October 3rd, 2018

Закрытый клуб любителей секса

Петруха стоял на вертолётке и нервно курил. Уже четыре бычка валялись у его ног. До прилёта вертолёта было ещё как минимум минут сорок. Так рано на вертолётку люди не приходят, но дома сидеть он не мог. Он выкурил ещё две сигареты, за двадцать минут и только после этого к вертолётной площадке начал потягиваться народ. Рейсовый день - это всегда событие для села, считай что праздник. Все от мала до велика шли встречать вертолёт. Даже если никто из родных в этот день не прилетал всё равно шли. Потому что Событие. Тут тебе и новости услышать от прилетевших, и передачку забрать или отдать, да и просто постоять с народом. «Под вертолёт» народу приходило больше, чем на сход села или другое культмассовое мероприятие.

Собственно, и  оказался Петька сегодня на вертолётке, как раз благодаря этому самому вертолёту. Месяц назад он, также как и большинство сельчан, стоял на вертолётке и любопытствовал, «встречал». И встретил человека. Человек, до этого, Петрухе был не знаком. Это был командировочный. Командировочные или просто случайные заезжие, как и вертолёт тоже были Событиями. «Новые морды», как называл их сосед Егорыч, оживляли размеренную жизнь маленького села. С ними можно было пообщаться на разные темы и, разумеется, выпить. Что из этого было первичным, а что вторичным Петруха вряд ли ответил. Общение и выпивка были синонимами и само собой разумеющимся явлением. Ни разу на его памяти люди, приезжавшие в село больше, чем на неделю, не отказывались выпить. Общение им  было не так нужно как Петрухе, но прибухнуть, точно.

После недельного пребывания в селе, ровно «по расписанию», командировочный созрел к общению. Петруха завязал не хитрый разговор, а уже через час они сидели у него «на даче», так он называл обветшавшее строение, которое совмещало в себе гараж, сарай и склад и культурно выпивали. Сначала говорили о селе. Командировочный стравливал накопившиеся за неделю эмоции: «всё запущено», «как только тут люди живут», «антисанитария», «я бы так не смог». Потом разговор перешёл к природе, тут больше вещал Петруха. Командировочный удивлялся и иногда вставлял реплики: «серьёзно, вот такие щуки?», «деревья?», «живёте как в заповеднике», «эх, если бы не работа». После водки в ход пошла настойка из корешков, которую Петруха заготовил на зиму. Заговорили о политике. Разговор был эмоциональным, но Петьке он не нравился. Что о ней говорить? Пустое.  Петруха умело свернул русло разговора на Анадырь. Как там в столице? Что нового, чем народ занимается?  Под эти разговоры ушла и настойка. В заначке оставалась ещё бутылка бражки. Вот на ней то, командировочный и «поплыл»:

- Дыра этот Анадырь. Всё ровно так же как у вас, только народ не в сарае, а в кабаках сидит или гаражах. Нет, ну не каждый день, по пятницам. Некоторые ещё и субботу прихватывают, но я не люблю это. Два дня пить это уже пьянство. В кинотеатр иногда ещё ходят, ну или на концерты.

Информация была не занимательной и Петруха явно заскучал. Командировочный замолчал. Выпили ещё по одной покурили и тут он неожиданно выдал:

- Есть у нас одно интересное место в городе. Недавно появилось. Закрытый клуб – он сделал эффектную театральную паузу. Петруха оживился. Закрытые клубы уже тем интересны, что они закрытые. А уж тем более закрытый клуб в Анадыре.
- Что за клуб то? Чем там занимаются?
- Сексом!
- Сексом? – Петруха аж привстал от удивления, - как это занимаются сексом?
- Молча. И громко тоже, все по-разному
-  Все? Так вас там много? – глаза у Петрухи заблестели. Он даже облизнулся от удовольствия.
- Ну не то чтобы прям совсем много....

Дальше Петруху было не остановить.

- А как это всё происходит? Ну в смысле как попадают в этот клуб?
- Ну не с улицы точно, - засмеялся командировочный, - группа в вотсапе есть. Рассылки делают. Понятное дело сразу тебя в клуб не пускают, устраивают проверку. Встречаешься с мамкой…
- С чьей мамкой?
- Ни с чьей, так организатора клуба называют. Женщина с тобой мило беседует на всякие отвлечённые темы. Так сказать проверяет,  что ты за фрукт. Ну и плавно обговариваются условия участия, правила ну и всякие нюансы.
- Абалдеть! – Петруха, закурил, разлил по стаканам. Выпили.
- А потом?
- Потом тебя включают в группу, обговаривают время и место, платишь взнос и вперёд!
- Взнос? Зачем взнос?
- Затем. Это же не кабак, спиртное там не продают. И не в гости идёшь. За тебя уже давно всё продумали: купили закуску, выпить и всё такое.
- И большой взнос?
- Три тысячи.
- Три тысячи? Нихрена себе, да я шесть бутылок водки на них куплю. У нас на эти деньги такой клуб можно устроить! – эмоционировал Петруха
- Ну и устраивай, - обиженно сказал командировочный, - кто тебе мешает?

Петруха понял, что сморозил чушь. Ему было очень интересно, как там потом все происходит.

- Ну я образно, извини. Цена уж больно кусачая.
- Ну дык, не для крестьян клуб, - снисходительно сказал командировочный. – Это у вас в деревне, взял  черпак и пошёл… В городе тоже можно так. Но соль в другом. Это ведь, ну как тебе объяснить? Это ролевые игры. Слыхал о таких?
- Ну ясен пень. Я ж не в тундре живу. Медсестры, училки там всякие…
- Ну вот. Только здесь не столько в костюмах дело, хотя и это бывает, сколько в самой игре. Клуб то закрытый. Вот приходишь в клуб, а там Марь Иванна
- Фу, там что бабки старые чтоль?
- Не тупи, это я образно. Так вот, приходишь а там Марь Иванна из какого-нибудь планового отдела, с которой ты по работе пересекался. И вы так «здрасьте» друг другу. И понятное дело, неловкость чувствуешь. Не, сначала удивление, мол «как и вы здесь?», а потом уже неловкость. Но все в одежде, всё цивильно. И вот тут начинается та самая игра. Все всё понимают, все знают зачем они здесь и к чему всё должно придти. Все такие милые, элегантные и галантные. Мур-мур-мур Луиза..
- Луиза?
- Ага, все общаются под вымышленными именами. Даже если ты точно знаешь кого как зовут называешь только так, как представились. Теперь я кстати понимаю почему у проституток всегда такие имена. Туго у баб с фантазией.  Ань, Тань, Маш нет,  все женщины чудесным образом превращаются в Марианны, Анжелики, Сильвии. Ну ещё может животными назовут себя – котёнок, зайчонок, тигрёнок.
- А мужики?
- А мужики наоборот. Был Константином, стал Иваном или Петром. Рафаэлей и Микеланджелей там нет – сказал командировочный и засмеялся.
- А много народу и где вы собираетесь?
- На квартире. Обычная трёшка, хорошо обставленная. На заседание клуба приходит человек 6-7. Людей в клубе больше, но мамка, по своим соображением, тусует участников. Ну чтобы интересней было наверное..
- А когда это, ну всё начинается? - Петрухе не терпелось перейти к самому главному.
- Это же не проститутошная, чтобы все сразу с порога. Проститутке и то сначала выпить предлагают. У нас же общество, клуб. Уважаемые люди. Сидим, общаемся сначала на разные темы.
- На какие? Нет, ну мне правда интересно. Люди собрались ради секса, думают о нём, о чем можно говорить?
- Деревня непробудная. На отвлечённые темы. Политика, спорт, религия и ещё несколько тем – табу. Нейтральные темы. Чаще всего их начинают либо, завсегдатаи, либо сама мамка. К примеру, о культуре или о кино. Потом могут быть игры с интимным уклоном.
- Бутылочка?
- И бутылочка тоже.
- и потом… а кстати, а как партнёра выбираешь?
- А никак.
- То есть как это никак?
- Там все партнёры.
- То есть групповуха? – Петруха восторженно смотрел на командировочного. – Серьёзно групповуха? Абалдеть!  Слушай, а дай пожалуйста телефончик этого клуба.
- На фига он тебе? – удивился командировочный.
- Как это нафига? Поеду в Анадырь, в Клуб хочу попасть.

Командировочный удивлённо смотрел на Петруху.

- Ты это, забудь, что я говорил. Пьяный я. Нет никакого клуба.
- Да, ладно чего ты. Я же свой, да я никому не скажу, вот те крест. У меня понимаешь мечта есть, с двумя девчонками хочу  сразу. Здесь мечту тоже можно осуществить, но ты же видел. Одна из двух точно вырубиться раньше времени. Да и… нет, ну здесь точно не вариант.

Петруха ещё что-то говорил, потом наливал. Упрашивал.

- Знаешь, - сказал командировочный, - я тебе действительно лишнего ляпнул. В том клубе, как в бойцовском клубе – главное правило  – никакого клуба нет.
- Блиин, - Петруха огорченно запрокинул голову и стал отрешённо смотреть  в потолок.
- Но, - заинтриговано продолжил командировочный, - есть и второе правило, если очень хочется, то можно.
Петруха ожил и ждал продолжения.
- Каждый из членов закрытого клуба может привести друга или подругу. Единственное условие, он должен поручиться за них. Если друг будет неадекватным его исключают из клуба вместе с поручителем. Не знаю, как у них это работает, но хрен с тобой, записывай телефон. Всё равно собеседование не пройдёшь.
- Почему? – обескураженно спросил Петруха.
- Видок у тебя так себе....


Знаю, что анафеме предадите, но продолжение в следующем посте.

promo basov_chukotka июль 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…

Закрытый клуб любителей секса (продолжение)

Через три дня после разговора Петруха решился лететь в Анадырь. И вот он на вертолётке. Нервно курит и каждые пять минут смотрит на часы.

- Петруха, а ты чего так вырядился? Жениться полетел?

В селе все знали, кто и куда летит. Собственно, куда было и так понятно. Кроме Анадыря лететь некуда. Варианты были улететь за пределы Анадыря, но большинство сельчан дальше чукотской столицы не уезжали.

Валя, местный фельдшер, поставила тяжелую сумку возле Петрухи и озорно повторила вопрос.

- Костюм, для чего надел? В Анадырь летим, не в Кремль.

Валя тоже улетала в Анадырь, в командировку. В прошлом году, когда Валентина прилетела в село,  Петруха попытался подкатить к молодой докторихе с вопросом интимного характера, но получил отворот. С тех пор, с Валей он старался не общаться, хотя она всегда была с ним приветлива и периодически звала помочь по хозяйству.

- Нарядился, значит так надо, - грубо буркнул Петруха и отошёл в сторону.

Внешний вид Петрухи и впрямь для села был вызывающий: костюм, галстук, кожаные туфли. Земляки смотрели на Петруху с удивлением, но вопросов не задавали. Не принято было в деревне обсуждать внешний вид человека. Ходит человек в рванье, значит ему так комфортно или нет другой одежды. Надел костюм, значит тоже повод есть.

Послышался гул. Народ взбодрился и начал всматриваться в небо.

- Вон, летит! -  тыча пальцем в небо, заорал пацан Кирька.

Маленькая точка за несколько минут превратилась в оранжевый летающий бочонок с хвостом. Сделав над селом круг, вертолёт сел на площадку. Винты остановились и народ не то чтобы бегом, но очень шустро переместился к вертолёту. Следующие полчаса на вертолётной площадке  было оживлённо и шумно. Петруха иногда задавался вопросом почему спокойные и даже меланхоличные земляки, которые ещё 5 минут назад отрешённо смотрели в небо, как только открывалась дверь вертолёта, вдруг начинали шуметь и громко разговаривать? Но вопрос видимо, был из серии риторических. Событие!

Погрузка, традиционно занимала в два раза больше времени, чем выгрузка. Во-первых, кроме самих пассажиров, нужно было запихать тысячу и одну коробочку –  передачки родным и знакомым: ягода, рыба, мясо, грибы – дары природы. «Норма багажа» в деревенской авиации, как явление отсутствовала полностью. Вертолёт в селе по волшебству становился резиновым.

- Вот эту ещё коробочку засуньте, - говорила женщина кому-то внутрь салона и передавала сразу пять коробок и два баула. Бортмеханик, лицо отвечающее за погрузку, традиционно ворчал, матюкался, но все дары природы в конечном итоге оказывались в вертолёте. Лояльность экипажа покупалась всё теми же дарами природы. Единственное, народ сетовал, что такой халявы нет в Анадыре. Трудно себе представить сколько запихали бы селяне добра в анадырском аэропорту не будь той самой проклятой «нормы багажа».  

От долго ожидания энтузиазм Петрухи пропал. Минут 10 он разглядывал в иллюминатор пейзажи вокруг села, потом закрыл глаза и уснул.
Анадырь встретил Петруху ветром и дождём. Здесь почти всегда была мерзопакостная погода. В городе он остановился у родственников. Первые два дня Петруха наслаждался благами цивилизации. В первую очередь интернетом. В селе его не было. Потом были походы по магазинам (пиво и вкусняшки-сладости) и кинотеатр. Главная цель  визита в столицу, как вишенка на торте, находилась на самом верху его культурной программы. «Наемся сначала каши, а потом перейду к десерту» - решил для себя Петруха.

К десерту Петруха не перешёл и на десятый день. И если в первые дни он находил себе оправдание, то сейчас понял – меньжуется. Стало ему боязно. А ну как действительно дадут ему отворот –поворот? Никто Петруху в робости не упрекнул бы, но в женском вопросе, отказы он воспринимал болезненно и близко к сердцу. Его атаки на флиртовом поле были мощными, но быстрыми. Осадная тактика была ему чужда и не интересна. Не смог добиться цели кавалерийским наскоком, объект вожделения переставал его интересовать.

Каждый вечер он начинал было писать сообщение в закрытый клуб, но написав и перечитав удалял. Но однажды он всё-таки  написал. Вечером они сидели с другом, выпивали, активно обсуждали «женский вопрос». Водка залила берега робости и неуверенности и, когда друг отвлёкся на телефонный разговор, Петруха отправил сообщение. Сообщение дошло, адресат его прочитал, но ответа не последовало. Друг вернулся за стол и через три минуты Петруха уже забыл про клуб,  мамку и сообщение.

Не помнил о нём он и на следующий день. Пока не пришёл ответ. Его ждали вечером на собеседовании.  Петруха разволновался. Потом успокоился и решил, что раз его позвали значит всё нормально, нечего себе накручивать. Похмеляться не стал, хотя было немного муторно после вчерашнего. Помылся, побрился, нагладил костюм и пошёл прогуляться по городу. Нашёл дом, указанный в сообщении, в котором была назначена встреча. Постоял, посмотрел и пошёл  в кафешку. После обеда он вспомнил, что у него нет хорошего парфюма. Парфюм в магазине выбирал долго и придирчиво. Перенюхал с десяток одеколонов. Выбрав, попшикался и снова пошёл гулять по городу. Время, зараза такая, тянулось долго и лениво. «Так никаких нервов не хватит», - подумал Петруха и зашёл в магазин. Водку брать не стал, решил взять «культурное» успокоительное – сухое красное. В скверике под памятником выпил и почувствовал себя увереннее и бодрее.

В назначенное время Петруха отправился по указанному адресу, проигрывая в голове ситуации которые могут возникнуть на встрече. Но чем ближе он подходил к дому, тем сильнее снова начал волноваться. А возле подъезда и вовсе застыл. «Так, хорош, - сказал сам себе Петруха, - не ссы, это всего лишь разговор с бабой». Петруха достал сигарету и закурил. Оставалось пару минут, он уже хотел было заходить в подъезд, как к дому подъехало такси из которого вышла Валя. Валя удивлённо посмотрела на Петруху:

- Ну прынц вылитый. Ты теперь решил всё время в костюме ходить?

Петруха на секунду растерялся.
- А ты тоже сюда? – сказал он показывая пальцем на дверь подъезда.
- Ну да, - игриво сказала Валя, - у меня встреча.

Что произошло в тот момент Петруха, так и не понял. Неожиданно для самого себя он взял Валину руку:
- Знаешь Валька, на самом деле я тебя ждал. Ну её эту встречу, пошли в кафе, посидим поболтаем.
- Петруха ты серьёзно? – Валя удивлённо смотрела на парня.
- Как никогда. Знаешь, мне очень неловко  за тот раз… в общем ты мне очень нравишься ну и я вот…Пойдём посидим, а? Можем просто кофе попить.

Монолог был спонтанным и откровенным. Но кроме слов видимо было ещё что-то, потому что Валя немного помолчав сказала:

- Ладно, пойдём. Сейчас только напишу подруге. А ты что и в самом деле меня ждал? Откуда ты узнал, что я сюда приду?
- Сердце подсказало, - улыбаясь ответил Петруха.

Ему сейчас было необыкновенно хорошо.