерализация пограничной политики в сторону ослабления контроля и администрирования жизни местного населения , а также отмены зоны с регламентированным посещением иностранных граждан.

- пересмотр границ национального парка "Берингия" в Провиденском кластере. У Провидения должна быть территория для потенциального расширения и развития рекреационных и иных инфраструктурных проектов. Безосновательно нарисованные границы нацпарка в окрестностях Провидения не способствуют сохранению каких-либо видов животных и растений, но экономически "душат" любые перспективы развития. Урочища Беклемишево, Аван, Кивак, Румилет, Аболешево, Всадник, Антыкок, долины рек до водоразделов Синевеема и Валькарваама - кроме археологических памятников, которые итак охраняются государством, с точки зрения сохранения видов интерес представляют только умозрительный (разумеется, заинтересованные лица будут настаивать на сохранении статуса указанных территорий, но эти же заинтересованные лица, будь их воля, всю Чукотку превратили бы в заповедник). Исключение этих территорий не только позволит в дальнейшем развиваться Провидения, но и существенно снизит уровень напряженности между нацпарком и местными жителями.

Минприроды и Пограничное управление крайне консервативные организации, но не мытьём, так катанием решать эти вопросы нужно. Существующее положение дел не догма, его можно и нужно пересматривать.

Разумеется, указанный комплекс мероприятий не полный, но основополагающий. Без комплексного решения указанных выше задач, не возможно говорить о следующем шаге - развитии.

"Точки экономического роста".

Сегодня Восточная Чукотка - самый экономически депрессивный район Чукотки. Но это не нормальное положение, искусственно созданное. У Восточной Чукотки есть "точки роста" или языком современных экономистов - "драйверы экономики". Этих точек всего четыре. Хотя чего уж "всего" - целых четыре:

1) География
2) Провидения
3) остров Ратманова
4) Этнография

Примечательно, что это не искусственно выдуманные локальные "драйверы", и даже драйверы не российского уровня, это активы мирового класса.  Они, при должном понимании что и как нужно делать,конкурентно способны в условиях современной  мировой экономики.

Чукотке в целом и Восточной Чукотке в частности, очень повезло с географией. На земле не так  много мест, в которых "стыкуются" цивилизации. С древнейших времён в подобных "стыковочных местах" возникали крупные торговые города и даже страны. Чукотка расположена на самом краю Евразии, через узкий морской пролив от которой расположен Американский континент. Чукотке дважды повезло с географией. На том берегу пролива, на Американском континенте, есть страна. И это не Сомали, ни Зимбабве и даже не Бангладеш, на том берегу США - крупнейшая экономика мира. Как у них, и как у нас говорить не буду. Товары на Аляске, не смотря на то, что они живут в другом уровне достатка - дешевле, чем на Чукотке. Бог с ней, с Аляской. До канадского Ванкувера и американского Сиэтла из Провидения ближе, чем до Владивостока, который, как известно наше чукотское "всё". До Владивостока из Провидения, почти столько же как до Сан-Франциско! Открыв границу и снизив заградительные пошлины Чукотку можно накормить более дешёвыми американскими товарами. Так собственно почти и было до 2014 года. Почти, потому что завозом занимались наши и пошлину, как и высокую маржу никто снижать не думал.
О патриотизме в экономике речь может идти только тогда, когда вы можете предложить более дешёвый и качественный товар или компенсировать издержки высокой заработной платой. Кроме всего прочего, на весь Дальний Восток всего два стратегических торговых порта - Владивосток и Находка. И если кто-то думает, что доставить своевременно груз из Владивостока за уйму туч денег не составляет труда, спешу огорчить - ещё как составит. Владивосток с трудом и скрипом "вывозит" весь Дальний Восток: мало судов, дорогая перевозка, нет стабильности, да ещё и ВЭФ с Путиным, когда жизнь во Владивостоке замирает.

Одним словом, географическое преимущество от соседства с крупнейшей экономикой мира, в первую очередь -  развитие выгодных торговых отношений.

Второй козырь - Провидения! Бухта и посёлок. Это ближайший к США морской порт, но главное это очень притягательное с туристической точки зрения место. С угасанием СевМорПути, морской порт Провидения никому не нужен. Все разговоры о возрождении СевМорПути - разговоры в пользу бедных. Единственно верное решение, которое позволит увеличить в Провидения количество судозаходов это создание порто-франко (режима свободного порта). Этот же правовой статус должен быть и у Провиденского аэропорта. Почему то я уверен, что если включить этот режим и убрать административные барьеры для бизнеса, в Провидения появится такое понятие как туристический поток. В идеале, режим порто-франко должен распространиться как минимум ещё на два населённых пункта: Лаврентия и Уэлен. Сегодня Восточная Чукотка охраняется так, как будто это афганская граница. Шучу конечно, конечно не так, но пограничный прессинг на местное и приезжее население ощущается, как будто за проливом Афган.

Населённые пункты Восточной Чукотки идеальное место для снятия вообще каких-либо пограничных барьеров. Никаких военных баз и секретных объектов, отсутствие наземного сообщения. Всё и вся на виду.

Ещё один козырь, а точнее бриллиант в короне Восточной Чукотки - остров Ратманова. Ничем не примечательный арктический остров или, как раньше говорили - скала. Из достопримечательностей -  птичий базар, да лежбище сивучей (но не факт). Ратманова примечателен тем, что это крайняя восточная земля в Российской Федерации, в двух километрах от которой проходит линия перемены дат. Напротив Ратманова американский остров Крузенштерна, на котором расположено маленькое эскимосское поселение. На американский островок можно попасть без проблем, хоть американцам, хоть русским, хоть неграм. На русский остров только ВИП персоны, типа патриарха или руководителя какой-нибудь госкорпорации. Как думаете много ли людей, которые хотели с одного острова переплыть/перелететь на другой совершив путешествие из вчера в сегодня? Навскидку, без продвижения и маркетинга данного направления - как минимум пару сотен в год. Разумеется, не по цене горящих путёвок в Таиланд в не сезон.

Этнография, а если точнее промыслы коренных жителей Восточной Чукотки: чукчей и эскимосов, также является нашим конкурентным преимуществом. Да, в том же туристическом ключе. Самобытность чукотских морских охотников и оленеводов - это валюта, как минимум, которая может кормить их самих.

Данная концепция не является догмой, она может и должна подвергаться конструктивной критике. Возможность реализации программных проектов в нынешней политико-экономической ситуации в России, и при нынешней региональной администрации не возможна. Радует одно - мы живём в России, в стране, где всё возможно. Не сейчас, так завтра.

Tags: история Чукотки
Subscribe

Posts from This Journal “история Чукотки” Tag

promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments