Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Categories:

Я вам хлеба привёз (часть 5)

 До Сердце-Камня Костя доехал только на следующий день. Несколько раз ему попадались старые снегоходовские следы, но они уходили не в том направлении. Зацепки на «дорогу» не было. После горы Сердце-Камень Пехотину пришлось заниматься спортивным ориентированием. Направление, нарисованное Кирилычем маркером на проклееной скотчем карте, как и следовало ожидать, после нескольких просмотров  стёрлось. «Блин, надо было хотя бы процарапать», - подумал Пехотин, но хорошая мысль, как хороший коньяк требует времени.
Генеральный курс на восток. Слева чернела гряда сопок, справа белая пустыня. Режим движения теперь соответствовал световому дню. Выезжал Костя при ранних утренних сумерках, движение заканчивал с наступлением темноты. Ночная езда неэффективна, нет ориентиров. Радовало Костю два фактора: он едет и он видит куда едет.  Хотя и не знает куда. Из суеверных соображений, акцентировать сознание на этих  маленьких радостях жизни  он не стал даже  в мыслях.  Вот о хреновой погоде можно хоть заговориться, но она, собака, от этого лучше почему то не становится.

На третий день после выезда из Конергино Костя встрял. И встрял капитально. Сопки, чернеющие далеко слева, с каждым километром становились ближе и вскоре вплотную подошли к морю. Но ехать ещё было можно, непроходов не было. Зато речки, которые Костя не замечал, так как они фактически были вровень с тундрой, теперь оказались серьёзным препятствием. Их русла находились в небольших каньонах. Спуск с крутых, почти обрывистых берегов был сложным и опасным.  Перед каждым спуском Костя выходил из машины и пешим порядком моделировал спуск. Четвёртый спуск оказался критическим. Теоретически спустится было можно, хотя берег был почти отвесным, но внизу, как сказали бы японцы, был сад камней. Пехотину японская ассоциация на ум не пришла, увиденное он назвал каменный ад. Самой реки не было, видимо вода здесь сходила только во время таяния снега. Зато легко было представить, что здесь творится в начале лета. В сухом русле, едва припорошенном снегом лежали валуны по полтора-два метра в диаметре. Как ехать через этот курум Костя не представлял. Постояв над обрывом и выкурив две сигареты, Костя принял решение объехать этот опасный участок.  Движение вниз, к устью, Костя отмёл сразу, там к камням на береговой линии ещё и мощный торосистый лёд прибавится. Оставалось движение вверх, через исток реки. Через километр речная терраса упёрлась в сопку. Склон сопки был не очень приятным, но в принципе проходим, если ехать очень осторожно. На первой пониженной передаче,  Пехотин  потихоньку въехал в ущелье. Ущелье было длинным и петляющим. Но ни одного намёка на то, что каньон закончится не было.  Через два часа, проехав около 8 километров, Пехотин упёрся в сопку. Ручей делал петлю в обратную сторону. «Всё, амба. Приплыли, Пехотин» - сказал Костя сам себе. Ситуация была патовой – дальше ехать нельзя, но и развернуться, чтобы выехать, к  месту откуда приехал, тоже не получится. Единственно возможный вариант –  задний ход. «Посмотри в правое зеркало, посмотри в левое зеркало, отожми сцепление и потихонечку, потихонечку…», - вслух разговаривал Костя сам с собой, чтобы сбить подкрадывающееся волнение. Езда задним ходом, на грузовике, мягко говоря, не была сильной стороной вождения Пехотина. Тем более, езда задним ходом по склону. Через триста метров Костя вышел из машины и уткнулся лицом в снег. Потом встал, разделся и начал умываться снегом. За эти несчастные триста метров он взмок до самой фуфайки. Как назло солнце уже начало садиться. До темноты Костя сумел проехать лишь полпути. «Спать под уклоном - это отдых для настоящих чукотских сибаритов», - сказал Костя и тут же уснул.
Проснулся Костя от глухого удара в дверь. Только он хотел открыть дверь и посмотреть, что стукнуло, как заорал и так сильно дёрнулся, что головой со всей дури ударился о крышу кабины. В окне, которое было рядом с пассажирским сидением торчала морда белого медведя. Медведь уткнулся носом в стекло и смотрел на Костю. Пехотин  вжался в водительскую дверь и продолжал орать. Через несколько секунд шок прошёл и Костя со всей дури нажал на сигнал. Только после мощного фа-фа медведь исчез из окна. Ушёл ли медведь совсем или сидит возле машины Костя не знал, он по-прежнему давил на сигнал. Но уже не испугано, а зло.  Минут через пять Пехотин убрал руку с сигнала.  На часах было 4 утра. «Фашист, сука, - сказал Пехотин в тёмное  окно, - теперь  хрен уснёшь».  Началось затяжное бдение. Через полчаса Костя осмелился переместиться на пассажирское сидение и прильнул к окну. За окном по-прежнему была темень. Осмелел он до такой степени, что открыл на половину окно и чуть-чуть высунул голову, пытаясь понять здесь ли медведь? Но и в открытое окно он тоже ничего не увидел. «Не думай о белом медведе, не думай о белом медведе, - пытался успокоить себя Пехотин, - Ну как тут не думать, когда он мордой в окно тычется? Какой хренов психолог придумал это упражнение? В Москве можно не думать, а тут только и делаешь, что думаешь, где эта скотина сейчас?». Особенно тяжко пришлось в первые предрассветные часы, когда воспалённые от напряжения глаза всматривались в каждый миллиметр поверхности за «Уралом».  Промучившись до половины девятого утра, Костя приоткрыл дверь и ещё раз внимательно изучил окрестность возле «Урала». Медведя не было. Выходить из машины он побоялся. Убедившись что никого нет, он продолжил движение к точке с  большими камнями. Через два часа он доехал до спуска с реки.
Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Иншалла, Чукотка

    Сибир лежал на снегу и смотрел на небо. Небо было живое, оно играло сполохами северного сияния. Рот растянулся в улыбке, глаза заблестели:…

  • Кавасаки сегодня не умрёт

    День у Кавасаки не задался с самого утра. Во-первых, он проспал выход на охоту. Кавасаки был морским охотником. В отличие от большинства своих…

  • Сказка о чукотских динозаврах

    Когда-то давно, так давно что никто уже и не помнит, на Чукотке водились динозавры. Динозавры не знали, что они динозавры и что однажды вымрут.…

  • Запылай над океаном

    Кто бы знал, что танцы доведут пионера-переростка Илюху до Америки! Максимум, до чего жизнь могла довести Илюху - до тюрьмы. Директор школы так…

  • Серёга едет в Усть-Белую

    Серёга ехал домой. Серёга ехал в Усть-Белую, небольшое чукотское село, которого не отыщешь на большинстве российских карт. Поводом для этого…

  • Не Рытхэу

    Готовится к печати моя очередная книга. В этот раз художественная - сборник рассказов "Не Рытхэу". Это чукотские были-небыли про…

  • Вова и Ждун

    Это было на берегу Берингова моря. Вова ждал. Ждал у моря погоды. Что ещё можно ждать у моря? Но море Вову не ждало, море вообще никого и ничего…

  • Хунвейбины ОНФ (продолжение)

    И дольше века длился день славных Хунвейбинов ОНФ в походе против мракобесия, ханжества, лицемерия, коррупции и кумовства. Первый бой выигран, но в…

  • Хунвейбины ОНФ

    Уютная не позволяет написать полный вариант названия, который звучит следующим образом: "Великий поход Хунвейбинов ОНФ против мракобесия,…

promo basov_chukotka july 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment