Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

За чаем

В ту ночь мы со Степаном были на дежурстве. К вечеру, собрав стадо  на небольшом холме, пока олени отдыхали решили почаёвничать.  Чай в термосе закончился пора было заварить новый.

- Женька, доставай чай, - сказал мне Степан, - вода скоро закипит.

Я полез в рюкзак, но заварки не нашёл.

- Мда, без чая тоскливо, ну ничего травку заварим, -  сказал Степан и начал рвать веточки брусники, багульника и ещё какой-то травы.

Мне стало неловко, сбором продуктов занимался я и надо же, как назло, забыл самое важное. Даже перец взял, а чай забыл. Степан, видя моё замешательство, неспешно начал свой рассказ.

- То что ты заварку забыл ничего страшного. Завтра придём с дежурства и вдоволь напьёмся чая. А вот в 1998 году у нас в Сирениках чая совсем не было. Долго не было. Пока стоял зимник, чай из Провидения мало-мало привозили. Но к середине мая зимник «поплыл» и стало туго. Работы в то время не было. Часть нашего стада разбежалась, многих оленей постреляли браконьеры,  другую часть проели и пропили. Поэтому когда осталось несколько сотен голов, наше стадо объединили с другим, таким же, а большую часть пастухов отправили в село, в неоплачиваемый отпуск.   Времена были совсем худые, ни денег, ни продуктов, ни зарплаты. В селе работы тоже не было. Морзверобои также жили впроголодь, дефицит был во всём и в бензине и патронах, поэтому на охоту за нерпой и моржами выходили очень редко.  Одним словом делать в деревне было нечего.

Захотелось мне однажды чая. Сильно захотелось. Как с бодуна пива хочется. Три недели чая не пил. И решил я идти за чаем в Провидения.

- Это ж сколько получается, если в обход идти, под сотню наверное? Напрямую же не пройдёшь лёд в бухте вынесло уже?

- Да, где-то так, может больше. Мы, оленеводы километры не считаем. По-хорошему, т.е. летом или осенью это два дня пути. Зимой, если день и ночь идти, можно дойти меньше, чем за сутки. А тогда весна была, прикинул, суток трое шагать. Распутица началась, реки вскрылись, обходить много придётся.  В общем, думал я не долго, взял рюкзак, кружку, ложку и пошёл. Еду брать не стал, дома и так чуть-чуть крупы осталось, последнее забирать не стал.  Решил идти через бригаду, у них можно было взять на дорогу немного мяса. Это крюк, но зато с едой буду. Почти сутки шёл в нашу бригаду. Мог быстрее, но несколько раз провалился в реку, пришлось сушиться. Следующий день провёл в бригаде, выспался, высушился, взял вяленного мяса и дальше пошёл. Чая в бригаде тоже не было, закончился, поэтому меня попросили на обратном пути принести хотя бы пачку заварки.

Ещё два дня шёл по сопкам, обходя бухты. В первую ночь ночевал в старом балке, вторую пришлось провести на улице. Морозов уже не было, поэтому даже выспаться удалось.  На четвёртый день планировал прийти в посёлок. Вышел пораньше и вскоре наткнулся на старую, местами растаявшую, вездеходную колею. За очередным перевалом увидел вездеход.  Это был очень коварный перевал. Зимой и летом преодолеть его можно легко, а вот в весеннюю распутицу перевал становился ловушкой, вездеходчики его называют «нырком»: ручей пробил в скале расселину и чтобы его преодолеть  нужно сначала спуститься под острым углом в этот ручей, а затем под таким же углом подняться вверх.

- Да, я знаю это место.

- Вездеход был из райцентра. Вездеходчик, Армянин, ты его наверняка знаешь, - продолжал Степан, видя как я киваю головой, - Армянин возвращался из последнего в том сезоне рейса, но проскочить не успел. Армянин был один. Два дня назад он отправил своего напарника в посёлок, но помощь ещё не подоспела. Вездеход застрял крепко. Копать селево-снежную шугу не было смысла.  Но если бы это была только вода и грязь Армянин не сидел сложа руки. Беда не приходит одна, пока он пытался вырваться из ловушки полетел торсион. Помочь Армянину я ничем не мог. Мы перекусили, выпили чая, у армянина оставалось полпачки. Я оставил ему всё мясо что у меня было и пообещал сообщить в контору, когда приду в Провидения о его местонахождении, если напарник ещё не пришёл в посёлок.

 В Провидения я пришёл ночью.  Остановился у родственников, которые мне рассказали, что к Армянину уже выехал вездеход. В посёлке с продуктами было немного лучше, чем в Сирениках. По крайней мере, чай в посёлке не заканчивался. Но его нужно было покупать, а денег у меня не было. Проблема оказалась разрешимой. На рейде в бухте стоял сухогруз, который пришёл накануне.  Родственники подсказали к кому обратиться, чтобы устроиться на разгрузку контейнеров.

- И тебя взяли на контейнера? Это же блатная работа, со стороны людей берут не охотно – удивился я.

- А я сделал предложение от которого коммерсант не смог отказаться, – сказал Степан и хитро улыбнулся. – Мне деньги были не нужны, мне нужен был чай. Мы сговорились, что за три дня работы коммерсант мне даст коробку чая. Контейнера разгрузили быстро, за два дня управились, но вместо обещанной коробки, мне дали  всего 10 пачек заварки.  Дома родственники сказали, что и это хорошо, могли вообще ничего не дать. Человек был не хороший этот коммерсант.

Чай я достал, теперь нужно было возвращаться домой. И тут мне улыбнулась удача. Когда мы работали в порту я узнал, что два контейнера на плашкоуте (самоходной барже) должны доставить в Сиреники. Я  долго уговаривал капитана плашкоута забрать меня домой. Может и не уговорил,  если бы в это время на судно не пришёл  Армянин. Он меня узнал и рассказал капитану за чем я пришёл в посёлок.
Вечером мы вышли из порта. Чтобы я «не светился на палубе» меня засунули в трюм. Утром трюм открыл матрос и сообщил мне не приятную новость: «Нам пришло распоряжение идти на Лаврентия». Лаврентия это в другую сторону. Сначала я расстроился, а потом подумал, день туда, день обратно, приеду чуть позже. Но видимо это был не мой день, потому что после разгрузки  плашкоут пошёл  дальше на север, а меня высадили на берег.

В юности я бывал в Лаврентия проездом, были даже знакомые, но там ли они сейчас точно не знал. Идти мне было не куда. Я побродил по посёлку и уселся на ступеньки возле Дома культуры. Сидел курил и смотрел на памятник Ленина. Через пару часов увидел знакомого оленевода из бывшего  совхоза имени Ленина. Я рассказал, Валере, так звали оленевода, о том как сюда попал и что делать мне сейчас абсолютно нечего. Валера без раздумий пригласил пожить у себя. Отблагодарить хозяев было нечем, поэтому я угостил тем что было, чаем. Отдал две пачки. Валера посоветовал сходить к морским охотникам, разузнать, может они пойдут на охоту в Провиденский район?
Утром я отправился к охотникам. Охотники не то чтобы обрадовали, но и не огорчили. Они действительно завтра собирались идти в Провиденский район, но не в райцентр, а в соседнее село Янракыннот.  От Янракыннота до Сиреников дальше, чем от Провидения, но это уже не плохо, хоть не из Лаврентия идти.

Погода с утра звенела, моё настроение улучшилось, не всё так печально, под счастливой звездой видимо родился. Но не стоило радоваться. Через два часа на море поднялось волнение, а ещё через час начался шторм. Лодку захлёстывало волнами, но до посёлка оставалось уже не много. Самое сложное нас ждало впереди, нужно было войти в речку. На бар, где река впадала в море, было страшно смотреть. Вода от коротких волн была белой. Капитан лодки выждал наименьшую волну и попытался войти в устье. Но на середине бара мотор  заглох и нас накрыло волной. Честно признаюсь, испугался. Всё, думаю, утонем. Но не утонули. Охотники начали отчаянно грести вёслами. Нас несло к берегу, а потом волной выкинуло на косу. Лодка перевернулась, но на берегу уже стояли люди, которые и помогли вытащить всех из воды. Потом вытащили лодку и вещи, но мой рюкзак с чаем, так и не нашли. Море забрало.

Янракыннот село небольшое, но главное, что в этом селе  у меня жили  дальние родственники.  Родня мне обрадовалась, но мне было не весело. Пропал весь смысл моего путешествия. Две недели не было дома и вернусь без чая. Снова нужно было возвращаться в Провидения и там думать, как раздобыть  заварку.

В одной книге я прочитал фразу: «Судьба дама капризная, но не бессердечная». Родня сообщила, что как только успокоится море, из села на Остров должна отправиться лодка. Я удивился:

- Зачем мне на Аракамчечен?
- Почему на Аракамчечен?
- Ну ты же сказал на Остров.

Родственник засмеялся.

- На остров Святого Лаврентия, к американцам. Колян туда возит контрабанду, клыки моржа, а обратно везёт продукты и вещи.
- Так это ж не законно.
- Законно не законно  тебе решать. Коляну нужен напарник. Его прежний товарищ сейчас в больнице. Наши, янракыннотские идти с ним отказываются, боятся.  Не простой он человек. Сходи, поговори, может возьмёт тебя. А там, на Острове раздобудешь заварку.

Терять мне всё равно нечего, домой с пустыми руками идти стыдно, а смогу ли я в Провидения заработать денег ещё вопрос. На следующий день пошёл с родственником к Коляну. Колян выслушав мой рассказ, сказал что возьмёт меня в напарники. На Остров мы пошли через два дня, когда море успокоилось.

США и Россия в начале 1990-х подписали договор о безвизовом посещении коренными жителями двух стран. Подписать, подписали, а на практике это целая волокита с бумагами. Поэтому с одной стороны визит к американцам был нарушением границы, а с другой вроде как культурный обмен. В общем Колян пограничников не очень боялся. Он вообще мало чего боялся.

Пролив разделяющий остров с материком мы прошли быстро, часа за 4. Встали недалеко от деревни возле, какого-то балка. Если бы я не знал, что это уже американская территория, подумал что всё так же нахожусь на Чукотке. Ну может балок чуть поживее выглядит чем наши. Колян был как у себя дома. Зашёл в балок, растопил печь, поставил чайник. Часа через два на квадроциклах приехали американцы, точнее американские инуиты. Родственники ли они были Коляну или просто деловые партнёры не знаю. Они привезли несколько ящиков, за которые Колян отдал им штук десять моржовых клыков. После завершения сделки американцы достали бутылку виски и мы начали обмывать сделку. Выпив пару рюмок я захмелел и вспомнил за чем я сюда приехал.

- А чай у вас есть? – задал я вопрос американцам.

Американцы разумеется ничего не поняли. Колян им вкратце рассказал почему я оказался здесь.

-  Крези рашен эскимо!

Один из них протянул мне 50 долларовую бумажку и рассказал, под Коляновы комментарии, где и как я могу купить чая. Я хотел пойти немедленно, но меня отговорили, сказав что сейчас ночь и магазин уже закрыт. Дальше мы продолжили бурное отмечание окончания сделки.
Рано утром, пока все спали я вышел в  Савунгу. До  посёлка, как мне сказали было километров 15. От разнообразия сортов чая в местном магазине у меня разбежались глаза. Одно было плохо, весь чай был в пакетиках. «Ну и ладно, подумал я, - главное что заваривать можно».  Купил на все деньги чая, получилось два больших пакета и сразу же отправился обратно. Обратно шёл гораздо быстрее, было у меня какое-то нехорошее предчувствие. Как в воду глядел – нашей лодки на берегу не было. Американцы по-прежнему спали в балке. Я разбудил одного из них и пытался расспросить куда делся Колян? Американец был пьян и ничего объяснить не смог. Что мне оставалось делать? Стал ждать.

Американцы проснулись вечером. Увидели что лодки нет, а я здесь. Начали меня расспрашивать, видимо спрашивая почему я остался. Как мог я объяснил, что пока ходил за чаем Колян уехал домой, а меня оставил. Американцы о чем-то посовещались и жестами объяснили, что скоро приедут. Приехали они на следующий день. Объяснили мне что в Россию с острова я никак попасть не смогу. Чтобы попасть домой мне нужно ехать в Ном, откуда на Чукотку летают самолёты. Они отвезли меня в аэропорт посадили в маленький самолёт и на прощание посоветовали по прибытию в Ном обратиться в полицию и сказать, что я потерял паспорт. Так я попал в Америку.


продолжение следует
Tags: творчество
Subscribe

Posts from This Journal “творчество” Tag

  • За чаем (продолжение)

    - Ни фига себе, - сказал я не ожидая подобного поворота, - И что, в Номе? Пошёл в полицию? - Да, по прилёту я начал искать полицейский участок,…

  • Чукотский сочельник

    Стас был католиком. Русским католиком. Редкое словосочетание, но так тоже бывает, если родился в Риге. Стас работал в Москве, ходил в костёл на Малой…

  • Любовь к Нютишке Свинтети

    Первым, кто полюбил Нютишку Свинтети был мой прадед. Совершив героический рейс на пароходе по четырём морям, он с командой полярников высадился на…

  • Бур забыли

    Этот поучительный случай произошёл в чукотской тундре. Основано на реальных событиях, имена героев изменены. Было начало зимы, снега выпало ещё не…

  • Повелитель ветра (окончание)

    Совхоз по радиостанции предупредили, что все живы-здоровы и волноваться нечего, поэтому вездеход, отправленный на поиски, в тот день вернули. Пурга…

  • Повелитель ветра

    Разуглялась у нас в Анадыре нынче пурга. Самое время рассказать ещё одну чукотскую историю. О повелителе ветра. Пурга длинная, такая же как и…

  • Васька Мустанг

    Ваське Липатову никто тогда не поверил. - Ну какие лошади, Васёк? - Может это мамонты были? И снова мужики взорвались дружным гоготом. - Да говорю…

  • Я поймаю тебя, якут (окончание)

    А ведь всего пару часов назад его одолела тоска. "Ну дотащу к примеру я рыбу до лунки, а как в неё эту рыбу просунуть? Вдруг не пролезет?"…

  • Я поймаю тебя, якут

    Весна в том году выдалась ранняя. В конце апреля снег просел, а на посеревшем зеркале озера, по кромке, проступила вода. Взобравшись на предозёрный…

promo basov_chukotka февраль 15, 2017 11:35 13
Buy for 100 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →