Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Провидения - камни рожденные морем

11

Глава третья, в которой всё складывается хорошо, несмотря на то, что вначале было не очень

Выезд запланирован на 630. Вся семья проснулась меня провожать. На улице солнечно, но сильный ветер, который поднимает столбы пыли. Угрюмый таксист, чем-то недовольный жизнью, как впрочем большинство таксистов, довез меня до Нового Чаплино. Остановились возле «Урала» на котором поедем дальше к базе чаплинских морзверобоев.
- Собаку в кузов подними, а то хозяин сейчас придет, – сказал мне водитель грузовика Максим.
- Ничего страшного он не кусается, – ответил я недопоняв о каком хозяине идет речь.

Через минуту заметил здоровенного хаски со шрамом на полморды. Вот о каком хозяине идет речь. Тут же подхватываю Локи и бросаю его в кузов. Хозяин, был собакой Максима. Первый боец на селе. Он на полголовы выше Локи, и заметно мощнее. Вскоре пришла супруга Максима и глава территориальной общины «Новое Чаплино» Игорь Макотрик. В начале 9-го утра выехали из села. Почти сразу же начал накрапывать дождик. Благо еще в Чаплино одел все теплые вещи. Дорога порядком раздолбана, но для «Урала» вполне проходима. Но вот ехать в кузове сидя на деревянном ящике, не особенно комфортно. Трясло, кидало, стучало, при этом не забывало дуть и моросить со всех сторон. И ведь не скажешь водителю: «Мол потише Макс, не дрова везешь!». Потому как вез он именно дрова на базу морзверобоев. Несмотря на всю промозглость настроение приподнятое. Родные места. Нахлынули воспоминания юности. И скудный пейзаж, и промозглая погода, и даже напрочь убитая дорога, всё родное.
По дороге на Инахпак, где расположена база, вдали на сопке увидели медведя. Из-за дальности расстояния, охотится никто не стал. Проехали Пьяную речку без остановки. Оно и понятно, если следовать провиденской традиции, выпить, когда переезжаешь речку, то все чаплинские водители будут всегда подвыпившими. От Чаплино до речки то всего километров 5-6. Это для провиденцев она середина пути до Горячих ключей. До Инахпака от села чуть меньше, чем от Провидения до Нового Чаплино.
Инахпак с эскимосского – место, где отдыхают. Название местность получила от сопки, упирающейся в косу, на которой стоит дом и несколько хоз. построек. В доме морзверобоев 4 комнаты и большая «кают-кампания», с длинным столом. Чуть поодаль от дома – китовое кладбище. Сюда выбрасывают остатки добытых китов. Останков довольно много, от мореных позвонков, до еще не истлевшей морды кита. Вонь под стать увиденному. Место очень удачное – находится напротив острова Ыттыгран, почти посредине Сенявинского пролива. База здесь появилась довольно поздно, только в 1987 году. До этого чаплинцы стояли в соседней бухте Румилет. Пока выгружаем доски Локи выпрыгивает и начинает обследовать территорию. Из-за дома выбегает стая собак. Здоровенный вожак, бастард бойцовой породы без звука кидается на Локи, который при одном его виде сразу сделался каким-то маленьким. Убираю Локи от греха подальше в дом.
В доме людно. Человек 12. Такое скопление объясняется штормовой погодой. Янракинотцы, морзверобои из соседнего села, «пургуют» здесь уже 4-й день. Начинаем «пурговать» и мы. Пока сидели курили, пили чай, усилился ветер и дождь. Каждый выход на улицу сопровождается сушкой одежды возле печки. Ветер хлесткий, ходить приходится согнувшись. Поэтому без особой нужды, никто старается не выходить. По небу понятно, что такая погода на долго. Придется здесь ночевать. Но пока до ночлега еще далеко, разговариваю с бригадиром Павлом:
- Медведей много развелось. Постоянно здесь ходят. Однажды приехал инспектор и забрал все карабины на гильзотеку. Неделю держали в домике осаду.
- Что-то не помню, чтобы раньше в Провидения были здесь медведи. Все детство по окрестностям ходил никого не встречал. А тут говорят чуть ли не в поселок заходят.
- Да, раньше вообще не знали и не видели их.
- А сейчас почему появились?
- Тундра горит они к нам идут. Сейчас много животных появилось, которых раньше не было. И лось заходить стал. И медведь, только уже не бурый, а черный с белым воротником. А в прошлом году на острове увидел животное. Сначала подумал горностай. Но гораздо больше и с ушами. В камни убежал куда-то.
Снова пьем чай и курим. Ветер окончательно доканал крышу. Сначала робкие капли с шумом падали на пол, а через некоторое время в нескольких местах засочились струйки воды.
- С сыном Сашкой крышу в этом году делали. Придется еще раз, - снова начал разговор бригадир. – Моржа в этом году нет. И на лежбищах нет. Только двух добыли. Сирениковцы проходных бьют. Пойдем рацию слушать.
Возле рации уже собрались все обитатели домика. Это главное развлечение. По рации передали, то что и так уже было известно. Янаркиннотцы, вот уже 2-й день собираются гнать оленей на забой. Это главная новость района вплоть до Нунлиграна.
- Дядь Паш, а раньше много оленей было?
- 3 бригады в Чаплино, штуки 4 в Янракинноте, в Сирениках еще. А сейчас что? Вот передают как то по рации: мол откол у нас 50 голов. Сейчас их найдем, присоединим еще голов 100 и полстада будет (смеется).
В былые годы средним считалось стадо в 2000 голов.
- Пограничники еще притесняют.
- А раньше лучше с ними было?
- Раньше, как то веселее было, - сказал дядя Паша и с грустью смотрит на истлевший бычок.
- А зарплата у морзверобоя какая? Тысяч 10?
- Да ты что? Семь. У сиренековцев вообще 5. Еще по 10 тысяч на бригаду добавляют как наблюдателям парка «Берингия».
На улице во всю бушует стихия. Шквальный ветер с дождем. «Место для отдыха», Инахпак, всем хорошо, кроме как сидеть и ждать погоду. Утомительно. Коротаем время игрой в домино. Дядя Паша научил игре в «Пятерку». К концу игры начал более-менее понимать. Но проигрался в чистую. Подоспела гольцовая уха. Уха пустая, с солью и перцем. Налив себе уху все разбрелись по комнатам. К харчам. За столом остались несколько человек. Приезжие. Лишние рты кормить никто не хочет.
Часов в пять вечера Макс посмотрев на море, сказал сакраментальное: «Попробуем. Если, что вернемся». Я уже честно говоря перестал надеется на отъезд. Пока сталкивали артелью лодку в море, собаки успели хорошенько потрепать Локи. Забрасываю его в лодку. Вдвоем с Игорем отталкиваемся веслами от берега. Ее прибоем выносит обратно. Но вот взревел мотор и мы пошли к северной оконечности Ыттыграна. Волна еще не сильно большая для такого ветра. Здесь, в проливе не так сильно штормит, прикрывает остров. Ыттыгран это коса между сопок на острове. Топографы, спрашивая про название острова, указали на косу. Так и закрепилось это название за островом. В переводе с чукотского означает половину пути. Здесь морские охотники останавливались идя из Чаплино в Янракыннот.
Эскимосы же называли остров Сиклюк (мясная яма). На острове до конца 1940-х годов было поселение. В 1976 году археологическая экспедиция Арутюнова С.А. производила раскопки и открыла всему миру «Китовую аллею». «Аллея» представляет собой китовые ребра вертикально вкопанные в землю. Для чего они были вкопаны, никто из местных уже ответить не мог. Поэтому поле для научных дискуссий и диссертаций было обширное. Романтическое название и загадочность превратили Сиклюк из просто острова в «объект культурного наследия». Сугубо археологический артефакт в 1990-е годы был разрекламирован отечественными туроператорами, как чукотский стоунхендж. Китовая алея, нынче, обязательный пункт посещения иностранными туристами Провиденского района.
Выйдя из-за острова попали уже на серьезную волну. Мощнейший 150-ти сильный мотор спокойно пробивал волну, заставляя лодку выпрыгивать из воды на метр. Впереди маячит бухта Румилет и рассеянной перспективой вдаль уходит бухта Аболешева и остров Аракамчечен. Очень живописные места. Досадно, что нельзя насладиться красотой. Приходится искоса, из-за надвинутого капюшона, и вполоборота, чтобы ветер дул в спину, смотреть на волны и своевременно привставать, чтобы не отбить задницу и не получить компрессионный удар позвоночника от ухающих ударов лодки о волны. Становится жутко. Особенно когда проходим мысы. Читаю молитву. Слова Максима «если что вернемся» здесь означают одно – идем до конца. Ведь «если что», это какой-то миг. На море всё, как в последний раз. Море для приморских чукчей и эскимосов – это чукотское бусидо, путь морзверобоя. Каждый раз как последний.
Спутники мои невозмутимы. Макс, стоя за ветровым стеклом, спалив с десяток спичек на подкуривание, дымит зажатой в руке сигаретой. Рядом с ним его супруга, которая тоже курит. Они о чем-то периодически разговаривают. Игорь, как настоящий морзверобой сидит к волне (соответственно и ветру) лицом. Невозмутимость моих спутников несколько успокаивает. Понимаю, что для них такая волна если не нормальное явление, то и не что-то сверхестественное. Как для горожанина на такси добираться на работу.
Езды в хорошую погоду до Гылмымыла минут 30. Мы шли около часа. А по ощущениям этот час растянулся часа на 3. Пришли мы очень вовремя. Через час после прибытия ветер вызверился до такой силы, что от его ударов всю ночь содрогался балок. Мерзость погоде придавал дождь, который пытался просочиться во все щели.
В балке было натоплено. Здесь две недели куковала семейная пара выехавшая из Провидения на похороны родственника в Янракыннот. Частые экскурсии иностранных туристов не прошли даром. В балке есть абэшка, рация, отличный запас продовольствия. После ужина Макс рассказывал и показывал фото на ноутбуке о жизни чаплинских морзверобоев. Летом солидную прибавку к зарплате приносят иностранцы, которых здесь бывает до 4-х групп за день. Они их возят по Сенявинскому проливу, при желании берут на охоту на морзверя. В этом году, говорит он с сожалением, была всего одна группа. Но иностранцы это хоть и денежный фактор, но не основополагающий. Куда как с большим интересом Макс рассказывает об охоте, о сборе яиц кайры и топорка на птичьих базарах. Показывает видео. Зимой в проливе в ледяной капкан попались несколько десятков белух. Вызволить их не было никакой возможности. Это только во время перестройки на Аляску для спасения китов отправляли ледокол. В полыньях, высунув морды, жадно вдыхали воздух северные дельфины. Взрослые мордами поддерживали малышей, чтобы они подольше дышали. Люди гладят, фотографируются с белухами. На заднем плане из другой полыньи уже вытаскивают забитую белуху. Лед заливается кровью. С обессилившими, но еще живыми в полынье «плавают» мертвые уже задохнувшиеся белухи. На лицах охотников радость. Если точнее охотничий азарт. И дело не в том, что добыча здесь легкая. Кровь добычи всегда будоражит. Все гуманистические идеи «зеленых» о «человеческом» отношении к животным здесь кажутся нелепыми. Зверь дан человеку для пищи. И если его добыча это просто поколка животных в западне, значит быть тому. Сурово, но жизненно. Здесь не место сантиментам, здесь Арктика. Либо ты, либо тебя.
День выдался очень длинным и насыщенным. Но как ни странно я всё же добрался до Гылмимыла.
4 сентября 2012 года.
На машине – 48 км. На моторной лодке – 22 км. N 64.43.4; W 172.50.0



1


2



3

4

12



10

9

8

7

6

5

Масштаб: в 1 см 5 км.
Провидения

в 1 см 1 км.
карта



Tags: Провидения, Сенявинский пролив, Чукотка, поселения Чукотки
Subscribe
promo basov_chukotka july 20, 03:09 3
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments