Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Category:

До свидания, мои любимые котики (продолжение)

Наступил сентябрь. Ночью воздух опускался до минусовых температур, на утро берега покрывались хрустящей корочкой заберегов. Генка накачал лодку и поплыл. Первые километры река была мелкой, постоянно приходилось перетаскивать севшую на мель лодку. На третий день вобрав в себя несколько притоков река сделалась широкой и быстрой. Вскоре пошли скальники и опасные прижимы. Несколько раз Генке чудом, в последний момент удавалось отгрести от опасного участка. Но без купаний не обошлось. Лодку в водовороте развернуло поперёк, прижало к скале и начало подтапливать. Генка со всей силы оттолкнулся веслом от скалы и лодку тут же перевернуло. Все вещи были на месте, потому что были привязаны, но напрочь мокрыми. «Ничего, разведу костёр и высушусь», - трясясь от холода сказал Генка. Но костёр развести не удалось. Спички, хотя и были завернуты в целлофановый пакет промокли. Отжав вещи и вусмерть замёрзнув на ветру, Генка бегал по берегу, забирался на сопку, прыгал и кричал. Минут через 40 он почувствовал пальцы на ногах и перестал трястись от холода. Окончательно согрелся Генка ещё через полчаса усиленных физических нагрузок. «Плыть, плыть без остановки, - говорил он сам себе, - иначе камака». И Генка плыл. Плыл до тех пор, пока было хоть немного видно реку. Потом он вышел на берег и снова бег, прыжки и крики, чтобы быстрее согреться. Тепла хватало минут на тридцать, потом прошибал озноб и всё приходилось делать заново. Как только забрезжил рассвет, Генка снова поплыл. Сил уже почти не было, гребки были слабыми и эта физнагрузка уже не согревала. Трясясь и стуча зубами,  Генка грёб  из последних сил. Природа как будто сжалилась над Генкиными страданиями и отблагодарила его не по осеннему тёплым солнечным днём. Началось бабье лето.  Часам к 11 стало жарко. Вещи начали подсыхать, но кардинально сентябрьское солнце не могло решить проблему мокрой одежды. На берег Генка не выходил, грёб. Сколько он проплыл и сколько ещё осталось Гена не знал. Знал лишь одно – река вынесет. И хорошо, чтобы она вынесла к какому-нибудь балку. Балка Генка не увидел, зато вскоре после полудня, когда организм уже устал бороться и начал сдавать, на берегу он увидел бочки. Это была старая геологическая стоянка. Возле бочек он обнаружил разбитые стеклянные банки. Генка достал отсыревший патрон, вскрыл его, высыпал порох и начал сушить при помощи стекла и солнечного света. «Эх, была бы линза, разжечь костёр было бы делом трёх минут», - думал Генка, но линзы не было. При помощи стекла ему удалось подсушить порох, теперь была нужна искра. Он нашёл какую-то железную арматурину, валявшуюся возле бочек, обложил кучку пороха мхом и травой и ножом о железяку начал выбивать искру. Удача в этот день ему улыбалась. Через десять минут Генке удалось высечь искру, которая упала на порох.  Огородив костёр бочками и положив на них ветки, он сделал сушилку. Через пару часов одежда и остальное Генкино снаряжение подсохло. Радостнее всего было за просушенные спички. Жизнь налаживалась. Оставалось сделать ещё очень важное дело – поспать, шли вторые сутки Генкиного бодрствования. Второе и даже третье дыхание уже давно закончились. Генка перенёс костер, натянул тент на бочки и улёгся на прогретую костром землю и тут же вырубился.

Несколько раз на обрывистых склонах реки Генка видел диких оленей, но охотиться не стал – ему было жалко времени. Река была щедрой на хариусов. Днём, сплавляясь на лодке Генка рыбачил. К вечеру у него в лодке было не меньше десятка рыбин. Река кормила. Выйдя из узких скалистых каньонов река разлилась по долине множеством проток. Скорость течения была внушительной, Генке только и оставалось, что подруливать.  Погода стояла чудесная, солнечная и почти безветренная. Ландшафт менялся на глазах, крутые берега начали «таять» и ощетиниваться кустарником. Чем ниже становились берега, тем выше становился кустарник. А ещё через день Генка попал в лес. В речной долине росли 15 метровые гиганты. Деревья Генка увидел впервые. Он даже остановился для того чтобы их потрогать.  Лес Генку поражал и зачаровывал. Если бы не цель его путешествия он обязательно провёл здесь несколько дней, но нужно было спешить.

Спешка его чуть не сгубила. Чтобы быстрее добраться до Анадыря он сплавлялся до самой темноты. И в темноте не заметил торчащей из воды коряги – это был топляк, ствол упавшего в воду дерева. Топляк распанахал днище лодки. Ни клея, ни заплаток у Генки не было, поэтому ремонтные работы, которые он начал утром свелись к тому, что он залатал двадцати сантиметровый порез бечёвкой, чтобы он совсем не разошёлся. Сидеть в лодке он теперь не мог. «Хорошо, что налетел на топляк днищем, а не баллонами,» - радовался Генка. Наломав в лесу жердей, он положил их сверху на баллоны и на таком импровизированном плоту продолжил сплав. Скорость сплава снизилась. Теперь он каждый час делал остановки, чтобы размяться и вычерпать воду. Генка не знал, что в одном дне сплава от места аварии в роще недалеко от реки находилась оленеводческая перевалбаза. Увидеть с реки её было нельзя.  А ниже перевалбазы находилась метеостанция, которую с реки было видно. Но бог путешествий в тот день был чем-то расстроен и напустил на реку жуткий туман.  И всё же Генке фартило, не было сильного ветра, который крутит-вертит надувные лодки на сплаве, а иной раз и вовсе пускает их против течения. Через три дня Гена сначала услышал, а потом и увидел посёлок. Это был большой посёлок на реке Анадырь. Невозмутимые лодочники, всю жизнь ходившие по реке и видавшие всякое, Генкиному появлению на лодке-плоту изрядно удивились. Ещё больше удивились, когда он сказал откуда и куда он плывёт.

- Паря ну по Анадырю, на этом плоту сплавиться ты сможешь только к речнику.
- К кому? – не понял Генка.
- Утонишь нахрен. Вон видишь баржа стоит. Попробуй, поговори, может тебя до Анадыря подбросят.

Генкину просьбу о речном автостопе до Анадыря капитан решительно отклонил. Вид у Геннадия, не говоря об исходящем от него запахе был бичёвский,  а связываться с поселковыми бичами, которые не дай бог сваляться по дороге за борт капитану не хотелось. Если бы не один из тех лодочников на берегу, видевший Генкино прибытие в посёлок, пришлось бы Геннадию грести по широкой реке Анадырь до города,  в лучшем случае недели две. Лодочник рассказал капитану о чудике, который приплыл «из-за гор». Капитан проникся уважением к Генкиному путешествию и не только согласился забрать его в город, но ещё и разрешил остаться ночевать на барже:

- Только иди помойся и постирай вещи, а то воняет от тебя бичарней.

В деле помывки ему помог Василич,  один из местных аксакалов-патриархов. У Василича была своя банька на окраине посёлка. Два часа Генка мылся, парился, стирался, а потом ещё полдня сушил в бане свои вещи. На баржу Геннадий пришёл не в парадном, но весьма изменившимся:

- Ну вот, другое дело, в таком виде можно и в Анадырь идти.

Баржа ушла на следующее утро. Три дня они шли до города. На лимане попали в шторм, который хотя и отодвинул время прибытия в Анадырь, но не отменил его. Во время сплава Генка почти не вспоминал о Елизавете и цели своего путешествия. Но чем ближе становился Анадырь, тем больше Генка начинал переживать: «Что он скажет Елизавете Михеевой?».  Внутренний диалог, дальше двух-трёх дежурных фраз не продвигался. Зато неожиданно для себя Генка открыл новую проблему – как он узнает радиоведущую? Кольку расспросить о том, как выглядит Елизавета Генка не решился. Зато вспомнил, что зоотехник рассказал, что просто так попасть на радио нельзя.

- У них там в Анадыре всё по пропускам, просто так никуда не попадёшь. Везде нужен паспорт. Не Чукотка, а материк ей богу.
«Паспорт! Как же он не подумал о нём», - паспорт в тундру отродясь никто не брал, а то что он ему может понадобиться в Анадыре Генка и не подумал.

В Анадыре Гена остановился у дальних родственников. Вечером включил радио, но вместо Елизаветы Михеевой, передачу вёл какой-то парень. Генка был в панике, что случилось? Неужели он ехал сюда зря?

Утром Генка отправился на радио «Пурга».

- Подскажите, как я могу увидеть Елизавету Михееву? – спросил Генка вахтёршу, - ей передачку из одного дальнего села передали. Очень срочно нужно увидеть.

- Нет её сейчас на радио- безучастно сказала вахтёрша.

Генка спал с лица. Вид его стал настолько обескураженным, что «непробиваемая» вахтёрша добавила чуть мягче:

- Она в отпуск сегодня улетает. Вы её можете в аэропорту перехватить.

 Ещё три часа Генка добирался  до аэропорта. Сначала он не смог попасть на рейсовый паром. Катер, взяв положенные по нормативу полсотни пассажиров отбыл на тот берег лимана, оставив Генку и таких же «неудачников» дожидаться его следующего прибытия. Перебравшись на «ту» сторону, он не втиснулся в бесплатный автобус до аэропорта. Денег на такси у него не было, поэтому пришлось идти пешком.

Гена шёл в аэропорт и пытался решить школьную задачу с одной неизвестной– как узнать человека если ни разу его не видел? «Была бы она телеведущая проблем не было», - рассуждал Генка, но с другой стороны я знаю её голос. Этот голос я узнаю среди тысячи других голосов». Вслед за проблемой идентификации, возникала другая проблема – что он скажет Елизавете? Вся уверенность, которой он был преисполнен дома улетучилась. Ведь Елизавета Махеева знаменитость, в аэропорту возле неё будут поклонники или просто знакомые, а может даже… тут Генка от неожиданной мысли даже остановился: «А что если она замужем и рядом будет супруг?».

- Эй, чего посреди дороги встал? – Генка настолько увлёкся размышлениями, что не заметил как вышел на середину дороги, - Ты что глухой, что ли? Сигналю, сигналю ему, – раздражённо кричал водитель.
- Я…нет, просто задумался очень сильно. Простите, – извиняющимся голосом сказал Генка.
- Задумался он! – уже не так зло буркнул водитель, - В аэропорт идёшь?
- Да
- Залезай, только поживее.

В аэропорту было шумно и оживлённо. Только что прибыл рейс из Москвы. Как в этом Вавилоне  найти незнакомого человека? Генка ходил среди пассажиров, прислушивался к женским голосам, но знакомого голоса не слышал. По громкой связи объявили о начале посадки на рейс Анадырь-Москва. Пассажиры неспешно потянулись к выходу на посадку. «Ещё минут двадцать и всё, - думал Генка, - Всё было зря».  Громкоговоритель снова ожил и сообщил, что рейс в отдалённое село задерживается по метеоусловиям трассы. «Точно! – обрадовался Гена, - можно же дать объявление по громкой связи».

- Милая девушка, - обратился Генка к девушке, сидящей за стойкой справочного бюро, - мне нужно найти одного человека.
- Пишите имя и фамилию.

Генка написал на листочке «Елизавета Михеева», потом взял другой листок и написал на нём «Пилигрим Геннадий с острова».

- Милая девушка, - снова обратился Генка к девушке за стойкой, - у меня сейчас машина уезжает, не могли бы вы, когда подойдёт вот эта девушка, - он отдал листок с именем, - отдать ей…

- Передачки мы не принимаем, - перебила его девушка за стойкой.
- Это не совсем передачка, - Генка достал деревянную статуэтку, - это ей просили передать из очень отдалённого села. Я бы сам передал, но у меня сейчас машина уезжает.

Девушка за стойкой посмотрела на статуэтку, улыбнулась и снисходительно сказала: «Ладно, передам».

Генка отошёл от справочного бюро, встал поодаль, так чтобы его не было видно и стал наблюдать. По громкой связи дали объявление. Через несколько минут, к стойке подошла девушка, взяла сувенир, прочитала записку и улыбнулась.

Это был самый счастливый момент в жизни Гены. «I Can Get No» пел в наушниках Джаггер. «Нет, всё было не зря» - сказал вслух Генка и улыбаясь во всё лицо вышел из аэропорта. 





Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • Судьба - не судьба

    Два злых духа-келе играли в карты. - Не интересно друг с другом играть, – сказал один из них, - пойдём играть духами – хранителями? Но…

  • Ёлки чукотские

    Ёлки на Чукотке не растут, поэтому перед Новым годом Саня ездил в тундру за кедровым стлаником. Кедровый стланик сложно назвать ёлкой, он даже не…

  • До свидания, мои любимые котики

    Если бы Генка родился в Великобритании он стал рокнрольщиком. Но Генка родился на другом острове, на котором музыкальный мейнстрим не широким…

  • Закрытый клуб любителей секса (продолжение)

    Через три дня после разговора Петруха решился лететь в Анадырь. И вот он на вертолётке. Нервно курит и каждые пять минут смотрит на часы. - Петруха,…

  • Закрытый клуб любителей секса

    Петруха стоял на вертолётке и нервно курил. Уже четыре бычка валялись у его ног. До прилёта вертолёта было ещё как минимум минут сорок. Так рано на…

  • Зачем я здесь?

    Губернатор смотрел в окно. Из окна открывался потрясающий вид на лиман. Пожалуй, самый лучший вид на лиман в городе. Вдали, за лиманом, черно-белым…

  • За чаем (продолжение)

    - Ни фига себе, - сказал я не ожидая подобного поворота, - И что, в Номе? Пошёл в полицию? - Да, по прилёту я начал искать полицейский участок,…

  • За чаем

    В ту ночь мы со Степаном были на дежурстве. К вечеру, собрав стадо на небольшом холме, пока олени отдыхали решили почаёвничать. Чай в термосе…

  • Чукотский сочельник

    Стас был католиком. Русским католиком. Редкое словосочетание, но так тоже бывает, если родился в Риге. Стас работал в Москве, ходил в костёл на Малой…

promo basov_chukotka july 20, 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments