Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Майна: люди, рыба и киты



Где-то далеко-далеко, на западном берегу огромного Берингова моря есть маленькое село. "Где-то", потому что вряд ли вы его найдёте на карте России без помощи интернета.Село маленькое, но его история это не однотонное полотнище, а "бабушкино одеяло", сотканное китайскими нейлоновыми нитями из керекских  кож лахтака,чукотских оленьих шкур и советско-русского брезента. Когда-то на этих землях жили кереки, небольшой ныне исчезнувший народ. Потом сюда пришли оленные чукчи. В ХХ веке советская власть основала село, как центральную усадьбу оленеводческого совхоза, но в середине 1990-х оленеводство, как отрасль народного хозяйства, здесь перестала существовать.

Административно это село входит в Чукотский автономный округ, географически это Корякия. Даже название этого населённого пункта в официальных документах претерпело изменения из Майно-Пыльгыно оно превратилось в Мейныпильгыно, но жители его именуют просто - Майна.

Майна мне понравилась сразу. Анализировать чем, бессмысленно: солнечной погодой, приятными знакомствами, природой, многочисленными рассказами моих друзей-орнитологов, самой атмосферой... Понравилась Майна и всё. А что ещё приятнее, дальнейшее знакомство с этим селом моё первое впечатление только усилило.
Предисловие затянулось, пора отправляться на экскурсию.


Майну, как и большинство поселений Чукотки, в первый раз вы увидите сверху. Майна- правильный или как говорили в XVIII столетии, регулярный посёлок. В 2003-2005 годах произошла генеральная перестройка всего посёлка. Да, это были золотые времена Абрамовича. Время надежд и свершений. Старые дома сносились, взамен строились индивидуальные семейные коттеджи. Снесли несколько домов, построили энное количество коттеджей, новоселье. И таким образом, дом за домом, улица за улицей старая Майна ушла в прошлое. Сохранилось лишь несколько двухэтажек, которые также ярко и красиво отделали сайдингом. Прямые улицы, разноцветные квадратики домов - маленький игрушечный посёлочек, так видится Майна с высоты в несколько сот метров.

2. Майна, Первая и Вторая речка. Вдали озеро Ваамочка


3. План села. Каждое домостроение подписано фамилией владельцев. До начало 2000-х годов улиц и нумерации в сельских поселениях не было. На деревню дедушке - это не фигура речи, письма реально доходили.



А ещё видится, что моря нет, т.е. оно есть, но отделено от посёлка косой и протокой, которая вытекает из громадного Пекульнейского озера. Вот так, на берегу моря, но с оговоркой. Протока называется Первой речкой. Уменьшительное слово "речка", здесь не совсем уместно: река, речище, шириной более 300 метров. Это удивительный гидроним, потому что он одновременно соединяет два крупных озера с морем. Когда-то эти озёра были морскими заливами, но море "накидало" камней и, пользуясь научным термином, отшнуровалось косами. Паромом для перевозки транспорта на противоположный берег служат две баржи, которые в советское время были совхозными, а сейчас принадлежат частникам. Монополия - враг экономики, поэтому говорят что цены за переезд иногда доходят до 5000 рублей. Переезд нужен для наземного вездеходного сообщения с бывшим райцентром посёлком Беринговским и просто для рыбалки на "дальних кордонах".

4. Баржи-паромы возле причала


5. Отходил своё


Майна один из немногих посёлков, где легко можно ответить на самый трудный вопрос, который задают приезжие: "Чем живёт посёлок?". Посёлок живёт рыбой. Красной рыбой, неркой. Пекульнейско-Ваамочкинская озёрная система -  крупное нерестилище нерки в нашей стране, а на Чукотке и вовсе самое крупное. Поэтому ещё с советского времени в Майне существует рыббаза. Старая, советская, располагалась в нескольких километрах от села, нынешняя, инвестпроект Абрамовича, находится в самом селе. Рыббаза небольшая и, понятное дело, сезонное предприятие. Подразумевалось, что она создаст рабочие места для местного населения. В общем-то логичное решение. Для материка логичное. На Чукотке своя специфика. Поэтому каждый год на работу на рыббазу приезжают люди с того самого материка. Этот феномен характерный пример развития экономики без учёта специфики менталитета местного населения. Не учли несколько факторов:

1. Рыбзавод - предприятие сезонное, в каком-то смысле авральное. Когда идёт путина, работа кипит круглосуточно и штат работников должен быть "железным". "Слабости" в виде алкогольных демаршей, мягко говоря не приветствуются.  Поэтому алкозависимые в черном списке работодателей рыбзавода.
2. Опять же про сезонность. Людям с головой и руками работа нужна не три месяца в году, а круглый год. Поэтому надёжные кадры давно работают на постоянных государственных предприятиях и в учреждениях и не все из числа работающих могут взять отпуск, чтобы подзаработать во время путины на рыббазе.
3. Собственно сама рыба. Работая на рыббазе сам рыбу не поймаешь. А самим она нужна тоже. Даже не столько сама рыба сколько икра. И рыбачили её всегда и все. В Майне есть "город-спутник" - это рыбацкий посёлок, балки, которые тянутся почти на три километра вдоль Первой речки. В сезон сюда приезжает население, здесь живут и заготавливают рыбу и икру. Майнинская и хатырская нерочья икра это первая икра на Чукотке в новую путину. Вертолётами её доставляют в Анадырь. Она пользуется повышенным спросом в течение всего года. Поэтому не ленивые за сезон делают вполне приличные деньги на частных заготовках.

6. Рыббаза


7. Неводной баркас


Кереки - это первые люди поселившиеся в этих местах. После себя они оставили на побережье от Северной Камчатки до Анадыря земляные воронки - останки бывших жилищ. Несколько таких жилищ я нашёл на косе. Традиционно эти воронкообразные ямы используются под мусорные свалки. Так было в губе Гавриила, так есть и здесь. Основу хозяйствования кереков составляла морская охота....

Дует сильный порывистый ветер. Море кипит "барашками". Притомившись от прогулки по косе, рыбацкому посёлку, я остановился, сел на крыльцо балка покурить. Напротив меня устье Первой речки. Бар - место встречи реки и моря ярится и пугает своей свирепостью. Вдоль всей косы установлены могильные памятники, тем, кого забрало море. И этот бар, одна из причин установки этих памятников. Неожиданно из воды показалась чёрная округлая спина. Да это же кит! Вот те раз, прямо в реке. А вот и ещё один. Потом мне рассказывали, что они заплывают и выше, к самому посёлку. Вот это да! Лоринцев на них не хватает. Это ж надо халява какая, чуть ли не с берега гарпунь. Но китобойным промыслом здесь уже не занимаются. Были попытки лет десять назад создать морзверобойную бригаду, майнинцы даже на "стажировку" в Лорино ездили, но  не прижилось.

8. Останки жилищ кереков


9. Устье Первой речки и кит



10. Будь милосердно, море


11. "Летняя Майна" - рыбацкие балки тянутся почти на три километра вдоль берега



12. Эпопея с бочкотарой так и осталась прожектом. Был проект по утилизации. Бочкотару собрали, спрессовали, но не вывезли. Была бы смекалка и желание из этой тары можно было бы придумать и соорудить утилитарные сооружения или конструкции


Та же история и с оленеводством. После того, как "проели" всех оленей в 1990-е,  майнинцы несколько раз пытались воссоздать стадо, но также безуспешно. В этом году попытка возродить оленеводство в майнинской тундре повторилась снова. Говорят даже, что уже договорились о перегоне нескольких сотен оленей из канчаланской тундры. Это далеко. Олени есть и ближе, хатырские. Но хатырчане своих оленей майнинцам по разным причинам не дали. Главная причина - как можно дать оленей тем, кто их однажды потерял? В Майне очень надеются, что у человека, который решил возродить оленеводство всё получится. Но, один и даже три оленевода это не бригада. А как заманишь людей в тундру если в Майне  рыба?  Труд рыбака тяжёл, но по сравнению с трудом оленевода ничтожен. Да и зарплата далеко не в пользу оленеводов. Рыба это кормилица и бич майнинцев.


В Майне быстро не ходят. Не потому, что в деревне спешить некуда, а потому что село расположено на галечной косе. Ноги вязнут в гальке отчего походка становится неспешной, словно променад по Невскому. "На каблуках у вас не походишь", - шутят соседи хатырчане. "Зато мы грязь после дождя не месим" - парируют им майнинцы. Галечный грунт создаёт впечатление чистоты и опрятности села. Впрочем так оно и есть, мусорных свалок, которые можно увидеть в некоторых сёлах в Майне я не видел.

13. Вместо песка - галька. Главное, есть что копать


14. Улицы и дома Майны


15. При перестройке сёл, строительство часовен велось по умолчанию, в нагрузку. Построить храм не значит уверовать. На Руси храмы строились миром, общиной, т.е. сначала была вера и потребность в церкви, потом силами и средствами мирян появлялась церковь. Сегодня всё наоборот. Православнее от количества церквей общество не становится.


16. Что здесь не так? Не буду мучить - голуби. Я не сразу обратил внимание, но когда осознал был сильно удивлён. Откуда они здесь? В Анадырь, Беринговский их завезли с материка. Откуда и когда они появились в Майне никто мне не смог ответить.


17. Централизованной канализации в селе нет. Зато есть ассенизаторная машина


Сложно представить, но Майна - это столица. Столица чукотской орнитологии. Странное дело, у  орнитологов в среде биологов самая мощная "тусовка". Вроде бы есть звери более "интересные" и даже "полезные" с точки зрения народного хозяйства, к примеру дикие северные олени, снежные бараны, лоси, но что-то я не слышал о мощной исследовательской группе учёных лосеведов или барановедов. По хищникам учёных тоже единицы, а вот орнитологическое сообщество на Чукотке представлено не только географически, но и количественно вполне серьёзно. У каждой орнитологической группы на Чукотке своя локация. Их изучают в Провидения, сотрудники национального парка и краеведческого музея; в Чаунской низменности  и на побережье Чукотского моря  регулярно работают российские и международные эскпедиции. Но самой серьёзной и масштабной работой занимаются орнитологи в районе Майны. Традиционное русское: есть дело, ищи человека. Этот человек Евгений Евгеньевич Сыроечковский, объединивший команду учёных, которая вот уже 15 лет квартируется в Мейныпильгыно. В мае месяце, когда майнинцы отправляются в отпуска встречным потоком в Майну прилетают "птичники". Как и их наблюдаемые летят они не одним клином, а в несколько заходов. Орнитологи привносят разнообразие в небольшое майнинское общество, десять-пятнадцать, а иногда и больше человек, новых людей для деревни это много. Можно быть хоть трижды учёным, но если ты не занимаешься пропагандой научных знаний, не хочешь или не умеешь их преподнести народу, то грош тебе цена. Эти парни активисты и радетели орнитологической вселенной. Они регулярно бывают в местной майнинской школе, периодически организовывают собрания в клубе и всячески пропагандируют научные знания. Знаю это не только по рассказам на местах, но и на личном опыте, когда несколько лет назад попал под "агитационный каток" Сыроечковского, а чуть позже и его "главного офицера и начальника Штаба", Николая Якушева cucanero, который даже рождение дочери встретил в  "майнинских полях".  Крайне интересные собеседники, живые и отзывчивые люди, настоящие подвижники своего дела. Уж кому, как не мне знать хитросплетения чукотской логистики, менталитет и процесса организации работы на Чукотке. Пока кто-то говорит или жалуется что де не разрешают, или денег нет, они берут и делают. Нет, я по прежнему не понимаю ценность орнитологии для народно-хозяйственной деятельности, но то что делают они вызывает уважение и восхищение. И не только моё. За годы усердной работы на селе, они также смогли переломить сознание людей к своей деятельности: от "материковских учёных чудиков", до - "и это тоже профессия". Это дорогого стоит, потому что в чукотской деревне всё измеряется утилитарными понятиями: а) приносит ли это деньги, б) птицу надо стрелять, а не считать (считать зверей и птиц вообще плохая примета, уйти могут).

18. Пёс Белогородцевых Норд. Норд, как и мой пёс Локи удостоился чести быть вырезанным в дереве. Это работа саратовского орнитолога Ивана Шепелёва


Сказал обо всём, кроме того чем же  занимаются орнитологи в Майне. А занимаются они ни много ни мало - спасением кулика-лопатня. В цифрах не силён, Николай в комментариях напишет точно, этих крохотных птиц  осталось всего несколько десятков. Спасение заключается не только в подсчёте и наблюдении, но и высиживании яиц. Да-да, в Майне летом работает инкубатор! После того, как орнитологи обнаружили гнездо они изымают кладку и в домашних условиях выводят птенцов. Причина вмешиваться в природную среду, сама же природа. Не так. Вначале было влияние человека. Лопатни зимуют в Юго-Восточной Азии, где люди едят всё что летает, ползает, бегает и плавает. В природной среде у лопатней тоже хватает врагов. Собственно у него все враги. Гнёзда он делает на морских косах, которые в поисках еды регулярно "пылесосят" большая часть животного мира Чукотки. Не остаются в стороне и сородичи-птицы. Если воздействовать на азиатских браконьеров из России практически невозможно, то оградить их от хищничества соседей по биосфере вполне реальная задача. Поэтому птенцов выводят в инкубаторах доводят  до "кондиционного" состояния и выпускают на волю. В природной среде из трёх яиц в лучшем случае вылуплялся один птенец. Теперь же количественно молодняка стало больше. И могу себе представить радость орнитологов, когда они зафиксировали возвращение лопатня, который родился у них в инкубаторе. За дальнейшими подробностями отправляю вас к cucanero, который, надеюсь, когда-нибудь напишет свои полевые дневники для публичного прочтения. В идеале, на базе этого долгосрочного орнитологического проекта было бы неплохо создать Чукотский  научный центр по изучению птиц. Только, упаси бог, не нацпарк или заповедник.


19. Что главное в деревне? Не лениться. Если человек с руками и не ленивый у него будут и овощи, и икра, и рыба, и мясо. Про деньги я молчу, они то обязательно будут. В Майне достаточно много деловых и предприимчивых людей



20. В селе два магазина: один "государственный", магазин-пекарня Чукотской торговой компании (тот что на верхнем фото), второй частный, принадлежащий одной майнинской семье. Через два дня после моего отъезда "государственный" магазин сгорел. КЗ во время шторма.


21. В тундру, из Майны я уехал за день до выборов. Агиткомпания во всех чукотских сёлах безвариативная - "Единая Россия". Но выборы не так актуальны, как начало функционирования бани.


Раз уж заговорил об орнитологах не могу не рассказать о Светлане Белогородцевой, с которой меня познакомил Николай. "Есть женщины в русских селениях" - это о Светлане. Родилась и выросла на Колыме, в маленьком посёлке, с детства с отцом ходила в тайгу, поэтому таёжно-тундровая жизнь, что называется в крови. Потом судьба занесла ещё севернее и вот уже лет тридцать Светлана работает в майнинской больнице. Здесь она познакомилась с мужем Романом, с которым я к сожалению не знаком, потому что он улетел на том вертолёте, на котором я прилетел в Майну. Роман личность легендарная, потому что вездеходчик. А вездеходчики, как и вертолётчики на Чукотке априори люди-легенды. Светлана женщина спокойная, хозяйственная и рассудительная. Я уже писал, что удивился, когда узнал, кто меня будет в тундру на квадроцикле "забрасывать". С конями в Майне дефицитно, а вот квадрик или машину, не остановить, а разогнать, ещё как может. Общение наше было лёгким и понятным, что называется в унисон. Потому, что одинаково любим тундру.


22. Советский Союз занимал третье место в мире по численности населения. Людей было много, страна большая. Поэтому везде можно найти вот такие сооружения. Это бывшая пограничная застава. Сегодня в Майне всего один пограничник. Вопрос риторический: когда утилизируют военное наследие?


23. На вышке. С вышки открывается прекрасный обзор на окрестности Майны. Есть одно "но". Вышка в аварийном состоянии. Если бы с модернизацией села провели соответствующие работы с вышкой, могла получится превосходная смотровая площадка.



24. Кто главный в деревне на Чукотке? Нет не чиновники и администрация, а тот у кого во дворе стоит подобная техника


25. Памятник былой славы советских геологов


Может ли село удивить социальной сферой? Может. На 350 человек населения, в Майне работает: Дом культуры, библиотека,  Школа искусств, спортивные секции (греко-римская борьба и волейбол), краеведческий музей (о котором я напишу отдельно) и, конечно же школа и участковая больница. Многие ли сёла в России, даже с большим количеством населения, могут похвастаться такой социалкой? Вопрос риторический. Дело не столько в финансировании, хотя это очень важно, сколько в самих людях, специалистах. К примеру в ДК действует кукольный театр! И не просто действует, ставят спектакли и даже выезжали как-то в соседнее село с гастролями. Потому что в Майне вот уже десять лет живёт, работает и возглавляет ДК Марина Никулина,  творческая, деловая и позитивная женщина. Греко-римская борьба -заслуга Владимира Тевлявье, который переехав из Анадыря несколько лет назад создал секцию для пацанов в селе. В Школе искусств много замечательных педагогов, коллектив которых возглавляет внучка создателя краеведческого музея Мейныпильгыно Евгения Зяббарова. Самая главная проблема в селе, "не хватка" детей. Каждый преподаватель стремится закрепить ребёнка в своём кружке или секции. Но дети "на разрыв", иные посещают по несколько кружков и секций. Но это лучше, чем когда детей много, а условий для развития нет.

26. Администрация, Школа искусств, школа и больница


27. Дом культуры. Кукла "Пурга". Этноклуб. Репетиция детского фольклорного коллектива


27. Марина Никулина, директор ДК и руководитель кукольного театра



28. Лекция для населения в ДК.


28. Школа искусств: ИЗО, класс фортепиано, баяна, хореографии и национального творчества


29. Рисунки.


30. Учебный кабинет. Краеведческая лекция в школе.


Понятное дело нельзя узнать, познакомиться и рассказать о всех интересных людях этого замечательного села за несколько дней. Очень надеюсь, что в Майну я ещё вернусь и не единожды. Майна  - село, в которое хочется возвращаться.


31.


Tags: Беринговский район, поселения Чукотки
Subscribe

Posts from This Journal “поселения Чукотки” Tag

  • Чукотский песец

    Песцы на Чукотке бывают двух видов: дикие и одомашненные. Одомашненные не в том смысле, что являются квартирными питомцами, а потому что их…

  • Чукотский Бильбао

    Любит наш человек названия поселений трансформировать. На Чукотке эта традиция также развита: посёлок Провидения в обиходе превратился в…

  • Почему еноты не прижились на Чукотке

    Нунлигран это село и песня. Причём, село стало известно многим жителям на Чукотке и за её пределами именно благодаря одноимённой песне.…

  • Уездный город Янск

    Расскажу сегодня об отдельно стоящей землице, как с чукотского переводится Янракыннот, село на берегу Сенявинского пролива. Разумеется Янракыннот…

  • Можем и шахматы из кости вырезать

    ...сказал заведующий лоринской косторезкой Дмитрий. - Фигуры вырезать не сложно. Сложно доску сделать. Но и эту проблему мы решили. Сначала нужно…

  • Лорино "never sleep"

    Это могла быть обычная фотография. В любом населённом пункте России. Ну мало ли велосипедистов катающихся зимой? Но это фото стало заглавным.…

  • Медведев ходил к оленям, а Силуанов обещал билеты до Москвы за 10 тысяч

    Есть такое село на Чукотке, Канчалан. Семьдесят километров от Анадыря по зимнику и вы попадаете в образцово-показательное чукотское село.…

  • Амгуэма - чукотское село, с самыми красивыми северными сияниями

    Не покажу я вам северных сияний. Во-первых, фототехника моя не позволяет этого сделать, а во-вторых, аврору бореалис нужно смотреть…

  • Певек Панькива

    Хотел написать, что-нибудь умное и вечное, но не буду. Просто давайте ещё раз пройдёмся по Певеку с моим другом Артёмом Панькивом. 2. На…

promo basov_chukotka february 15, 11:35 12
Buy for 40 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments