Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Человек "открывший" поэта



Вы слышали что-нибудь о Вадиме Шершеневиче?  Нет? А о Мариенгофе? Что-то знакомое. Но уж о Есенине точно знаете. До вчерашнего вечера у меня был такой же багаж знаний. А между тем, Шершеневич один из трёх отцов-основателей имажинизма в России, наряду с Мариенгофом и Есениным.

Рукописи не горят, Поэтов не забывают. Пусть даже через сто лет, но о "великом скандалисте" Вадиме Шершеневиче снова заговорили в России. Заговорили благодаря Владимиру Александровичу Дроздкову.



2. Шершеневич, Есенин, Мариенгоф. Россия запамятовала, но не забыла


Сердце частушка молитв

Другим надо славы, серебряных ложечек,

Другим стоит много слез,—

А мне бы только любви немножечко,

Да десятка два папирос.

А мне бы только любви вот столечко,

Без истерик, без клятв, без тревог,

Чтоб мог как–то просто какую–то Олечку

Обсосать с головы до ног.

И, право, не надо злополучных бессмертий,

Блестяще разрешаю мировой вопрос,—

Если верю во что — в шерстяные материи,

Если знаю — не больше, чем знал и Христос.

И вот за душою, почти несуразною

Широколинейно и как–то в упор,

Май идет краснощекий, превесело празднуя

Воробьиною сплетней распертый простор.

Коль о чем я молюсь, так чтоб скромно мне в дым уйти,

Не оставить сирот — ни стихов, ни детей;

А умру — мое тело плечистое вымойте

В сладкой воде фельетонных статей.

Мое имя попробуйте, в библию всуньте–ка.

Жил, мол, эдакий комик святой,

И всю жизнь проискал он любви бы полфунтика,

Называя любовью покой.

И смешной, кто у Данта влюбленность наследовал,

Весь грустящий от пят до ушей,

У веселых девчонок по ночам исповедовал

Свое тело за восемь рублей.

На висках у него вместо жилок — по лилии,

Когда плакал – платок был в крови,

Был последним в уже вымиравшей фамилии

Агасферов единой любви.

Но пока я не умер, простудясь у окошечка,

Все смотря: не пройдет ли по Арбату Христос,—

Мне бы только любви немножечко

Да десятка два папирос



Однажды, лет 30 назад, полковнику в отставке, пенсионеру Владимиру Дроздкову случайно попалось это стихотворение Шершеневича. Впрочем случайностей не бывает. У судьбы свои пути неисповедимы. Мысль сказанная Поэтом в 1918 году, срезонировала с мироощущением Дроздкова и дала импульс смыслу жизни. Начались библиографические розыски, которые привели к коллекционированию книг и вещей поэта и серьёзному увлечению филологией. Дрозков знает о Шершеневиче, пожалуй больше, чем в своё время ЧК и НКВД и уж точно на сегодняшний день это крупнейший специалист творчества поэта-иманжиниста.

3.


4.



Не сказать что о поэте вообще ничего не знали. Филологи, специализирующиеся на Серебряном веке, безусловно знали о Шершеневиче. Не много. Чуть больше о Шершеневиче знали на Западе, где в 1960-1970-х годах появлялись  филологические работы по истории русского имажинизма. Но планомерно и основательно "возвращение" поэта готовил Дроздков. Он не только занимался библиографическими и генеалогическими розысками, но и публиковал стихи и переводы Шершеневича. К слову, Шерешеневич первым перевёл на русский  "Цветы зла" Бодлера.

В 2014 году Владимир Александрович издал 800 страничную (!) монографию

"DUM SPIRO SPERO: О Вадиме Шершеневиче, и не только. Статьи, разыскания, публикации". 

"Дум спиро сперо" - это надпись выгравированная на перстне Шершеневича, который, разумеется, тоже находится в коллекции Дроздкова.

5. Из коллекции В.А. Дроздкова. Не многие могут похвастаться автографом Ильфа. Отец Остапа Бендера не любил давать автографы, но Шершеневичу книгу подписал.


6. Библиографические редкости


А может зря, не надо было сдувать пыль времени? Великих история сама выталкивает наверх, а  раз уж не вытолкнула, так и не великие они вовсе.

- Если руководствоваться таким принципом, в нашей культуре не возникло бы многих ярких имён, того же Булгакова или Замятина.  О них то же не принято было говорить, их тоже замалчивали в силу политической конъюнктуры, - говорит Владимир Александрович.

7. Владимир Александрович подарил сборник стихов Шершеневича из личной библиотеки поэта.


За окном льёт дождь. Типичный московский декабрьский ливень. Уже типичный. Несколькими этажами ниже квартира Шукшина, который смотрит на меня со стола бесцветными глазами фарфоровой статуэтки. С полковником в отставке, а ныне крупнейшим литературоведом эпохи Серебряного века мы пьём испанское сухое и говорим о Шершеневиче, Есенине, Маяковском. В телевизоре Россия забила вторую шайбу канадцам. Так не говорят и не пишут. Но такого и быть не могло.

Люблю Москву, люблю русский, люблю имажинистов.


стихи Шершеневича
Tags: встречи, не Чукотка
Subscribe

Posts from This Journal “встречи” Tag

  • Рассказы о Чукотке в Магадане

    Честно признаюсь не ожидал, такого интереса у магаданцев к Чукотке. Не о Бутане или Папуа ведь лекция, о Чукотке, некогда административной единицы…

  • Творческая встреча

    Как говорится, будете у нас на Колыме, заходите.

  • Встреча с легендами

    Насыщенной выдалась поездка в первопрестольную. В первую очередь на встречи. Встречи были, как ожидаемыми, так и неожиданными. Две из них с…

promo basov_chukotka february 15, 2017 11:35 12
Buy for 40 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments