?

Log in

No account? Create an account

May 21st, 2019

Где же ты, Лом? (часть 2)

Буксирный катер «Долгота» медленно пробивался через ледяную шугу.  Через несколько часов после выхода со Шмидта зарядил снежный заряд и берег скрылся из  вида. Из всех навигационных приборов на буксире был только компас.

- Радиолокатор месяц назад  из строя вышел, - объяснил Петрович, - новый прибор только в следующую навигацию обещали поставить. Поэтому идём в слепую. Долго идти будем. Лишь бы видимость была.

Но даже при отсутствии видимости Петрович продолжал движение ориентируясь на показания компаса. Когда видимость становилась критической, т.е. меньше 30 метров, капитан отправлял Ваньку на нос, вперёдсмотрящим.

- Увидишь льдину по курсу, не ори, я один хрен не услышу, подавай знаки руками.

К счастью, ни льдин, ни тем более, ледяных полей они не встретили. Даже шуга пропала. К вечеру они почти дошли до устья реки Амгуэмы и встали на ночёвку. Утром поднялся ветер, но видимость была удовлетворительной.

- Ванкарем на траверсе, - кивнул в сторону берега Петрович, - село легендарное, челюскинское. Слышал про Челюскинкую эпопею?
Ванька, на всякий случай, отрицательно покачал головой, хотя в принципе знал, что был такой пароход и он потерпел крушение.

-  В 1934 году, пароход «Челюскин», примерно в это же время завершал переход по Северному морскому пути.  В Чукотском море, чуть дальше от Ванкарема его зажало льдами. Судно погибло. Зимовщиков снимали со льдов самолётами и вывозили в Ванкарем. Ванкаремцы первые на собачьих упряжках пришли на помощь челюскинцам. В знак заслуг в помощи спасения экипажа Правительство построило в Ванкареме школу. Кстати, челюскинская школа работает до сих пор. Ну и по старой морской традиции выпьем за славный  пароход, что покоится на дне Чукотского моря и советских полярников!
Капитан и Лом выпили. Не то, чтобы они до этого не пили, выпивали регулярно, но в первый раз с тостом.

- А километрах в 20 от Ванкарема, если повезёт, увидишь ещё одного погибшего. Это канадский сухогруз, его лет десять назад на мель выкинуло.

Выпили за славный канадский сухогруз и команду, в которой, по рассказам Петровича были негры, которые очень удивили местных жителей.

- По осени вся кутерьма здесь случается. Гиблые места. Спаси и сохрани, - Петрович снова намахнул, - Вставай Ванька за штурвал, пойду покемарю. Держи курс вон на тот мыс. Через час разбуди.
- Молодец ты Петрович, настращал и спать пошёл, - сказал вслед капитану Ванька.
- Учись, студент, - еле донеслось из кубрика.

Третий день плавания выдался почти идеальным. Ветер стих, на море лёгкая рябь. В этот день Ванька почти весь день простоял у штурвала. Петрович сидел рядом, курил, выпивал и продолжал знакомить Ваньку с географией Чукотского моря:

- Что в арктических морях хорошо? А то что, все берега у них южные, «курортные». Вон, по правому борту проходим Острова Серых Гусей. Не название - песня. Летом всё побережье – один сплошной птичий базар. Гуся здесь видимо не видимо. Коса Беляка, названа в честь погибшего кочегара с ледокола Таймыр. Это ещё до революции было. Видишь, всего лишь кочегаром был, а вон как прославился. Косу в его честь назвали. Вот совершишь подвиг и в честь тебя что-нибудь назовут.
- Типун тебе на язык, Петрович, не надо мне такой чести. Я скромный. Лучшая награда – денежная премия. Я тогда через день подвиги совершать буду.

Хороший выдался день, душевный. Оно ведь как? Хорошо на море – хорошо на душе. Это был самый длинный переход за время похода. Ночью они встали на траверзе чукотского села Нешкан.

- Ванька, ты коробку сигаретами не видел? – спросил Петрович, после того как переворошил все коробки.
- Так она у тебя в гараже, на столе возле инструментов стояла.
- Твою ж мать. Сигареты, целую коробку оставил.  Вот же раззява, - крикнул в сердцах Петрович.
- Так у тебя ведь были сигареты?
- Были, блок с собой взял. Скурил весь. Что же делать?
- Так вот же, деревня, Некша, сходи за сигаретами.
- Не Некша, а Нешкан. В это село я не ходок. Шибко головы буйные там. Всё отбой, завтра что-нибудь придумаем.

Отбой он сказал самому себе. Лом остался на вахте.
Как и следовало ожидать, следующее утро было уже не таким идиллическим. Задул западный ветер. Не сильный, но на горизонте появилась серая хмарь.

- Хреново Ванька, - сказал капитан, - шторм приближается. Успеть бы до Энурмино дойти.

В море стали попадаться льдины. Сначала небольшие одиночные, а потом небольшие ледовые поля. Когда подошли к Энурмино запад стал совсем чёрным.

Потом Лом много раз вспоминал этот день и никак не мог понять? почему Петрович принял именно такое решение?

- План  следующий: подходим к берегу, я десантируюсь за сигаретами, ты ждешь меня на катере.
Катер заякорили метрах в ста от берега, спустили резиновую лодку и Петрович погрёб в Энурмино. Через полчаса, после ухода Петровича налетел мощный шквал, катер сорвало с якоря и понесло в сторону мыса Сердце-Камень. Иван вначале растерялся и запаниковал. Что делать в этой ситуации он не знал.  Потом сообразил, что нужно развернуть катер, обратно к берегу. Но развороту мешал якорь. Пока Лом возился с якорем катер стремительно несло на ледяное поле, которое очень не кстати появилось из-за мыса и стремительно приближалось.  Закончив подъём якоря Лом вернулся в рубку и попытался совершить манёвр уходя от столкновения с льдиной. Манёвр почти удался, но в последний момент катер по касательной задел льдину и повредил рулевое управление. Ваня ещё несколько минут крутил штурвал, пока не понял, что катер стал не управляемым. По берегу бежал Петрович и махал руками. Буксирный катер «Долгота» относило всё дальше, в открытое море.

продолжение следует
promo basov_chukotka июль 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…

Календарь

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Powered by LiveJournal.com