Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Category:

Судьба - не судьба

Два злых духа-келе играли в карты.
- Не интересно друг с другом играть, – сказал один из них, - пойдём играть духами – хранителями?
Но все духи-хранители отказывались играть в карты с келе. Тогда один из злых духов сказал:
- Не хотите с нами играть, будем играть с людьми.

И начались у людей несчастья. То путник заблудится замёрзнет, то рыбой кто-то отравиться, то дети мертвыми рождаются. Трудно было духам-хранителям, келе - сильные духи, гораздо сильнее их. К тому же они разозлились. Собрались духи-хранители и решили, что если не отвлечь келе, многие беды будут у людей. И отправили они к келе двух переговорщиков.
Обрадовались келе, что шантаж их удался. Сели они играть в карты.

- На людей будем играть, - сказали келе, - если выиграете, мы расскажем судьбу двух людей. И вы их сможете защитить. А если проиграете они умрут.
Началась игра. Долго длилась игра. Солнце много раз освещало их лица. Келе жульничали, но духи-хранители сумели угадать все уловки и всё-таки победили.
Келе выполнили своё обещание рассказали судьбу людей, но напоследок сказали:
- Люди глупые. Даже с вашими оберегами они всё равно умрут не своей смертью.


 Казбек родился в горах и родился счастливым. Несчастья его обходили стороной и чурались как черт ладана. Когда он родился, в ауле сошёл оползень, который разрушил много домов. Оползень дошёл до его дома и остановился. Позже, когда он был школьником, автобус застрял из-за снежных заторов на дороге. Он вышел из автобуса по нужде, а через несколько минут сошла лавина, которая накрыла автобус. Было ещё много других небольших случаев, после которых Казбек уверовал в свою счастливую звезду. Судьба его любила и баловала. Ему везло и по- крупному и в мелочах: на нём никогда не заканчивалась очередь, его не досматривали в Москве, даже в 1990-е, хотя внешность у него была типично кавказской, даже работа его находила самая лучшая и денежная. Одним словом, везло со всех сторон. Однажды, на черноморском курорте, к нему подошли цыганки погадать на судьбу. Казбек улыбнулся и протянул руку. Цыганка взглянула на руку и удивлённо посмотрела на Казбека:

- Судьба тебя любит, джигит. Ты это знаешь. У тебя сильный ангел-хранитель. Но у тебя есть один сильный враг, который может тебя погубить.
- Кто это? – удивился Казбек
- Ты сам. Будь осторожнее и внимательней к своей судьбе. Не испытывай её.

В цыганок Казбек не очень верил, да и совет был так себе. Такой совет можно всем давать. Прошло много лет. Казбек уехал с родины и жил на другом конце страны, в далёком от большой земли и цивилизации чукотском районе. Жизнь в чукотской глубинке богата на события. Правда события были локального, местечкового характера: кто-то с кем-то подрался, разбушевавшаяся стихия «проинспектировала» деятельность коммунальных служб, семейные драмы и многочисленные праздники, торжества и поминки. Событий много, а толку одних? Скукотища. Главным развлечением в этой череде серых будней было общение с командировочными.
После двух литров водки разговор с политики и женской темы перешёл к особенностям жизни на Чукотке.
- Ну разве это везенье? -  сказал командировочный, - вот мне рассказывали случай, про человека, который девять раз терпел авиакатастрофы и выжил. Вот это везение.
Казбек, разгоряченный спиртным и спором не сдавался.
- Не веришь в мою удачу? Смотри, - Казбек подошёл к шкафу достал пистолет, приложил к виску и выстрелил.
Командировочный от неожиданности уронил стакан на пол.
- Что? Понял? Вот это везение. Да ты не очкуй, это не настоящий пистолет,  воздушка.

Когда Армаургин в первый раз упал на самолёте было страшно. Ему тогда было десять лет и он в первый раз в жизни летел на самолёте.  Те восемь секунд, что они падали он помнил как вчера.  Самолёт взлетел, потом из двигателя повалил дым и они начали падать. Самолёт совершил жёсткую посадку. Без жертв тогда не обошлось, три человека погибли, у многих были травмы.  Армаургин отделался  ушибами и ссадинами. Потом была авария на вертолёте. В той аварии в живых осталось всего три человека, которые сидели рядом с ним. По иронии судьбы, в армии он попал в десантные войска. Следующие два авиа происшествия произошли с Армаургиным во время тренировочных парашютных прыжков. Вернувшись на гражданку он устроился на работу подальше от авиации, в оленеводческую бригаду. Но летать всё равно приходилось. Авиа происшествия были разными: от жестких посадок, до скидывания самолёта с взлётной полосы из-за порыва ветра. Разными были и последствия. Трижды он лежал в больнице с переломами и вывихами, но серьёзного ущерба здоровью авиационные злоключения не причинили. Хуже всего было с народной молвой. Как только Армаургин собирался куда-то лететь, народ, узнав об этом, срочно сдавал билеты. Лететь с Армаургиным, в лучшем случае, означало оказаться в больнице. С наземной техникой происшествий ни разу не было, но на всякий случай, народ отказывался с ним ездить и на автотранспорте. Армауригн стал замечать, что люди его чураются, словно больного. А уж слухи о нём ходили самые разнообразные.

 С таким «везеньем», даже убеждённый атеист Армаургин, уверовал. Правда сам не знал в кого и «от греха», а заодно и людей, окончательно уехал в тундру. Однажды, перегоняя стадо в соседний район, он познакомился в тундре со стариком-шаманом, так про него говорили оленеводы. Он поведал старику свою историю. Старик выслушал, но ничего не сказал. Армаургин ругал себя за то, что открылся старику и поверил в сказки про шамана. Но через несколько дней старик к нему подошёл и сказал.

- У тебя сильный дух-хранитель, он тебя бережёт. Я говорил с ним. Он сказал, что бояться тебе нечего.
- Я не боюсь, - сказал Армаургин, - я столько раз падал на самолёте, что страх мой давно уже умер. Мне страшно не от того, что погибну, а то что люди говорят обо мне.
- Люди всегда что-нибудь говорят, - философски заметил старик.
- А как сделать, чтобы они не говорили обо мне всякого?
- Никак.
- Неужели нет средства? Может амулет какой-нибудь?
- Зачем тебе амулет? У тебя есть дух -хранитель. Ты о нём думай, его благодари. Амулет нужен для тех, у кого дух-хранитель слабый, тогда амулет защищает. С амулетом  дух-хранитель тебя не увидит и не сможет помочь.
- Но амулет может отвести от меня разговоры и пересуды?
- Да, может.
- Слушай старик, дай мне такой амулет?
- Ты точно этого хочешь?
- Да, очень прошу тебя.
- Хорошо, - сказал, старик, поковырялся палочкой в земле, поднял камень и протянул его Армаургину, - вот держи. Армаургин удивился, такому амулету, но ничего не сказал.

Может от того, что Армаургин давно не выезжал в посёлок люди начали забывать о его «везении», а может и в самом деле всё дело было в амулете, но с тех пор, слухи об Армаургине прекратились. Для камушка Армаургин сшил мешочек и всегда его носил с собой.

- Казбек Мансурович, к нам в район прилетает съемочная группа. Нужно её отвезти в оленеводческую бригаду. Вы будете их сопровождать – получил задание от руководителя Казбек.

Через три дня на вездеходе, Казбек и киношники, как называют на Чукотке любую съёмочную группу, добрались до бригады Армаургина. К тому времени Армаургин  уже стал бригадиром. Несколько дней киношники снимали жизнь и быт чукотских оленеводов. Всё было отлично, картинка – видеоряд получился шикарный, не хватало главного - истории. Оленеводы были не многословными, с чужими людьми по душам и за жизнь не говорили.

- Казбек, -с просьбой к сопровождающему обратился режиссёр, - может ты их как-нибудь разговоришь? У нас не получается.
- Чего не сделаешь ради искусства, - улыбнулся Казбек, - не волнуйся, разговорю. Все будут говорить, только успевай записывать. Только записывать будешь сегодня на диктофон или в тетрадку. На камеру чтобы не снимали. А то мне голову начальство открутит.

Вечером все собрались в яранге бригадира. Казбек проставлялся. Оленеводы, до этого намекали о магарыче, но осторожно. Всё-таки начальство приехало. Через полчаса в яранге было шумно. Режиссёр расспрашивал о случаях из жизни оленеводов, о семейных драмах и прочих вещах, из которых он в дальнейшем планировал сделать фильм о «настоящей» жизни чукотских кочевников. Один из оленеводов в разговоре вскользь упомянул о везучести  бригадира. Сделал он это, когда Армаургин вышел на улицу.

- Армаургин, - когда тот вернулся, начал разговор Казбек, - так ты тот самый везунчик, который девять раз падал на самолёте?
- Не девять, а всего семь, - неохотно сказал Армаургин и неподоброму посмотрел на своих оленеводов.

В разговор вступил режиссёр, о такой «удаче» он даже не мечтал. «Оленевод, которого боится небо» – режиссёр уже рисовал в голове броский заголовок для репортажа. Начались расспросы. Армаургин сначала отвечал неохотно, но «ключи» от языка уже были найдены. Благо количества  «ключей» у приезжих было достаточно.

После жарких разговоров вышли на улицу освежиться. Режиссёр узнал что хотел и предложил расходиться, мол выпили хорошо, уже все пьяные, нужно отдыхать.

- Кто пьяный, - сказал один из оленеводов? - Да я трезвый, хочешь со ста метров в бутылку попаду?

Тут же образовался «стрелковый клуб» и даже назначили приз самому меткому – магарыч. Со ста метров никто не попал, но с 30 метров попали почти все, в том числе и Казбек, со своего травматического пистолета. Бутылка правда не разбилась. Победителя не выявили, поэтому решили раздавить магарыч на всех. Кто-то снова заговорил о везучести Армаургина.

- Да разве это везучесть? А вот так ваш Армаургин может?

Казбек достал пистолет приложил к виску и выстрелил. Этот фокус он проделывал десятки раз. Последнее, что увидел Казбек был ужас в глазах собравшихся.

Все сидевшие в яранге моментально протрезвели. Кто-то побежал к рации вызывать санрейс, хотя медицина уже ничем помочь не могла. Через три часа на горизонте показался вертолёт.

- Нужно обозначить площадку для посадки – сказал режиссёр.

Армаургин и сам это знал. Он схватил палку с тряпкой и побежал с обрыва вниз, к реке, где была ровная большая площадка. На спуске он споткнулся и упал прямо на палку, которая по касательной вошла в живот  и вышла в районе ключицы. Никто из стоявших наверху не видел этого. Армургин, корчась от боли вытащил палку и скатился вниз. Последнее что он помнил, как нащупал рукой мешочек с амулетом.

Истекающего кровью Армаургина положили в вертолёт рядом с Казбеком.  Через пять минут после взлёта Армургин умер.


Келе сидели на дальней сопке и смотрели за улетающим вдаль вертолётом.
- Люди так предсказуемы.
- Даже не интересно. Пошли лучше в кости с духами-хранителями играть.
Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Ёлки чукотские

    Ёлки на Чукотке не растут, поэтому перед Новым годом Саня ездил в тундру за кедровым стлаником. Кедровый стланик сложно назвать ёлкой, он даже не…

  • До свидания, мои любимые котики (продолжение)

    Наступил сентябрь. Ночью воздух опускался до минусовых температур, на утро берега покрывались хрустящей корочкой заберегов. Генка накачал лодку и…

  • До свидания, мои любимые котики

    Если бы Генка родился в Великобритании он стал рокнрольщиком. Но Генка родился на другом острове, на котором музыкальный мейнстрим не широким…

  • Закрытый клуб любителей секса (продолжение)

    Через три дня после разговора Петруха решился лететь в Анадырь. И вот он на вертолётке. Нервно курит и каждые пять минут смотрит на часы. - Петруха,…

  • Закрытый клуб любителей секса

    Петруха стоял на вертолётке и нервно курил. Уже четыре бычка валялись у его ног. До прилёта вертолёта было ещё как минимум минут сорок. Так рано на…

  • Зачем я здесь?

    Губернатор смотрел в окно. Из окна открывался потрясающий вид на лиман. Пожалуй, самый лучший вид на лиман в городе. Вдали, за лиманом, черно-белым…

  • За чаем (продолжение)

    - Ни фига себе, - сказал я не ожидая подобного поворота, - И что, в Номе? Пошёл в полицию? - Да, по прилёту я начал искать полицейский участок,…

  • За чаем

    В ту ночь мы со Степаном были на дежурстве. К вечеру, собрав стадо на небольшом холме, пока олени отдыхали решили почаёвничать. Чай в термосе…

  • Чукотский сочельник

    Стас был католиком. Русским католиком. Редкое словосочетание, но так тоже бывает, если родился в Риге. Стас работал в Москве, ходил в костёл на Малой…

promo basov_chukotka июль 20, 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments