Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Categories:

Я вам хлеба привёз (часть 8)

Через несколько дней, после того как стихла пурга, в Чаплино приехал вездеход, который шёл в  Янракыннот. Вездеходчик разыскал Костю:

- Собирайся, поехали, - сказал вездеходчик.

Костя отказался, сославшись на какую-то поломку. «Как знаешь», - сказал вездеходчик  и уехал. Что-то кольнуло в душе у Костяна. Он попытался понять что это, но перед глазами возникла Рыжая и долг, а это он пытался привести Костю в чувства, был подло растоптан прекрасной женской ножкой. Следующий месяц Костян провёл в Новом Чаплино.

Не каждый день, но регулярно, Костя ездил в Провидения по делам чаплинцев: то кого-то отвезти, то груз забрать. Но большую часть времени он проводил с Рыжей. Они гуляли, ездили на рыбалку и охоту, встречали закаты и  рассветы, одним словом, пребывали в той блаженной фазе развития половых отношений, который романтики называют любовью, а прагматики конфетно-букетным периодом. Директор несколько раз пытался связаться с Пехотиным, но по «случайному стечению обстоятельств», его никогда не могли застать на месте: то он был в гараже, то пытался штурмовать Сенявинский пролив, то находился в каматозе (исключительно в выходные дни).
Но однажды, Рыжая улетела. Три дня Пехотин беспробудно пьянствовал. На четвёртый день он проснулся, с трудом подошёл к столу, налил рюмку водки и произнёс :  «Нужно ехать, иначе сгорю», - после чего выпил опохмельную стопку и снова провалился в сон. Вечером Костя заставил себя выйти на улицу и подготовить машину к поездке.

В гараже, где стоял «Урал», он увидел Шамана,  парнишку лет двадцати, который иногда сопровождал его в поездках и помогал с мелким ремонтом:

- Шаман, ты же сам из Янска?
- Ага, - ответил Шаман.
- Поехали со мной в Янракыннот?
- Поехали, - сказал Шаман. В Янракыннот, Лёхе, так на самом деле звали Шамана, было не нужно. Но в Янракыннот было нужно Костяну. Ехать в одного глупо и опасно. Поэтому Шаман и согласился.

Двадцать шестого апреля Пехотин с Шаманом выехали из Чаплино в Янракыннот. Весна уже давно шагала по Чукотке. Столбик термометра ночью не опускался ниже 5 градусов, а днём на солнце жарило до  +10. В тундре появились чёрные проталины-проплешины. Двенадцать километров до пролива Костя, в этот раз, ехал уже полтора дня. Как форсировать пролив Костя не знал, но знал, что преодолеть его он должен и просто обязан. В посёлке они с Шаманом накидали в кузов целую кучку досок, несколько брёвен и вязли 5 лопат. На всякий случай.
Пролив представился перед Костей печальным зрелищем, теперь не было даже видимости уверенного снежного покрова, черными пятнами, то тут-то там, синели лужи и  маленькие озерца. Вездеходная колея чернела от воды.

- Знаешь Костян, - сказал Шаман – вот эта вода в колее, наш единственный шанс пробиться.
- Не понял?
- Если дальше, как и здесь возле берега в колее будет вода, значит нам не придётся пробиваться через снежную мачмалу. Мокрый снег мы замучаемся копать.

Четыре километра до острова Ыттыграна они ехали пять дней. Вода в колее стояла только под берегом, а через триста метров, чего и опасался Шаман, они завязли в снежной мачмале. В этом месте, откопавшись, ещё не поздно было повернуть назад. Но сдаваться без боя, Костя не хотел. К концу  первого дня поворачивать назад уже было поздно. Трактор сюда не доедет, поэтому оставалось два варианта: бросить машину с концами или пробиваться. И они бились. Копали, курили и снова копали. В этот раз Костя оказался более подготовлен, он взял в Чаплино болотники. Но иной раз, приходилось залезать в снежную мачмалу по пояс.  Их битва могла закончится через сутки, если бы по случайному стечению обстоятельств Шаман не взял с собой печку-буржуйку. Кто-то из его янракыннотских родственников попросил привезти печку для балка. Печку установили в будке, трубу вывели в открытую дверь. Рассверливать отверстие в будке было не чем. Но и при открытой двери в будке было жарко и даже душно, но главное,  можно было просушиться.  На второй день мимо них проехали снегоходы. Весть о том, что «Урал» пробивается в Янракыннот разлетелась моментально и теперь, каждый день к ним приезжали мужики на снегоходах из соседних сёл и даже из Провидения, привозили продукты, выпивку и помогали копать. Костя раз за разом пытался понять, для чего и зачем мужики, которые его даже не знали, помогают ему, но ответа не находил.

- Спасибо мужики, - всё что мог сказать Костя.

Самым ценным в помощи были не продукты и выпивка, выпивали он с Шаманом только перед сном по три стопаря, чтобы заснуть, самым ценным была помощь в копании. Через два дня махания лопатой ладони у  Пехотина и Шмана были сплошной кровавой мозолью. Но неприятнее всего было даже не это, а то, что руки не сжимались и не разгибались, мышцы свело в положении «человек держит воображаемый стакан». Отпустило мышцы только на четвертый день. Метр за метром, «Урал» продвигался к Ыттыграну. И настал день, когда они преодолели первую часть пролива. Это была самая сложная часть пролива, но всего лишь часть. Они пересекли Ыттыгран и снова вышли на Сенявинский пролив. Ещё сутки они бились в мачмале, что и на противоположной стороне Ыттыграна, как неожиданно структура льда изменилась и машина пошла. Медленно, но без копаний. К концу дня они доехали до острова Аракамчечен.

- Вон там в районе мыса самый опасный участок, - сказал Шаман. Снегоходчики говорили, что лёд там совсем тонкий.
Лёд тонкий, зато без снега. Без снега, но весь в воде. Из-за воды не видно трещин. Если образно, то впереди – минное поле.
- Шаман, спасибо тебе огромное за помощь. Дальше как бог даст. Либо прорвусь, либо машину утоплю. Шанс, что прорвусь небольшой….
- Костян ты чего? – перебил его Шаман, -  Вместе выехали, вместе и приедем, - Шаман сделал паузу, потом добавил, -  или не приедем.

На глазах у Кости выступили слёзы, он отвернулся от Шамана, врубил скорость и поехал. Костян разогнал «Урал» до 80 км/ч. Весь скарб лежащий в кузове стучал и громыхал, по обе стороны от машины стояла  стена брызг высотой в три метра. Жуткое и захватывающее зрелище. Адреналин «закипел» и сначала Костян, а за ним Шаман, заорали. Зрителями безумной технофеерии были только нерпы, гревшиеся возле полыней и  удивлённо поднимавшие головы, чтобы определить степень угрозы от несущегося и грохочущего.

Азарт первых минут прошёл, Пехотин и Шаман замолчали и смотрели вперёд, пытаясь заметить опасность, раньше, чем на неё налетят. Но опасность была не заметна, она находилась под водой. За мысом, от которого начинался опасный участок, жёсткая геометрия пространства стала мягкой. Костя вначале не понял, что произошло, машина продолжала движение, но скорость немного упала.

- На «мягкий лёд» въехали, тут главное не останавливаться, - сказал Шаман.

Останавливаться Костя и не думал. Он думал, об одном, лишь бы «Урал» не заглох. Но ураловский движок, ни разу за всё время перегона не заставил даже усомниться в его ненадёжности.
Костя посмотрела в зеркало заднего вида. «Колея-кильватер» за «Уралом» шла волной, словно они ехали не по твёрдом льду, а по открытому морю.

Через километр «мягкий лёд» закончился.
- По идее, дальше должно быть нормально, - сообщил Шаман.

Было не просто нормально, было отлично. Гнать уже не было смысла, Костя скинул скорость до 30 километров. Впереди уже были видны огни Янракыннота.  Казалось ещё чуть-чуть и их авантюрно-героическая Сенявинская эпопея завершится. Но коварный пролив выкинул последний козырь – затопил водой съезд на берег. Водяной барьер шириной метров двадцать тянулся вдоль всего берега.

С берега крикнули:
- На берег не проехать. Вчера  лёд оторвало. Мы сейчас за лодкой сходим и вас перевезём.

Костя пустым взглядом посмотрел на берег, потом опустил голову на руль и заплакал.  Шаман молча вышел из машины.
Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Хунвейбины ОНФ (продолжение)

    И дольше века длился день славных Хунвейбинов ОНФ в походе против мракобесия, ханжества, лицемерия, коррупции и кумовства. Первый бой выигран, но в…

  • Хунвейбины ОНФ

    Уютная не позволяет написать полный вариант названия, который звучит следующим образом: "Великий поход Хунвейбинов ОНФ против мракобесия,…

  • Где же ты, Лом? (финальная часть)

    Два дня медведи досаждали Лому, а потом исчезли. Сидеть в взаперти Ивану осточертело и он решил погулять. «Гулять» далеко Иван опасался,…

  • Где же ты, Лом? (часть 4)

    Поисковая операция началась только на третий день. Не было вертолётов. Пограничный вертолёт вылетел на боевое задание, два гражданских, на Шмидте и…

  • Где же ты, Лом? (часть 3)

    Разумеется, просто так, за сигаретами, в Энурмино Петрович ни за что не пошёл бы. Для выполнения поручений есть матрос. Сигареты действительно были…

  • Где же ты, Лом? (часть 2)

    Буксирный катер «Долгота» медленно пробивался через ледяную шугу. Через несколько часов после выхода со Шмидта зарядил снежный заряд и…

  • Где же ты, Лом?

    С такой фамилией, какая была у Ваньки, прозвища было не нужно. Лом он и есть Лом. Казалось, что тут ещё можно придумать? Но кличка у Ваньки Лома,…

  • Я вам хлеба привёз (заключительная часть)

    Шаман отошел от машины и смотрел в сторону открытого моря, которое было уже недалеко от посёлка. Сколько прошло времени, Шаман потом не смог точно…

  • Я вам хлеба привёз (часть 7)

    Утром Костя не смог открыть дверь. - Что за чёрт?- сказал Пехотин и толкнул дверь сильнее. Дверь немного поддалась и образовалась небольшая щель.…

promo basov_chukotka июль 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments