Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

За чаем (продолжение)

- Ни фига себе, - сказал я не ожидая подобного поворота, - И что, в Номе? Пошёл в полицию?

- Да, по прилёту я начал искать полицейский участок, других вариантов даже теоретических у меня не было. Когда шёл в полицию меня окликнули. Нет, не по имени. Ко мне подошёл человек и спросил:

- Молодой человек, вы не с Чукотки? Да вы не удивляйтесь, - сказал он, - наших видно издали. Причём, кто эти наши чукчи, татары или русские не важно. Хомо советикус, действительно существует, вождь мирового пролетариата может спать спокойно, добился своей цели.  Я здесь пять лет живу, уже и гражданство получил. Америка - великая страна, чего нельзя сказать о моей бывшей родине. По вашему растерянному виду вижу, что у вас какая-то проблема.

Я ему вкратце рассказал, что случайно оказался без паспорта на Острове и что эскимосы меня отправили в Ном.

- Молодцы ребята, - рассмеялся Василий, так звали русского американца, - избавились от проблемы. Но ты Степан не горюй, тебе крупно повезло. Моему другу, владельцу карибу-фермы, как раз требуется пастух. Ну надо же, бывают совпадения! Сегодня встретимся с Хью и расскажем о твоей проблеме. А в полицию ты зря собирался. Американцы тебе скорее всего поверят. Даже если не поверят с местным населением они лояльны, отправят в Россию. А вот «наши» тебя не простят. Дело заведут за незаконное пересечение границы и в лучшем случае условный срок впаяют, а то и реальный дадут.  Впрочем, дело твоё, здесь в Америке всегда есть выбор.

А какой у меня мог быть выбор? В словах Василия действительно была правда, ведь запросто могли срок дать.

Вечером мы встретились с Хью. Хью, был владельцем оленьего стада в тысячу голов. Весной от него ушёл пастух. Местные идти в пастухи отказывались, а летовка, как известно самая горячая пора в оленеводстве и Хью позарез нужен был ещё один пастух. Американец  опасался, как бы из-за повышенной нагрузки от него не ушли остальные пастухи. Если я соглашусь поработать у него в летний период он обещал что-нибудь придумать, чтобы отправить меня на Чукотку.

На следующий день мы летели на маленьком четырехместном самолёте на карибу-ферму.  Ферма располагалась на берегу озера. Хозяйство было крепким: несколько строений, ветряной генератор, дизель-генератор, несколько квадроциклов, снегоходы. Мы о таком только мечтать могли. С продовольствием на ферме тоже был полный достаток. Кроме меня на ферме работало ещё пять человек. Дежурили по два человека через три дня. На дежурство выезжали на квадроциклах, на них же собирали стадо, одним словом не работа, а санаторий. В таких условиях у нас можно было бы в вдвоём работать.

Лето пролетело быстро. В середине сентября прилетел Хью с Василием. Через Василия Хью попытался уговорить меня остаться у него. Пообещал, что поможет получить гражданство, а потом привезёт мою семью. Предлагал хорошую зарплату. Но я от всего отказался. Мне нужно было возвращаться домой. Хью долго уговаривал. Я уже было подумал, что меня кинут. Ведь кем я по факту оказался в Америке? По сути рабом. Никто обо мне не знает, паспорта нет, языка почти не знаю. Но когда я очередной раз сказал «нет», Хью пожал мне руку и сказал:
- Ты отличный парень Степан, мне жаль терять такого работника. Но я обещал тебе помочь вернуться на родину. Хью своё слово держит.
В этот же день мы улетели в Ном. Хью сказал, что завтра из Нома выходит яхта, которая совершает круиз по Ледовитому океану. Яхта будет проходить недалеко от острова Врангеля, но на остров она заходить не будет. Мне дадут лодку с мотором, чтобы я смог доплыть до берега.  План мне не понравился, но другого, хорошего плана не было.

- А за работу на ферме тебе что-нибудь заплатили?
- Моя зарплата, как раз ушла на покупку лодки с мотором. Единственное, о чем я попросил Хью, чтобы он купил чая.
- Чай? – удивился Хью
- Да, чай,  - сказал я, - только не в пакетиках.
- Ноу проблем, - сказал он.

На следующий день Хью посадил меня на яхту, дал рюкзак, в котором кроме чая была ещё разная еда. Полтора дня мы шли на север. После чего капитан позвал меня на мостик и сообщил, что до острова 40 километров, льдов нет, море до завтрашнего дня будет спокойным, поэтому часа через два, максимум три я должен доплыть до острова.  Лодку спустили на воду, я завёл мотор и пошёл в указанном направлении. Не повезло мне только с видимостью, из-за тумана острова не было видно.

Часа через полтора показалась земля, а ещё через полчаса я дошёл до берега. Ночевать на берегу под лодкой у меня не было никакого желания, поэтому я ехал  вдоль берега в надежде найти какой-нибудь балок. Уже ближе к ночи я его нашёл. И вовремя, потому что  бензина в баке почти не осталось.

 Это был рыбацкий балок деда Кляуна. Кляун родился на Врангеля. Его родители, чаплинские эскимосы, приехали на остров ещё в тридцатые годы и были одними из первых  врангельцев.  Он меня накормил, а потом настала моя очередь рассказывать истории. Кляуну я рассказал всё без вранья и утаек.

- Единственный вариант уехать с острова – улететь на вертолёте, - сказал утром Кляун, -  Посёлок Ушаковский закрывают, жителей вывозят на Шмидт.  Мне тоже скоро нужно будет уезжать. Это видимо моя последняя рыбалка на острове. Мы с тобой порыбачим, а потом я пойду в посёлок буду договариваться насчёт тебя. Лодку твою надо сдуть и спрятать, чтобы вопросов не было.

Рыбачили мы пять дней, пока не задула пурга.  Как только поднялся ветер дед собрался в посёлок и наказал мне дожидаться его здесь.  Через два дня он вернулся и обрадовал, что через неделю будет военный вертолёт.

- Военные вывозят несколько семей и тебя обещали забрать. Паспорт спрашивать не будут, за это я пообещал прапорщику отдать твой лодочный мотор.

Через 10 дней мы улетели на Мыс Шмидта. Ещё несколько месяцев назад, для меня Шмидт был чёрт знай где, край земли, а когда я туда прилетел готов был целовать землю. Я снова очутился на Чукотке, хотя и очень далеко от дома. Дед Кляун, дал адрес своих родственников в Рыркайпии, национальном посёлке в нескольких километрах от Мыса Шмидта, которые меня приняли у себя. У новых знакомых я пожил несколько дней. Жить нахлебником, тем более в семье, где и без меня было плохо с едой не хотелось. Я договорился в совхозе чтобы меня взяли пастухом в бригаду и выехал туда на ближайшем вездеходе.  В бригаде меня приняли хорошо, бригадир был дальним родственником Кляуна. Женщины пошили мне меходежду и следующие три месяца я работал в тундре. Денег разумеется не получал, работал за еду ну и конечно нужно было отрабатывать меховую одежду, которую для меня пошили.

 В конце января открылся зимник на Эгвекинот.  В то время много народу переезжали со Шмидта. Поговаривали, что посёлок собираются закрывать. Я попрощался с оленеводами, сказал  что меня ждут дома и напросившись в санно-тракторный поезд отправился в Эгвекинот. Это был первый рейс, который пробивал зимнюю дорогу, поэтому ехали долго, часто застревали и пару дней пурговали. В кабинах тракторов и машин места не было я ехал в санях. Ночевал на улице укрывшись брезентом и несколько раз в балках. Холодно было. В тех местах пурги холоднее, чем в нашем районе, но мне повезло,  ведь я был в меходежде. Мужики-трактористы поначалу смотрели на меня хмуро, ждали, когда я замёрзну и пойду обратно в бригаду. Но потом прониклись уважением, начали приглашать пить чай, предлагали еду.  До Эгвекинота мы шли 10 дней. По прибытию в посёлок трактористы разрешили ночевать у них в гараже пока не найду способ уехать домой. Только из Эгвекинота в Провидения никто не ездил.

Вначале нужно было добраться до Конергино, а там договариваться с оленеводами, которые делали перекочевки в сторону Провиденского района. Отдохнув несколько дней в посёлке я отправился в Конергино.

- Пешком?
- Ну да, там по прямой всего километров 80, тем более что в тот год снега было не много шлось хорошо. Мужики снабдили меня хлебом, рыбой и куревом. Одно было плохо, чая не было. Нет, заварка была, а вот вскипятить воду было не на чем. За два дня дошёл до Конергино, правда устал как собака.

В Конергино я однажды был. Давно, ещё в советское время, по обмену опытом туда ездил. Совхоз у них передовой был, племенное хозяйство. Наши, даже оленей оттуда перегоняли. Нашёл своего знакомого, который принял меня у себя, рассказал, что иду домой. До дома знакомый меня довезти конечно не смог, зато подвёз на снегоходе до Чеутукана. И то хорошо, это считай уже граница Провиденского района. На Чеутукане у конергинцев была рыбалка. Ловили гольца.

- Слушай, Степан, а ты не мог по телефону домой позвонить? – спросил я.

- Мог, даже думал об этом, когда на Мыс Шмидта прилетел. Но как я своим объясню, что попал на Шмидт и что мне нужны деньги чтобы домой вернуться? У семьи денег не было, да и гордость мне не позволила их об этом просить. Я же мужчина. Мужчина в семью приносит, а не берёт из неё. Тем более сам в эту историю впутался.

- А как ты дальше с Чеутукана домой попал?

- На вездеходе. Но не сразу. В избушке у конергинцев жил недели три. Рыбу ловил. Сначала с ними, а потом когда они уехали сам, пока однажды на вездеходе не приехали баптисты.

- Какие ещё баптисты?

- Миссионеры христианские. Много их тогда было. Ездили по селам, развозили гуманитарную помощь и Библии.  Их американцы спонсировали. Ехали они из Провидения в Конергино, но по пути у них что-то сломалось и они заехали на Чеутукан. Вызвали по спутниковому телефону знакомого с запчастью из Энмелена, потом несколько дней ремонтировались и решили возвращаться обратно в Провидения. С ними я и поехал. По какой-то надобности баптисты решили на две недели остановиться в Нунлигране. А Нунлигран это считай уже дом, не один год я в той тундре оленей выпасал. Ждать вездеход не стал. Миссионеры мне дали с собой еды и я пошёл пешком в Сиреники.

Через три дня я подходил  к своему посёлку. Впереди виднелась «пограничная сопка» с антеннами тропосферки. Я уже начал представлять, как окажусь дома, как мои обрадуются, размечтался одним словом…

Вижу со стороны села идёт вездеход. Стал гадать, кто бы из вездеходчиков  это мог быть? Но это были не наши, это были пограничники. Они ехали на «метле» («метла» - МТЛБ многоцелевой тягач лёгкий бронированный). У них, как потом оказалось, в это время были учения. Пограничники были не сирениковские из Провидения. Остановились, - «Кто такой, предъявите документы».  Попытался им объяснить, что мол я наш, сирениковский, из Нунлиграна иду домой.

- Документов нет, мы вас задерживаем до выяснения обстоятельств, - сказал старший.

Никогда такого не было, чтобы задерживали и вот же, повезло мне. Меня садят в «метлу» и везут  в Урелики, в Штаб. Когда ехали мимо Сиреников чуть было не заплакал от обиды, почти год добирался до дома, вот он, а выйти не могу. Привезли в Урелики, связались с моим селом, откуда сообщили, что да, был мол такой, но год назад пропал.

На следующий день отвезли меня в Провидения, сдали в милицию «для выяснения».  После заполнения всех протокольных формальностей следователь спросил:

- Куда ты Степан ходил?
- В Провидения
- За чем?
- За чаем.
- Достал чай?
- Да
- И где же он?
- Пограничники забрали.

Всю историю следователю рассказывать не стал. Сказал, что в Нунлигране забухал, потом в тундре жил. Следак хоть и мент, но человеком оказался. Купил мне три пачки заварки, а на следующий день отправил домой.

Степан закончил рассказ, достал из-за пазухи маленькую жестяную коробочку высыпал из неё пригоршню заварки и кинул в кипящую воду.

- С тех пор у меня «синдром блокадника» - хитро улыбнувшись сказал Степан, - без чая я из дома никуда не выхожу.

Через несколько минут, когда чай заварился, Степан   осторожно, но с большим удовольствием отхлебнул из кружки и поставил точку в своём рассказе:

- Вот так я сходил за чаем в Провидения.
Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • За чаем

    В ту ночь мы со Степаном были на дежурстве. К вечеру, собрав стадо на небольшом холме, пока олени отдыхали решили почаёвничать. Чай в термосе…

  • Чукотский сочельник

    Стас был католиком. Русским католиком. Редкое словосочетание, но так тоже бывает, если родился в Риге. Стас работал в Москве, ходил в костёл на Малой…

  • Любовь к Нютишке Свинтети

    Первым, кто полюбил Нютишку Свинтети был мой прадед. Совершив героический рейс на пароходе по четырём морям, он с командой полярников высадился на…

  • Бур забыли

    Этот поучительный случай произошёл в чукотской тундре. Основано на реальных событиях, имена героев изменены. Было начало зимы, снега выпало ещё не…

  • Повелитель ветра (окончание)

    Совхоз по радиостанции предупредили, что все живы-здоровы и волноваться нечего, поэтому вездеход, отправленный на поиски, в тот день вернули. Пурга…

  • Повелитель ветра

    Разуглялась у нас в Анадыре нынче пурга. Самое время рассказать ещё одну чукотскую историю. О повелителе ветра. Пурга длинная, такая же как и…

  • Васька Мустанг

    Ваське Липатову никто тогда не поверил. - Ну какие лошади, Васёк? - Может это мамонты были? И снова мужики взорвались дружным гоготом. - Да говорю…

  • Я поймаю тебя, якут (окончание)

    А ведь всего пару часов назад его одолела тоска. "Ну дотащу к примеру я рыбу до лунки, а как в неё эту рыбу просунуть? Вдруг не пролезет?"…

  • Я поймаю тебя, якут

    Весна в том году выдалась ранняя. В конце апреля снег просел, а на посеревшем зеркале озера, по кромке, проступила вода. Взобравшись на предозёрный…

promo basov_chukotka february 15, 2017 11:35 13
Buy for 100 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →