?

Log in

No account? Create an account



  Мне повезло. Сфера моей профессиональной деятельности  и моё увлечение совпадают. Я работаю в турфирме. Но те кто думает, что туризм на Чукотке -  отрасль экономики: с отелями, развитой инфраструктурой, ресторанами, транспортом, готовым отвезти вас туда, где не ступала нога человека,  глубоко заблуждаются.  В этом посте я попытаюсь рассказать о наиболее часто задаваемых вопросах связанных с путешествиями по Чукотке,  дать характеристику некоторых понятий и помочь советом, как оптимизировать свой отдых на Чукотке. Если у вас появится желание приехать на самый дальний Северо-Восток нашей страны, оказаться в прямом смысле слова в другом мире, забыть, что существует Интернет, сотовая связь, котировки валют, телевизор, городская суета и прочие "радости" урбанистики  я готов поделиться с вами знаниями, опытом, дать рекомендации о наиболее интересных маршрутах,  а если у вас появится желание и возможность отправиться  в самое захватывающее путешествие на планету Чукотка.

Read more...Collapse )

Актуализированная версия


promo basov_chukotka july 20, 03:09 3
Buy for 100 tokens
Книга о путешествиях должна путешествовать. И она путешествовала - шесть часов ехала на машине из Нижнего Новгорода до Москвы. Затем семь дней на поезде из Москвы во Владивосток. Потом её погрузили во Владивостоке на сухогруз и десять дней она плыла по морю в Анадырь. Сколько книга о…




Сани готовь летом, телегу - зимой. Планировать летнее путешествие на Чукотку нужно также по этому принципу. В следующем году планирую очень крутую экспедицию по Чукотке. В этой экспедиции будут: два океана, два моря, сплав по реке, каньоны, бурые и белые медведи, Северный Полярный круг, рыбалка и десятки гигобайт красивых фотографий.

Read more...Collapse )


Метки:



Возвращение, особенно по уже пройденному пути, почти всегда рутина. Нет того ощущения первооткрывательства. Но иначе никак - кольцевой маршрут на лодке сделать очень сложно.
Read more...Collapse )





Какие ассоциации  чаще всего возникают при слове "Чукотка"? При любых опросах, в первую тройку обязательно попадут слова "олени" и "чукчи". Раньше, до середины ХХ века большая часть чукотского этноса действительно были оленеводами (остальные морскими охотниками). Сейчас  оленеводством занимается лиишь небольшая часть чукотского этноса (около 10%).

Раскрою  один секрет: в гости к оленеводам нужно ехать зимой. Во-первых, потому что нет комаров... шучу конечно. Не поэтому, хотя комаров действительно нет.  Дело в том, что зимой (март-апрель) проще всего добраться до оленеводческой бригады...

Read more...Collapse )

Метки:

Коса Двух пилотов





В 1929 году, недалеко от мыса Шмидта (в то время Северного мыса) американская шхуна американского предпринимателя Олафа Свенсона попала в ледовый плен. Дело близилось к зиме и со шхуны нужно было эвакуировать людей и часть груза (пушнину). И сейчас в ноябре арктическое побережье малоприятное для авиации место, а уж в 1929 году, на тех самолётах, при отстуствии аэродромов и точных метеосводок место и вовсе дичайшее. Единственным пилотом согласившимся лететь в чукотскую тьмутаракань был Карл Бен Эйлсон. Эйлсон в конце 1920-х годов был не просто крутым полярным асом, но и очень известной личностью (его поплярность в США была не меньше, чем позже в СССР популярность Чкалова). 9 ноября 1929 года Эйлсон и бортмеханик Осланд вылетели с Аляски в район мыса Северного. В пункт назначения они не прибыли, их самолёт потерпел аварию в районе лагуны Амгуэма. В 1933 году пятидесяти километровую косу назвали в память о погибших американских лётчиках косой Двух Пилотов.


Read more...Collapse )






В конце 2017 года, Минобороны самолётом привезли в Анадырь технику, специалистов и взрывчатку и начали сносить военный городок, именуемый в народе Гудым. Целесообразность этой зачистки, спустя 15 лет после вывода воинских частей - вопрос большой. Ну да ладно, решили произвести рекультивацию - хорошо.

В 2017 полный объём работ произвести не удалось. Дуракам, как известно полработы не показывают, поэтому население ждало лета. Во что в итоге превратится Гудым? Летом пришли корабли и снова привезли технику, специалистов и взрывчатку. И, опять же, снова начали бомбить. Отбомбились уехали. И что осталось от Гудыма? Развалины. Никакой рекультивации не произвели. Здания взрывали и сносили тяжёлой техникой. Твердые бытовые отходы - руины, остались на месте.

Вопрос товарищам военным, считай в космос: зачем взырвали? Мешал вам этот городок, который уже давно превратился в туристическую достопримечательность (а заодно использовался как "склад" стройматериалов местными жителями). В такое состояние Гудым пришёл бы сам по себе лет через 50, без миллионных затрат.

Гудым, июнь 2016 год.


Гудым, октябрь 2018 года


Впрочем есть на Чукотке пример настоящей рекультивации. Единственный. Село Урелики, 2013 год.

Было


Урелики, 2014 год.

Стало


Сносу подлежала не вся территория Уреликов, а только пограничный городок (почему это вопрос другой). Вот эта проплешена - итог настоящей рекультивации.

Рекультивацию проводили гражданские - "Чукотская торговая компания".  С военных спроса нет, а гражданских по договору подряда, ведь и привлечь могут. Задача одна - итоги разные.


Жаркая Арктика




Уверенность в путешествиях очень важное состояние. Уверенность возникает не сразу. В самом начале всегда есть сомнения, которые через какое-то время, чаще всего в определённой точке рассеиваются. Но возникнув, эту уверенность не согнёшь и не разрубишь. И как только приходит полная уверенность в том, что маршрут - это раскрытая книга, которую просто нужно дочитать до конца - небо улыбается и вечером выводит в дневнике твоей рукой строчки об уме,  сообразительности и находчивости путешественников, оказавшихся в непредвиденных условиях.
Read more...Collapse )





Самый интересный участок для сплава по Амгуэме, а заодно и одно из самых живописных мест на Чукотке - амгуэмские трубы.
Трубы - каноьонообразный участок реки.  Амгуэма конечно не Колорадо, но для Чукотки это настоящий Гранд-Каньон.

Read more...Collapse )

Чукотская пресса представлена сайтом "Прочукотку" и газетой "Крайний Север". Это полный и исчерпывающий список региональных пишущих СМИ.

"Губернатор принял присягу" -  спустя месяц после выборов губернатор Чукотки Р.Копин принял присягу. Два вопроса (не к журналистам конечно, хотя было бы любопытно если они задали эти вопросы аппарату губернатора):

- почему так долго ждали с инаугурацией? Не коронация ведь и не инаугурация Президента, подготовки не было от слова никакой, событие прошло не то, что штатно, а даже заштатно.

- почему присягу губернатор принимал не в Доме культуры (или на другой большой площадке), а в Думе? Снова политический междусобойчик? Ведь есть же люди, которые голосовали за переизбранного губернатора, почему Роман Копин не захотел  разделить со своими сторонниками радость победы, почему прелюдно не отметил свою предвыборную  команду (только благодаря которой он снова был переизбран), наконец, почему публично не  сказал тёплые слова простым избирателям?

"Новому Boeing 777 авиакомпании "Россия" дали имя столицы Чукотки". Вот здорово, современный авиалайнер "Анадырь" будет летать куда угодно, кроме Анадыря. На Чукотку "Россия" не летает. Зато к нам летает "Ютейр" на старых Боингах 767-200, с ужасно "урезанным" салоном. От  этой новости жители Чукотки наверное должны прослезиться и порадоваться за пассажиров из других дальневосточных регионов, куда планирует летать новый авиалайнер.

"Ростелеком: мы обсуждаем сейчас решение по подключению Чукотки"- ярчайший пример новости ни о чём. Глава "Ростелекома" на каком-то заседании сказал, что они что-то решают. Сто лет в обед будет этим решениям и обсуждениям проблемы. Каждый год (а то и чаще) приезжают федеральные лица уровня министра или зама и говорят: "Быстрый и доступный интернет нужен", а воз и ныне там. Но подстава в этой новости в другом, в стопятьсот тысячный раз СМИ в уста губернатора вставляют избитые фразы: "Глава региона Роман Копин, считает, что кардинально решить проблему можно только с приходом оптоволокна". Ну, здравствуй капитанушка,  - хочется сказать на эти слова губернатора, - и ведь точно, без оптики быстрого интернета не будет,  глаза раскрыл.  Причём такие подставы в новостных лентах, где губернатор по делу или нет, высказывает очевидное (ведь не для детей информация и не для дебилов), а иногда и некомпетентное - регулярны. Но ещё больше удивила фраза губернатора: "Около 40% жителей региона считают вопросы связи проблемными..." Что 40%? Роман Валентинович выходя из Нарнии, дверь нужно закрывать -  90%  жителей Чукотки считают что существует проблемы связи. Их, проблем со связью, нет только у оленеводов в тундре (ибо счастливые люди), у младенцев и совсем древних стариков.

Подобный подход характерен для всей региональной новостной повестки. Да, со связью туго, интернет дорогой - данность к которой все привыкли. Зачем тыкать вот такими "обнадёживающими" новостями в больную мозоль? Никто ведь за язык не тянул, даже необходимости в этой новости не было. И ничего кроме раздражения и очередного набрасывания на вентилятор в сторону губернатора этой новостью не добились.

"Жители Чукотки съели больше всех рыбы в стране" - новость из цикла "Очевидное невероятное". Росстат представил результаты изучения бюджетов домашних хозяйств страны. По итогу самый высокий показатель потребления был выявлен на Чукотке, на каждого жителя региона в среднем пришлось 50,3 кг рыбы в год! То есть килограмм рыбы в неделю, причём учитывая и младенцев. Это почти как с зарплатами, кто ж столько рыбы на Чукотке жрёт, что вытягивает среднестатистические 1 кг в неделю? Рыбы у нас много и едят её  в разных видах тоже достаточно, но чтобы каждый, да по килограмму в неделю? Брехня.

"Соцпроекты получат поддержку Полпредства в ДФО и Минвостокразвития" - на прошедшей неделе в округ приезжал заместитель полпреда и губернатор докладывал  о реализации социальных проектов. Один из проектов - приобретение 7 мобильных кочевых домов для оленеводов.

В феврале в Анадыре состоялась презентация "Яранги 2.0". Было даже устроено соревнование на скоростное возведение традиционной и современной яранги. Победила дружба. Но дискуссии развернувшиеся вокруг новой яранги, подняли огромное количество вопросов, на которые официальные лица не смогли ответить. В частности, с покупкой мобильных жилищ отпадёт необходимость пошива традиционных яранг, соответственно мы можем утратить традицию обработки шкур, которые и сейчас выбрасываются выбрасываются в больших количествах. Кроме того, яранга очень сырая в условиях кочёвки, в конструктивном отношении. Не будем забывать о традициях: яранга это не палатка. Жерди яранги не просто палки, это отчасти амулеты и духи-охранители, которые передаются из поколения в поколение. Ну и цена новодела в районе 1,5 - 2 млн (точные цифры не оглашаются). Сколько женщин в селе, можно занять работой по выделке шкур и изготовлению традиционных яранг на сумму 10-15 млн.?  В феврале 2018 года, во время презентации нанояранг правительством было принято решение, о том  что две нанояранги пройдут тестирование в условиях тундры. Где и как они проходили тестирование (и прошли его вообще) не известно, также как не известно мнение оленеводов тестировавших новоделы. Но решение о приобретении новых яранг уже приняли.

Какое  же это социальное развитие? На лицо разрушение традиционных промыслов, неэффективное использование сельхозресурсов (не использование оленьих шкур)  и не создание новых рабочих мест (точнее их создание, но не для жителей Чукотки)  Хайпа много, это да. Нанотехнологии и всё-такое..

"Чукотку планируют очистить от бочкотары в течение пяти лет" (новость от 5 октября, но очень уж интересная)- отличная новость, для тех кто вчера приехал на Чукотку. Для тех же кто здесь живёт хотя бы лет пять, я уже не говорю о 15-20. Проблема уборки бочкотары муссировалась в региональных СМИ и на уровне правительства с начала нулевых. Завтра, приступим, послезавтра вывезем. Слышали. Даже какие-то действия предпринимались. Но воз, то есть бочки и ныне там. Очаровательна своей риторикой речь губернатора: "У нас на несколько лет разработана программа действий по генеральной уборке в Арктике. Сейчас задача жителей сел собирать бочкотару и складировать ее в определённых местах. Потом завозя уголь, можно будет вывозить в обратном направлении бочки, чтобы аккумулировать их в крупных портах...В течение 3-5 лет мы можем вывезти большую часть этого мусора".

В этой губернаторской мысли прекрасно всё.

у нас есть программа - задача жителей собирать - можно будет вывозить - мы можем вывезти. Как видно из речи программы нет. Потому что когда программа действительно существует в ней присутствуют сроки, исполнители и отсутствуют предикативы. Можно вывезти, а можно и не вывезти.

Как себе представляет губернатор сбор бочкотары жителями села? Типа, они же в селе живут им делать нечего, пусть бочки собирают? Или, они же селяне, здоровые мужики и бабы, возьмут по бочке и притащат за пару-тройку километров?

Чтобы вывозить нужно знать места скопления этой самой бочкотары. Сегодня у правительства нет актуальной карты скоплений металлолома. Ни одно официальное лицо не сможет вам сказать сколько у нас бочек и другого металлолома на Чукотке. Потому что нет ни программы, ни структуры, которая бы этим занималась.

То, что это очередная инфозалепуха достаточно посмотреть на 10-й причал и окрестности вокруг него. Металлолома вокруг рыбопромысловых участков, ни где нибудь, а в Угольных Копях (!) навалом. Да и в Анадыре металлолома хватает. Какая очистка Арктики? Дома убраться не могут.


И вишенка на торт. Сайт "Прочукотку" публикует афишу мероприятий на выходные. Без иронии и сарказма - прекрасная информативная рубрика. Причём, мероприятия в этой рубрике не только столичные, но и проходящие в других населённых пунктах Чукотки.

В минувшую субботу в селе Канчалан состоялся праздничный концерт, посвящённый Дню работника сельского хозяйства под названием "Поклон тебе, сельхозработник". Улыбнулся от души. Чего и вам желаю при прочтении официоза вашего региона.





Метки:

...и, боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет, - писал в 1930-х годах Булгаков. Классик, он именно потому классик, что актуален в любую историческую эпоху.

За пределами нескольких крупных мегаполисов пресса  у нас, по-прежнему осталась советской, т.е. рупором власти. Но, в отличии от советской журналистики, нынешней, понятия "злободневность" и "критический анализ" чужды как вид. Листая газету "Советская Чукотка" 1970-80-х годов, диву даюсь, как много там было критических статей, направленных против хозяйствующих субъектов и бичующие социальные язвы. Представить, даже десятую долю критики, что была в советской газете в нынешнее время очень сложно. Современную чукотскую новостную ленту без внутреннего диалога и изжоги читать совершенно невозможно.

На Чукотке всего два региональных пишущих средства массовой информации: газета "Крайний Север" и информационное агенство "Чукотка" (сайт "Прочукотку"). Учредителями обоих СМИ является правительство региона, поэтому новостная лента у них соответствующая, "ура-правительственная" ( не путать с ура-патриотической). Общий новостной тренд напичкан глаголами в будущем времени: планируют, сделают, подпишут, обсудят и т.п.

Из двух печатных СМИ, наибольший информационный вес имеет сайт "Прочукотку". Информационная чукотская корзина примерно  на 75% наполнена материалами с сайта и 25% газеты "Крайний Север". А по КПД (количество сотрудников, новостная оперативность, бюджет)  соотношение и вовсе чудовищное, наверное 99 к 1.

Чтобы понять почему нет доверия к чукотским СМИ немного теории.

Новость - это информационный энергетический заряд, который запускается в мозг индивидуума. Мозг обрабатывает полученную информацию и направляет её в информационное чистилище. Чистилище -  сортировочный центр, фасует информацию на крупные категорийные блоки: нравится/не нравится, согласен/не согласен, важная/не важная. Отсеев все "не", начинается более детальное сканирование, которое в конечном итоге приводит к сохранению полезной информации на "жесткий диск" или в оперативную память.

Мозг - самый чувствительный орган нашего организма. Он "морщится" и "сжимается" от негативной информации, поэтому СМИ пытаются как можно меньше давать негатива. Но есть одно "но", негатив - это необязательное плохо, это то что информационное чистилище мозга воспринимает за неправду, ложную информацию. Поэтому негативная новость "пойман с поличным коррупционер, возглавлявший медицинское учреждение" - воспринимается как новость позитивная: коррупция - негатив, но ключевая слово - "пойман". Весь этот процесс "импульс-восприятие" информации и вычленением из неё субъективно достоверной информации (пусть даже и негативного содержания)  в народе именуется "правдой".  Чем больше правды - информации воспринимаемой большей частью общества, как позитивной, тем общество спокойнее.

Субъективное восприятие информации большей частью населения - важнейший фактор. К примеру, в Анадыре, большинство населения, в силу традиции, чаек называет бакланами.  Для жителей восточной Чукотки, эта информация будет резать слух и являться "неправдой".

Информационная неправда, даже если она объективно является истиной, блокируется сознанием. Поэтому если информационный источник большую часть контента выдаёт "неправды",  мозг получателя информации воспринимает источник как грязный. Даже если в этом источнике появится объективная информация субъективно она воспримется как неправда.  Помните про мальчика-пастуха, который кричал: "Волки, волки!".

Примерно так, замусорились региональные СМИ. Санация или ассенизация, смотря где акцент поставить, региональных СМИ возможна только через критический подход к информации и набирания как можно большего количества "лайков правды". Да, я про пресловутую независимую или пусть даже зависимую, но объективную журналистику.

Ещё раз повторюсь, новость - информационный заряд, который взрываясь в головах обывателя создаёт эмоциональный всплеск, микроэнергетическую волну. Общество, обработав информацию, насыщает инфополе положительным или отрицательным зарядом. Следовательно, закидать в общество новости с информационной правительственной вышки нужно очень продуманно, ибо каждая из них может вернуться негативной обраткой.

В чукотских СМИ, отсутствует внятная информационная идеология. Информработа в регионе построена по типу кочегара и топки: кидай всё что горит. Хотя нет, зачем я на кочегаров наговариваю, им не всё равно что в топку кидать.

Много букв написал.

В следующем посте расскажу о новостях региональных СМИ, которые вызвали во мне "острое чувство диалога". Это тоже из классики.




Метки:

Чукотский хартленд



Иультинскому району повезло с географией. Больше, чем остальным районам Чукотки. Языком геополитических метафор и ассоциаций: если представить, что Чукотка это Европа, то Иультинский район это Германия. Очень образно, конечно.  Это срединные земли, эдакий чукотский хартленд, который связывает центральную, северную и восточную Чукотку. Языком географии Иультинский район - это вершина Чукотского полуострова, место "его спайки"  с материком. "Толщина сухопутной шеи"  между Тихим и Ледовитым океанами, около  200 км по прямой. Природа как могла "постаралась" сделать эти два океана ещё ближе друг к другу, протянув русло реки Амгуэма в меридианальном направлении почти на 150 км (по прямой). Недостающие связующие километры в направлении север-юг проложили люди, построив в начале 1950-х годов Иультинскую автодорогу.

К чему этот экскурс в географию и геополитику? На север наша Арктическая экспедиция идёт кратчайшим путём - волок и сплав по реке Амгуэма в Северный Ледовитый океан.
Read more...Collapse )



Один час в Уэлькале




На Чукотке не много посёлков с с богатой и насыщенной историей. Уэлькаль один из них. Как ни странно, пик исторических событий пришёлся на годы Великой Отечественной войны. Театр военных действий находился за многие тысячи километров от Чукотки, но свою лепту в Победу над немецко-фашисткой Германией Уэлькаль внёс сполна.

Read more...Collapse )





- На Поворотном жопу выхватите, - говорил мне перед отъездом знакомый мореход, который на катере ходил в Эгвекинот.
- А может не выхватим, - оптимистично надеюсь я.
- Выхватите, обязательно выхватите.

Отчалив утром от берега, держим курс на мыс Поворотный.

Read more...Collapse )






Гости, приезжающие на Чукотку,  меня часто спрашивают: "Где можно попробовать блюда национальной кухни?". Ответ один - нигде. Причин этого "нигде" много. Если есть спрос, появится и предложение. И оно появилось - специальное туристическое предложение для тех, кто хочет совершить гастрономическое путешествие на Чукотку. 

Read more...Collapse )


Метки:

DSC_4216.JPG


Мореходы народ суеверный, ибо море это стихия. Стихия не подвластна человеку, можно только снискать её расположение. И все чукотские мореходы от владельцев маленьких надувных лодок, до больших катеров с лошадиным табуном компактно спрятанным в корме, перед выходом на лиман молятся,  шепчут, трогают, гладят, одним словом, совершают обрядовые действа, чтобы задобрить или расположить к себе Нептуна и его многочисленных аваторов. Выход - самый ответственный момент морского похода, это то, что зависит от человека. Здесь, на берегу ещё можно на что-то повлиять, дальше человек отдаётся на волю провидения, случая, стихии, бога.

Экипаж в лодках, отталкиваемся от берега, прогреваем моторы и плавно выходим на редан. Арктический поход начался.

Read more...Collapse )





- Куда вы собрались? В Эгвекинот, на резинках? Вы долбо..бы?

Бывалые анадырские мореходы, избороздившие на морских катерах вдоль и поперёк Анадырский лиман и одноимённую реку неподдельно удивлялись узнав куда мы собираемся. Море, находящееся в 60 километрах от Анадыря, для них начало космоса и край обитаемой ойкумены. В море из них ходили единицы и рассказы о тех походах, чаще всего, изобиловали фразами, которые береговые, по простоте душевной, воспринимают за ругательства. Окончательно "добивать" сознание бывалых я не стал, Эгвекинот, был всего лишь промежуточной целью нашего дальнего похода - мыс Шмидта, арктический посёлок на берегу Чукотского моря, дойти до которого мы собрались,  для анадырцев, всё равно что мыс Доброй Надежды или мыс Рока - он существует, но где-то там, в параллельной Вселенной, добраться до которого могут только "звездолёты Чукотавиа".  Но  половина анадырских морских волков, в душе, где-то очень глубоко, нам завидовала. Если бы не работа и деньги, да щепотка уверенности, тогда бы... Но погасив электрический импульс завести, нечаянно проскочивший в голове, успокоив себя лаконичным  вопросом, интерпретируемый с морского на русский " а зачем мне это надо?", затарив катера топливом и шмурдяком они в сотый раз отправляются в Усть-Белую, Канчалан или на Великую. Кто груз отвезти, кто просто порыбачить. А все эти "ваши" эгвекиноты-шмегвекиноты, от лукавого.
Read more...Collapse )

Наступил сентябрь. Ночью воздух опускался до минусовых температур, на утро берега покрывались хрустящей корочкой заберегов. Генка накачал лодку и поплыл. Первые километры река была мелкой, постоянно приходилось перетаскивать севшую на мель лодку. На третий день вобрав в себя несколько притоков река сделалась широкой и быстрой. Вскоре пошли скальники и опасные прижимы. Несколько раз Генке чудом, в последний момент удавалось отгрести от опасного участка. Но без купаний не обошлось. Лодку в водовороте развернуло поперёк, прижало к скале и начало подтапливать. Генка со всей силы оттолкнулся веслом от скалы и лодку тут же перевернуло. Все вещи были на месте, потому что были привязаны, но напрочь мокрыми. «Ничего, разведу костёр и высушусь», - трясясь от холода сказал Генка. Но костёр развести не удалось. Спички, хотя и были завернуты в целлофановый пакет промокли. Отжав вещи и вусмерть замёрзнув на ветру, Генка бегал по берегу, забирался на сопку, прыгал и кричал. Минут через 40 он почувствовал пальцы на ногах и перестал трястись от холода. Окончательно согрелся Генка ещё через полчаса усиленных физических нагрузок. «Плыть, плыть без остановки, - говорил он сам себе, - иначе камака». И Генка плыл. Плыл до тех пор, пока было хоть немного видно реку. Потом он вышел на берег и снова бег, прыжки и крики, чтобы быстрее согреться. Тепла хватало минут на тридцать, потом прошибал озноб и всё приходилось делать заново. Как только забрезжил рассвет, Генка снова поплыл. Сил уже почти не было, гребки были слабыми и эта физнагрузка уже не согревала. Трясясь и стуча зубами,  Генка грёб  из последних сил. Природа как будто сжалилась над Генкиными страданиями и отблагодарила его не по осеннему тёплым солнечным днём. Началось бабье лето.  Часам к 11 стало жарко. Вещи начали подсыхать, но кардинально сентябрьское солнце не могло решить проблему мокрой одежды. На берег Генка не выходил, грёб. Сколько он проплыл и сколько ещё осталось Гена не знал. Знал лишь одно – река вынесет. И хорошо, чтобы она вынесла к какому-нибудь балку. Балка Генка не увидел, зато вскоре после полудня, когда организм уже устал бороться и начал сдавать, на берегу он увидел бочки. Это была старая геологическая стоянка. Возле бочек он обнаружил разбитые стеклянные банки. Генка достал отсыревший патрон, вскрыл его, высыпал порох и начал сушить при помощи стекла и солнечного света. «Эх, была бы линза, разжечь костёр было бы делом трёх минут», - думал Генка, но линзы не было. При помощи стекла ему удалось подсушить порох, теперь была нужна искра. Он нашёл какую-то железную арматурину, валявшуюся возле бочек, обложил кучку пороха мхом и травой и ножом о железяку начал выбивать искру. Удача в этот день ему улыбалась. Через десять минут Генке удалось высечь искру, которая упала на порох.  Огородив костёр бочками и положив на них ветки, он сделал сушилку. Через пару часов одежда и остальное Генкино снаряжение подсохло. Радостнее всего было за просушенные спички. Жизнь налаживалась. Оставалось сделать ещё очень важное дело – поспать, шли вторые сутки Генкиного бодрствования. Второе и даже третье дыхание уже давно закончились. Генка перенёс костер, натянул тент на бочки и улёгся на прогретую костром землю и тут же вырубился.

Несколько раз на обрывистых склонах реки Генка видел диких оленей, но охотиться не стал – ему было жалко времени. Река была щедрой на хариусов. Днём, сплавляясь на лодке Генка рыбачил. К вечеру у него в лодке было не меньше десятка рыбин. Река кормила. Выйдя из узких скалистых каньонов река разлилась по долине множеством проток. Скорость течения была внушительной, Генке только и оставалось, что подруливать.  Погода стояла чудесная, солнечная и почти безветренная. Ландшафт менялся на глазах, крутые берега начали «таять» и ощетиниваться кустарником. Чем ниже становились берега, тем выше становился кустарник. А ещё через день Генка попал в лес. В речной долине росли 15 метровые гиганты. Деревья Генка увидел впервые. Он даже остановился для того чтобы их потрогать.  Лес Генку поражал и зачаровывал. Если бы не цель его путешествия он обязательно провёл здесь несколько дней, но нужно было спешить.

Спешка его чуть не сгубила. Чтобы быстрее добраться до Анадыря он сплавлялся до самой темноты. И в темноте не заметил торчащей из воды коряги – это был топляк, ствол упавшего в воду дерева. Топляк распанахал днище лодки. Ни клея, ни заплаток у Генки не было, поэтому ремонтные работы, которые он начал утром свелись к тому, что он залатал двадцати сантиметровый порез бечёвкой, чтобы он совсем не разошёлся. Сидеть в лодке он теперь не мог. «Хорошо, что налетел на топляк днищем, а не баллонами,» - радовался Генка. Наломав в лесу жердей, он положил их сверху на баллоны и на таком импровизированном плоту продолжил сплав. Скорость сплава снизилась. Теперь он каждый час делал остановки, чтобы размяться и вычерпать воду. Генка не знал, что в одном дне сплава от места аварии в роще недалеко от реки находилась оленеводческая перевалбаза. Увидеть с реки её было нельзя.  А ниже перевалбазы находилась метеостанция, которую с реки было видно. Но бог путешествий в тот день был чем-то расстроен и напустил на реку жуткий туман.  И всё же Генке фартило, не было сильного ветра, который крутит-вертит надувные лодки на сплаве, а иной раз и вовсе пускает их против течения. Через три дня Гена сначала услышал, а потом и увидел посёлок. Это был большой посёлок на реке Анадырь. Невозмутимые лодочники, всю жизнь ходившие по реке и видавшие всякое, Генкиному появлению на лодке-плоту изрядно удивились. Ещё больше удивились, когда он сказал откуда и куда он плывёт.

- Паря ну по Анадырю, на этом плоту сплавиться ты сможешь только к речнику.
- К кому? – не понял Генка.
- Утонишь нахрен. Вон видишь баржа стоит. Попробуй, поговори, может тебя до Анадыря подбросят.

Генкину просьбу о речном автостопе до Анадыря капитан решительно отклонил. Вид у Геннадия, не говоря об исходящем от него запахе был бичёвский,  а связываться с поселковыми бичами, которые не дай бог сваляться по дороге за борт капитану не хотелось. Если бы не один из тех лодочников на берегу, видевший Генкино прибытие в посёлок, пришлось бы Геннадию грести по широкой реке Анадырь до города,  в лучшем случае недели две. Лодочник рассказал капитану о чудике, который приплыл «из-за гор». Капитан проникся уважением к Генкиному путешествию и не только согласился забрать его в город, но ещё и разрешил остаться ночевать на барже:

- Только иди помойся и постирай вещи, а то воняет от тебя бичарней.

В деле помывки ему помог Василич,  один из местных аксакалов-патриархов. У Василича была своя банька на окраине посёлка. Два часа Генка мылся, парился, стирался, а потом ещё полдня сушил в бане свои вещи. На баржу Геннадий пришёл не в парадном, но весьма изменившимся:

- Ну вот, другое дело, в таком виде можно и в Анадырь идти.

Баржа ушла на следующее утро. Три дня они шли до города. На лимане попали в шторм, который хотя и отодвинул время прибытия в Анадырь, но не отменил его. Во время сплава Генка почти не вспоминал о Елизавете и цели своего путешествия. Но чем ближе становился Анадырь, тем больше Генка начинал переживать: «Что он скажет Елизавете Михеевой?».  Внутренний диалог, дальше двух-трёх дежурных фраз не продвигался. Зато неожиданно для себя Генка открыл новую проблему – как он узнает радиоведущую? Кольку расспросить о том, как выглядит Елизавета Генка не решился. Зато вспомнил, что зоотехник рассказал, что просто так попасть на радио нельзя.

- У них там в Анадыре всё по пропускам, просто так никуда не попадёшь. Везде нужен паспорт. Не Чукотка, а материк ей богу.
«Паспорт! Как же он не подумал о нём», - паспорт в тундру отродясь никто не брал, а то что он ему может понадобиться в Анадыре Генка и не подумал.

В Анадыре Гена остановился у дальних родственников. Вечером включил радио, но вместо Елизаветы Михеевой, передачу вёл какой-то парень. Генка был в панике, что случилось? Неужели он ехал сюда зря?

Утром Генка отправился на радио «Пурга».

- Подскажите, как я могу увидеть Елизавету Михееву? – спросил Генка вахтёршу, - ей передачку из одного дальнего села передали. Очень срочно нужно увидеть.

- Нет её сейчас на радио- безучастно сказала вахтёрша.

Генка спал с лица. Вид его стал настолько обескураженным, что «непробиваемая» вахтёрша добавила чуть мягче:

- Она в отпуск сегодня улетает. Вы её можете в аэропорту перехватить.

 Ещё три часа Генка добирался  до аэропорта. Сначала он не смог попасть на рейсовый паром. Катер, взяв положенные по нормативу полсотни пассажиров отбыл на тот берег лимана, оставив Генку и таких же «неудачников» дожидаться его следующего прибытия. Перебравшись на «ту» сторону, он не втиснулся в бесплатный автобус до аэропорта. Денег на такси у него не было, поэтому пришлось идти пешком.

Гена шёл в аэропорт и пытался решить школьную задачу с одной неизвестной– как узнать человека если ни разу его не видел? «Была бы она телеведущая проблем не было», - рассуждал Генка, но с другой стороны я знаю её голос. Этот голос я узнаю среди тысячи других голосов». Вслед за проблемой идентификации, возникала другая проблема – что он скажет Елизавете? Вся уверенность, которой он был преисполнен дома улетучилась. Ведь Елизавета Махеева знаменитость, в аэропорту возле неё будут поклонники или просто знакомые, а может даже… тут Генка от неожиданной мысли даже остановился: «А что если она замужем и рядом будет супруг?».

- Эй, чего посреди дороги встал? – Генка настолько увлёкся размышлениями, что не заметил как вышел на середину дороги, - Ты что глухой, что ли? Сигналю, сигналю ему, – раздражённо кричал водитель.
- Я…нет, просто задумался очень сильно. Простите, – извиняющимся голосом сказал Генка.
- Задумался он! – уже не так зло буркнул водитель, - В аэропорт идёшь?
- Да
- Залезай, только поживее.

В аэропорту было шумно и оживлённо. Только что прибыл рейс из Москвы. Как в этом Вавилоне  найти незнакомого человека? Генка ходил среди пассажиров, прислушивался к женским голосам, но знакомого голоса не слышал. По громкой связи объявили о начале посадки на рейс Анадырь-Москва. Пассажиры неспешно потянулись к выходу на посадку. «Ещё минут двадцать и всё, - думал Генка, - Всё было зря».  Громкоговоритель снова ожил и сообщил, что рейс в отдалённое село задерживается по метеоусловиям трассы. «Точно! – обрадовался Гена, - можно же дать объявление по громкой связи».

- Милая девушка, - обратился Генка к девушке, сидящей за стойкой справочного бюро, - мне нужно найти одного человека.
- Пишите имя и фамилию.

Генка написал на листочке «Елизавета Михеева», потом взял другой листок и написал на нём «Пилигрим Геннадий с острова».

- Милая девушка, - снова обратился Генка к девушке за стойкой, - у меня сейчас машина уезжает, не могли бы вы, когда подойдёт вот эта девушка, - он отдал листок с именем, - отдать ей…

- Передачки мы не принимаем, - перебила его девушка за стойкой.
- Это не совсем передачка, - Генка достал деревянную статуэтку, - это ей просили передать из очень отдалённого села. Я бы сам передал, но у меня сейчас машина уезжает.

Девушка за стойкой посмотрела на статуэтку, улыбнулась и снисходительно сказала: «Ладно, передам».

Генка отошёл от справочного бюро, встал поодаль, так чтобы его не было видно и стал наблюдать. По громкой связи дали объявление. Через несколько минут, к стойке подошла девушка, взяла сувенир, прочитала записку и улыбнулась.

Это был самый счастливый момент в жизни Гены. «I Can Get No» пел в наушниках Джаггер. «Нет, всё было не зря» - сказал вслух Генка и улыбаясь во всё лицо вышел из аэропорта. 





Если бы Генка родился в Великобритании он стал  рокнрольщиком. Но Генка родился на другом острове, на котором музыкальный мейнстрим не широким фарватером проходил между репертуарами Юрия Антонова и местного фольклорного ансамбля.  Какими арктическими ветрами на остров занесло пластинку группы «Роллинг Стоунз» Генка не знал. Зато хорошо помнил, когда впервые услышал ролингов: это был взрыв, по сравнению с которым оглушительный треск арктических льдов во время торошения был всего лишь тихим свистом. Вековой уклад жизни предков, по заветам которых учили его жить родители дома и пионерский путь строителя светлого будущего, на который направляли учителя в школе рухнул в одночасье.

Стать настоящим рокнрольщиком  Генка не мог ещё и потому, что в селе, в котором он жил, невозможно было реализовать известную рокнрольную триаду: «Секс, наркотики и рок-н-ролл». Рок-н-ролл, долгое время был представлен всего одной пластинкой, слушать которую он мог только дома, наркотиков на острове отродясь не было, мухоморы не в счёт, а первый секс у Генки случился в интернате, перед армией, в другом посёлке. Односельчане и не только сверстники, Генку считали странным. Общался мало, много читал, а когда повзрослел отказывался от водки и не курил. Эти добродетели больших городов, на селе считались чудачеством и странностью.

С рок-н ролом могла поспорить только одна страсть – странствия по тундре. Именно странствия, потому что нахождение в одном месте больше, чем несколько дней его угнетало. К окончанию школы он исходил весь остров вдоль и поперек, а после армии и материковую тундру. В какой-то книге о паломниках, совершающих путешествия,  он вычитал новое слово - «пилигрим», с тех пор , Гена считал себя чукотским пилигримом.

Эти две страсти – странствия и рок-музыка шли с ним по жизни. Прошло много лет, событий и людей в жизни Генки. Он уже слушал не пластинки, а плеер. Его рок-фонотека была намного больше, чем одна пластинка ролингов. Ничто не предвещало «беды», но однажды в его селе появилось радио. Радио в селе было всегда, но это было политическое радио, которое вещало из Москвы,  музыки на том радио было очень мало и она, в основном, была патриотической. А тут в эфире зазвучала новая радиостанция, вещавшая из Анадыря.  «В эфире радио «Пурга»,- каждое утро говорил радиоприёмник. Но радио не столько говорило, сколько пело. «Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю – радио «Пурга». Это было потрясающе, Генка слушал «Пургу» сутками напролёт. Слушал бы постоянно, если не работа, его позвали в оленеводческую бригаду. В детстве он не раз на лето уезжал в бригаду на летовку и даже несколько месяцев после армии работал пастухом, но оленеводство не цепляло, он не ощущал себя оленеводом, хотя и знал многие тонкости кочевой жизни. Но тут была двойная необходимость, с одной стороны в бригаде не хватало людей, заболел человек, с другой стороны с деньгами было совсем туго. Поэтому как ни любил Гена радио, но всё же вынужден был с ним проститься, в тундре FM-волны не поймать.

Несколько месяцев он кочевал с бригадой по тундре, пока однажды его не отправили на вездеходе в город на закупку продуктов. Отправили его, потому что человек он был не пьющим, а значит надёжным. По приезде в город Генка снова включил любимую радиостанцию. На радио произошли перемены. Тогда –то Гена и услышал в первый раз её голос: «Добрый вечер, мои любимые котики».  Голос был игривым, будоражащим, интригующим. Чем зацепил голос Генка понять не мог. На «Пурге» было несколько девушек ди-джеев, но запомнилась именно она: «До свидания, мои любимые котики. С вами была Елизавета Михеева». Через два дня Генка заметил за собой странную деталь -впервые в своей жизни он ждал, когда  в эфире появится не музыка, а голос радиоведущей.

На пятый день вездеход уехал в тундру. Генка держался как мог, но неизвестная болезнь прогрессировала сильнее с каждым днём. Ему не хватало её голоса. Как бороться этой напастью он не знал. Ничего не спасало, ни музыка, ни тундра. Он даже однажды написался браги. Напился страшно, но ничего кроме боли и отвращения не испытал.  Два месяца он мучился, потом уехал в село.

По приезде в село, с нетерпением, как запойный алкаш дожидается открытия магазина, он ждал вечера. Больше всего боялся, что не услышит её голоса. «А вдруг она ушла с радио?», - неожиданно подумал Генка, но ровно в 20.00 бодрый, звонкий голос сказал: «Всем привет, с вами Елизавета Михеева». Отлегло. Генкино лицо непроизвольно вытянулось в широкой улыбке. «Привет, Лиза» - сказал Генка глядя на радиоприёмник. Река времени разлилась осенним паводком и застыла огромной блестящей на солнце наледью. Не было больше дней, недель и месяцев, а были будние вечера (время выхода её в эфир) и всё остальное время.

С работой в селе было плохо. Изредка он подрабатывал в магазине или замещал уехавших в отпуск работников комунхоза. На выходные, когда её не было в эфире, он уходил в тундру на охоту или рыбалку. В остальное время жил в ожидании услышать её голос.

Эфир Елизаветы Михеевой был интерактивным, можно было позвонить и поздравить кого-нибудь с праздником или Днём рождения, но главное с ней можно было пообщаться. Это было сделать так легко и невыносимо сложно, что когда Генка представлял свой звонок в эфир, он от волнения начал заикаться. «Ну нет, так не пойдёт, позвоню и начну мямлить» - говорил себе Генка, - «Значит ещё не время». Несколько раз он прижимал трубку к уху и представлял свой разговор с Елизаветой:
- Добрый день, как вас зовут?

- Ггге – и Гена тут  же бросал трубку, хотя это была всего лишь репетиция.

Но Гена был упорным. Ежедневно он репетировал воображаемый диалог и примерно через месяц решился на звонок. Как чаще всего бывает, когда чего-то очень сильно ждёшь этого не случается. Так произошло и в этот раз. Генка банально не смог дозвониться. Почему-то этот вариант развития событий он даже не рассматривал. С этого дня Генка начал методичные дозвоны на «Пургу» и  с третьего раза он дозвонился.

- Добрый вечер, как вас зовут?
- Здравствуйте Елизавета, - тихим вкрадчивым голосом сказал Генка, - меня зовут Геннадий
- Геннадий, откуда вы нам дозвонились?
- С  острова...
- О, так вы островитянин, вы первый, кто нам оттуда дозвонился. Кого хотели бы поздравить?
- Никого, хотел бы выразить вам огромную благодарность за вашу передачу, я вас слушаю каждый вечер..
- Спасибо Геннадий, - остановила его ведущая, - очень приятные слова, что будем слушать?
- Хотел бы, чтобы вы поставили группу Роллинг Стоунз песню «Stray Cat Blues»
- О, песня про котиков, с удовольствием…

Дальше в эфире зазвучала музыка. Гена улыбался, общение с радиоведущей окрылило его. Через неделю он решился на повторный звонок. Гена поздравил односельчан  с Днём космонавтики. Ещё через несколько дней он поздравил племянницу с Днём рождения, потом начал звонить каждый вечер. Дозвониться он мог не всегда, но это не огорчало, а лишь усиливало желание услышать любимый голос на следующий день. Генка поздравил всех, кого можно с выдуманными и настоящими праздниками.

Но однажды он не дозвонился. Точнее не дозвонился ни один раз, а несколько раз подряд. Его звонок сбрасывали. Иной раз бывало, что никто не звонил в эфир и Елизавета предлагала радиослушателям звонить и поздравлять своих друзей и близких, но даже в эти разы его звонки сбрасывали. «Наверное обиделась, - подумал Генка, - Но чем я её мог обидеть?». Гена мучился в догадках. Ещё несколько дней он пытался дозвониться, но всё тщетно. Вместо долгожданного: «Добрый вечер, я вас слушаю», раздавались короткие гудки. Прошло ещё несколько дней, пока ему не пришла в голову идея: «Надо с другого номера позвонить!». Генка долго думал откуда позвонить на радио? Телефонных аппаратов в селе было не много. Но звонить нужно было вечером, поэтому телефоны организаций сразу исключались. И желательно, чтобы никто не слышал разговора. Вполне официальный звонок на радио Генка для себя считал свиданием, ему казалось, что в момент разговора между ним и Елизаветой возникает некая личная связь, аура, которая обычно бывает у влюблённых, в момент предшествованию первому поцелую. Кроме того, этот звонок Гене нужен был для того чтобы попросить прощения у ведущей за вольную или невольную обиду, которую он ей причинил. Если кто-нибудь из односельчан подслушает их разговор, потом не оберёшься шуток и подколов. То, что его разговор будет слушать вся Чукотка его волновало меньше всего. Он их не видит, они его не знают. А односельчане вот они.

Генка долго думал и прикидывал от кого можно позвонить. И придумал. Сосед на несколько дней уехал на охоту. Он знал, что когда муж уезжает, соседка уходит к другому мужчине, у которого проводит несколько часов. Генка вызвался помочь посидеть с детьми. Всё шло по плану. В восемь часов началась «Поздравлялка», но Генка не торопился, выждал  сорок минут и позвонил. В трубке послышался знакомый голос: «Добрый вечер, представьтесь пожалуйста».  От неожиданности Генка даже растерялся на несколько секунд, потом сказал:

- Здравствуйте Елизавета, это Геннадий, тот который на острове живёт.
- Кого будем поздравлять Геннадий? – спросила Елизавета. Её голос, как показалось Генке, вдруг стал холодным, как сентябрьское утро.
- Поздравлять.. – начал было Генкаа, - да, хочу поздравить, но вначале.. –  в этот момент неожиданно открылась дверь и в квартиру ввалилась хозяйка, а следом за ней и её муж. Лицо хозяйки было разбито в кровь, муж кричал на жену матерными словами. Генка тут же нажал на рычаг сброса. Быть участником семейной драмы не хотелось, он выбежал из квартиры и пошёл домой.

Время для Генки остановилось, он захандрил. Даже наступившая весна и прилетевшие гуси его не радовали, хотя он обожал это время года. «Пургу» он продолжал слушать. Но практически ничего не слышал. Голос Елизаветы Михеевой всё также радостно поздравлял жителей Чукотки с праздниками и знаменательными датами, но для Генки он звучал гулко и неразборчиво, как-будто ведущая вела эфир из спортзала. Прошла весна, началось лето, а Геннадий всё никак не выходил из анабиоза. Его угрюмое состояние заметили даже односельчане.

- Геныч, ну чё ты грустишь? В бригаду бы съездил, помог пастухам, - сказал однажды приехавший в село зоотехник. Зоотехник Коля, недавно вернулся из Анадыря. Каждый считал долгом расспросить, что интересного в столице, где был и что делал? Первые рассказы о поездке Николай вёл обстоятельно и интересно,  а к  десятому пересказу обходился всего одной фразой: «Нормально съездил». Коля уже привык, что все спрашивают про его поездку, а тут на тебе, не спросили. Хотя Генке то больше всех нужно было расспросить зоотехника.

- А чего ты не спрашиваешь о моей поездке в Анадырь?
- А что спрашивать? Съездил и вернулся. Всё понятно.
- Понятно, что вернулся. А вот куда меня пригласили в Анадыре, скажу – не поверишь.
- Поверю.
- Пригласили меня на радио «Пурга» в прямой эфир.
- Да ладно! – Генку будто током долбануло.
- Да, нас было трое, говорили о проблемах оленеводства, - теперь Гена слушал очень внимательно. – И знаешь, там, на радио тебя знают.

В этот момент сердце Генки чуть не выпрыгнуло из груди.

- Тебе какая-то Елизавета привет передавала.
- Что? Что она сказала? – взволновано спросил Генка.
- Спросила, знаю ли я Геннадия, который любит слушать рок? Я долго вспоминал, кто у нас может слушать рок. Перебрал всех Геннадиев, благо у нас всего три, и понял, что кроме тебя его даже теоретически никто не может слушать.
- Ну, что ещё?
- Да, всё. Сказала, Николай, передайте Геннадию привет, интересный он человек.

В эту же секунду Гена понял, что он будет делать дальше. Ему нужно в Анадырь, лично увидеть Елизавету и рассказать ей, как сильно… дальше Генка побоялся признаться даже самому себе, что  хочет  сказать радиоведущей. «Что-нибудь скажу, когда увижу» - решил Гена и пошёл домой готовиться к отъезду.  Самым простым способом добраться до Анадыря было купить билет на вертолёт, долететь на нём до райцентра, дальше купить билет на самолёт и прилететь в Анадырь.  В это простом плане был один, но существенный минус – у Генки не было денег. Но ещё хуже - не было того, у кого их можно было занять. Денег требовалось много, а зарплат, всех у кого можно было бы занять, едва хватало на жизнь. Выход был один – идти пешком. До Анадыря было всего-ничего – около тысячи километров. Расстояния не пугали Генку, что он действительно хорошо умел, так это ходить по тундре. Не зря ведь он Генка-пилигрим! К тому же часть пути из этой тысячи километров он проедет на совхозных попутках, которые изредка ездили из райцентра в бригаду. Ещё одним большим плюсом была река, которая вытекала из озера, по ту сторону большого чукотского хребта и по которой можно было доплыть прямо до самого Анадыря. Резиновая лодка у Генки была. Из минусов, было отсутствие по ту сторону гор населённых пунктов и оленеводческих бригад на очень большом расстоянии. «В принципе это не беда, раз есть река, значит есть и рыба. К тому же можно добыть и дичь». Ружьё у Генки тоже было.

Через два дня, на моторной лодке его подбросили до соседнего села, находящегося на материковой стороне. В селе Генка застрял на неделю. Знал бы что так выйдет, пошёл пешком, быстрее добрался. Но вездеходчик пообещал, что через два дня они поедут в бригаду и возьмут Генку. Выехали на восьмой день.

Из бригады быстро уйти  тоже не получилось. С одной стороны, он хотел насушить в дорогу оленины, с другой стороны, в стаде произошёл олений откол и нужны были рабочие руки, точнее ноги, чтобы этот откол найти. Две недели по ущельям и долинам искали  олений кусок (отбившуюся от стада часть оленей). Август – самая беспокойная пора в оленеводческих хозяйствах. Причина тому – грибы. Олени до дрожи в коленях обожают грибы, а учуяв их разбредаются по тундре. Если пастухи вовремя не пресекут их «грибной побег» - стаптывай потом ноги до самых колен в поисках. Это был как раз тот случай – не уследили. Искали долго, почти десять дней, потом два дня пригоняли к стаду. Ещё пару дней Генка отдыхал. Пока он искал кусок, женщины насушили ему в дорогу мяса – это плюс, а вот то что ночью уже начались заморозки – это минус. Времени для похода на Анадырь теперь оставалось в обрез, нужно торопиться.

От бригады до озера, откуда начинался сплав было около двухсот километров. Большая часть пути шла по предгорьям и горам. Кочки – злейшего врага пешехода-тундровика не было, зато был рюкзак с лодкой и ружьё, которые ломили спину и заставляли делать привалы каждые полчаса. Вместо палатки Генка взял тент, который спасал его от дождя. Переход до озера занял десять дней.

По вечерам, сидя у костра из корневища ивы Гена вырезал фигурку кошки. Мысль о сувенире для Елизаветы к нему пришла на третий день. «Не хорошо придти с пустыми руками, надо что-нибудь подарить». Что подарить радиоведущей Генка не знал. Думал целый день. Вечером разбивая лагерь он увидел корень ивы, который был похож на человечка. «Точно, надо что-нибудь вырезать из дерева. Ведь лучший подарок – это подарок, сделанный своими руками. Но что?». Генка крутил в голове разные варианты. И неожиданно в сознании всплыла милая и романтическая фраза, которую Елизавета Михеева произносила каждый вечер – «До свидания, мои любимые котики».

В балке на озере, в котором Генка устроил днёвку, в печке догорал пятый деревянный котик.  В первой вырезанной кошке Генке не понравилось всё. Во второй уши, у третьей обломился хвост, четвёртая кошка была больше похожа на собаку. Пятая была злая. Кустов на озере не было, поэтому рукоделие он оставил на потом, когда на реке найдёт подходящий корень. В балке Генка отсыпался.  За эти дни он сильно устал и похудел. Ел не много, экономил. На следующий день на озере разыгрался настоящий шторм. «И хорошо, что шторм, ещё один день отдыха мне не помешает».


продолжение следует

Провиденские сияния




Сентябрь лучшее время для астрономических наблюдений на Чукотке. Ещё не холодно и уже темно. Как всегда, провиденский "Чукоцкий наблюдатель" (так называется его астрономический кружок) Антон Балацкий, делает шедевральные ночные снимки Провидения.









Крутая морская экспедиция намечается в 2019 году. Экспедиция на мыс Наварин - мыс Всех ветров. Запись на участие в морской экспедиции открыта. Подробности ниже.


Read more...Collapse )


Метки:

Календарь

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com