?

Log in

No account? Create an account

December 25th, 2017

Чукотский сочельник

Стас был католиком. Русским католиком. Редкое словосочетание, но так тоже бывает, если родился в Риге. Стас работал в Москве, ходил в костёл на Малой Грузинской и мечтал встретить Рождество в кругу семьи.

Но в России не важно какого ты вероисповедания, всё равно  «располагает» бог. «Божественным рупором» выступил руководитель:
- Перед Новым годом на неделю нужно слетать в Анадырь, уладить несколько моментов по работе.

Стас полез в Гугл, но вместо ожидаемого флажочка на карте, где-нибудь в Тамбовской или Саратовской области, всезнающий, словно в насмешку, установил флажок на самом краю географии. Даже на экране монитора это было далеко. Дальше только Америка, в которую бы Стас полетел с великим удовольствием, но его отправляли на Чукотку.

«Нагрешил видно», - обречённо подумал Стас, но спорить не стал.

Уже после пяти часов полёта Стас ненавидел всех и вся: начальство, что отправило его в такую даль, авиакомпанию «Ютейр» - за отсутствие на самолёте бизнесс-класса и узкие сидения, Расторгуева,  с его «Рассеей от Волги до Енисея», которая на самом деле была в два раза больше, да и саму страну Стас тоже теперь любил не так сильно, как думал. И с каждым часом полёта эта любовь уменьшалась катастрофически.

«Может поэтому Матвиенко и приуменьшил страну, - рассуждал Стас через 7 часов полёта, - так далеко, на таких самолётах даже патриоты не летают».

Через восемь часов и 15 минут мучения закончились. Командир и экипаж пожелали пассажирам хорошего отдыха и новых встреч. «Издеваются гады. Конечно мы встретимся. Вы же единственная авиакомпания, которая сюда летает», - мысленно матюкнулся Стас.
Как только самолёт остановился пассажиры повскакивали со своих мест, торопливо достали сумки и выстроились на выход. «Устали лететь, на свежий воздух хотят», - подумал Стас.

Но не на свежий воздух спешили пассажиры. Из всех пассажиров самолёта, Стас, пожалуй был единственным, кто не знал, что путешествие из Москву в Анадырь ещё не завершено. Пассажиры спешили в аэропорт занять очередь в авиакассу, чтобы купить билет на вертолёт, который доставит их из аэропорта в город. Поэтому Стас не спешил. Он ещё 30 минут простоял в накопителе в ожидании своего багажа и только после его получения вышел в аэропорт.

- А где у вас такси до города можно заказать? – поинтересовался Стас у работницы аэропорта, которая сличала его багажную бирку. Работница пренебрежительно-равнодушно подняла взгляд на человека и меланхолично ответила:
- Такси сейчас не ездит, вам нужно на вертолёт. Обратитесь в кассы «Чукотавиа».

Кассу Стас нашёл без труда, от неё бесформенным аппендиксом тянулась очередь. Очередь не двигалась.
- Информация по рейсу Анадырь-Окружной будет дана через 30 минут, в связи с плохими метеоусловиями, - дали объявление по громкой связи.

Очередь обречённо вздохнула и заговорила между собой разноголосицей:

- Без вариантов, сегодня рейса не будет.
- Застряли, теперь пожалуй, что до понедельника.
- Говорят, «Трэкол» возле Канчалана утонул.
- Да ты что? Люди то живы?
- Живы, до сих пор в машине сидят.

По началу Стас не обращал внимания на разговоры, но после трёх пролонгаций вылета вертолёта начал активно прислушиваться, переспрашивать не понятные моменты (а почти все они были не понятными), а ещё через три часа он считал себя  бывалым анадырским авиасидельцем. Картина будущего стала трёхмерной, не утешительной и полной различных вариантов развития событий. Пассажиры на Анадырь перспективу знали, но продолжали стоять в очереди, надежда – это то чем живут не только во всей России, но и на Чукотке.

В пять часов, по громкой связи прозвучала очередная «надежда», после которой к пассажирам подошла сотрудница аэропорта и человеческим языком сказала:
- Вертолёта сегодня уже точно не будет. И скорее всего не будет на выходных. Но вы звоните уточняйте. На всякий случай.

 Стояние в очереди не прошло даром для Стаса, он уже знал, что делать дальше. На лавочках, словно коршуны перед умирающей дичью сидели женщины, в руках у которых были таблички: «Жилье», «Гостиница» и даже «Апартаменты Luxere». Они не суетились, не приставали к пассажирам с вопросами. Всё было ясно и очевидно: стоящие возле вертолётной кассы – их «жертвы». С жертвами торг не уместен, это Стас сам прекрасно понимал, поэтому сразу согласился на названную сумму. С несколькими пассажирами из очереди он сел в машину и отбыл в неизвестность.

В неизвестности было темно и пуржливо. Минут через 15 машина остановилась и несколько человек зашли в обычную трёхкомнатную квартиру, которая и была гостиницей.

Разместившись в комнате Стас вышел на кухню знакомится с сожителями. На кухне уже сидело двое мужчин. На столе стояла бутылка водки и закуска.

- В Анадырь? – спросил один из них после знакомства.
- Угу, - ответил Стас.
- Водку пьёшь? – спросил другой. Вид у Стаса был растерянный поэтому мужчина добавил, - Спиртное здесь продают до 20-00, поэтому если будешь водку или пиво иди в магазин.
Водку Стас пить не хотел, а вот от баночки пива не отказался бы, к тому же страшно хотелось есть. В магазине Стас взял запеченную курицу, «Доширак» и пару банок пива. Удивился чеку, сумма на котором приближалась к стоимости обеда в хорошем московском ресторане.

Вернувшись домой на кухне Стас застал уже трёх мужчин. Они оживлённо  говорили про погоду, злополучное «Чукотавиа», про какие-то населённые пункты, где «вообще полная жопа», но вид у всех был миролюбивый и кажется все радовались что судьба свела их сегодня в этом месте.

Стас присоединился к компании. Он хотел перекусить, выпить пива и пойти спать. Но не знал Стас, что просто так от чукотских авиасидельцев ещё никто не уходил. За полчаса традиционный круг вопросов кто, откуда, зачем был исчерпан, как и  белая поллитровая. Начался второй раунд переговоров, политический.

- Вот ты говоришь Путин, - говорил один из мужиков, - а что Путин? Нет, он конечно молодец, Крым, Сирия там и всё такое. А что внутри, что в стране? Бардак!
- А что ты предлагаешь? Куда ему всех либерастов деть? Как у Сталина у него не получится, ему юлить приходиться.
- Стас, вот ты скажи, зачем Путину Димон? Ведь толку от него никакого, только раздражает всех. Денег нет, но вы держитесь, дебил, блин.
Промолчать бы Стасу, но видимо  усталость, пиво и дурацкая чукотская логистика сняли самозащитные предохранители и он вступил в разговор:
- Я считаю, что власть в стране должна быть сменяемой.  Нужна конкуренция, нужна альтернатива. В конце-концов нужен новый президент.

Все посмотрели на Стаса, повисла пауза.

- Таааак, - куда-то вдаль сказал тот, что критиковал Путина, - Иваныч, ну ка налей молодому, видимо долгий у нас будет разговор. Почему его слова произвели такое впечатление Стас не понял, но прекрасно понял, что отказываться от водки сейчас не стоит.

После пятой бутылки, один из сидельцев ушёл спать, а Стас с Иванычем пошли в магазин.

- Ты же говорил, что у вас до восьми вечера спиртное продают.
- Всё верно. До восьми. Поэтому сейчас ты не один идёшь за добавкой, а мы вместе. Мы уже тут третий день сидим, Там Нинка, она меня знает.

Стасу стало совсем хорошо. Начинался третий раунд: философско-мировозренческо-бабский. При чём здесь бабы, когда речь заходила о мироздании, никто никогда не понимал, но именно они были помехой к разгадкам всех тайн бытия от которых уже казалось были найдены ключи, оставалось только открыть замок…

- Вот жешь непруха, Иваныч. Хотел я со своей ненаглядной Рождество дома отметить. Есть у нас традиция, мы в сочельник собираемся у родителей, и вместе встречаем Рождество.
- Что ещё за сочельник?  И до Рождества ещё далеко, ещё же Новый год впереди, – уставился на Стаса мыльным глазом Иваныч.
- У нас, - Стал сделал акцент на этом слове, -  сочельник в воскресенье, а в понедельник Рождество. А я здесь застрял!

Мыльный взгляд с лица Иваныча куда-то резко пропал, он аж присвиснул от удивления:

- Так ты чего, этот что ли?
- Не, не, я не этот, у меня всё нормально с ориентацией, – не понял его Стас.
- Ну в смысле ты католик что ли? Вот те раз, - сказал Иваныч и рука его автоматически потянулась к бутылке, - ты это, ничего там не думай, у нас в страна многоконфусиональная
- Конфессиональная, - поправил его Стас
- Во, во, это самое. Но живого католика впервые вижу, - Иваныч смотрел на Стаса, как на диковинку.
- Иваныч, ну хорош, нормальный я, - уже совсем заплетающимся языком сказал Стас…

Утро наступило в обед. На кухне сидел Иваныч и его вчерашний товарищ.

- Оооо, - хором сказали оба, когда увидели Стаса.
 - А вот и каталикосы подтянулись. Доброе утро, Чукотка, - сказал второй.

«Видимо Иваныч ему всё рассказал», - подумал Стас и посмотрел в окно. За окном было серо и ни черта не видно.

-  Садись, - миролюбиво сказал Иваныч, - Ничего сегодня не летает, кроме собак во дворе. Нужно подлечиться. Ты это, католические свои штучки брось, головой не мотай, я лучше знаю. На вот.

Иваныч чуть ли не силой влил полстакана водки в Стаса. Стасу стало ещё хуже.

- Вы там у себя в Москвах совсем водку пить отучились. Всё виски-шмиски. Полчаса позора и унижения, а потом человеком будешь.  У нас вечером запланирован твой бенефис. Ты наша звезда и достопримечательность.  К нам ещё мужики подойдут, расскажешь про то как веру православную поменял.

Стас было напрягся, но мужики вовремя засмеялись.

- Ты не ссы, бог один. Попы разные. А ты человек нормальный. Будем сегодня духов задабривать, чтобы ты по-людски хоть, свой сочельник провёл в Анадыре, а не здесь в жопе мира.

Действительно, вскоре Стасу стало лучше и он снова пошёл спать. Вечером, как и сказал Иваныч пришли гости. Про религию, как опасался Стас, никто не спрашивал.

- Ну что, мужики, хорош уже сидеть, надо делать погоду, - сказал собравшимся Иваныч. Все единогласно закивали, как на партийном собрании. Единогласие было не только внутренним, но и внешним. Ожидание погоды дело физически трудное, оставляющее отпечаток на лице, одежде и в мыслях. Иваныч открыл бутылку, налил в пробку водки, выплеснул в форточку и сказал:

- Не обессудьте духи, сидели честно, пили по-человечески. Дайте теперь хорошей погоды.

После этого он разлил по стаканам и все выпили. Стас приготовился к очередному запою и даже мысленно уже придумал отговорку, чтобы уйти из-за стола, но к его удивлению компания выпила ещё пару рюмок и разошлась.

Утром, ещё за темно Стаса трясли за плечо.

- Вставай католикос, вертолёт сегодня будет.
- Так сегодня же воскресенье, - удивленно сказал Стас, - аэропорт ведь закрыт.
- Считай это рождественским чудом.

Через час Стас ехал в аэропорт. А ещё через час летел на вертолёте в Анадырь.

«Бог есть, - думал про себя Стас, - чукотские духи ему помогают». 
promo basov_chukotka июль 20, 2018 03:09 5
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…



Путешественники "староверы" признают только два вида путешествий: пешие и сплавы, всё остальное от лукавого. Если вы действительно хотите ощутить вкус путешествия, увидеть и почувствовать Чукотку,  не соглашайтесь на машины, вездеходы и самолёты (это всего лишь способ заброски), выбирайте сплавы. Как например этот, сплав по реке Ныгчеквеем. Впрочем, лучше один раз увидеть...

Read more...Collapse )

Календарь

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Powered by LiveJournal.com