Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

За чукотскими динозаврами



Не прошло и недели после возвращения со сплава, как меня начинает "ломать".  Ещё бы! Первую декаду сентября стоят по-настоящему летние дни, которые я провожу в городе. Во многих местах на Чукотке побиты очередные температурные рекорды. Тундра не просто зовёт, она кричит - бросай всё и иди ко мне.

Обычно, на вопрос "куда?", ответ придуман задолго до самого похода. Но не в этот раз. По большому счёту у меня два направления на северо-восток, в Эгвекинот или на юго-запад в Майныпильгыно. Северо-восточный нужен, чтобы собрать материал для будущей книги, юго-восточный вариант экзотичен. В майнопильгынской тундре, в конце 1980-х годов, были обнаружены самые северные в мире останки динозавров. Но на Майну, так сокращённо именуют на Чукотке село с длинным названием Майныпильгыно, в середине сентября, в разгар отпускного сезона и возвращения отпускников домой, билетов днём с огнём не найдёшь.

 Не буду утомлять предпоходными логистическими муками, интриги уже нет, я собираюсь в Майну.

Приехав утром в аэропорт я уверен только в одном - надо улетать из Анадыря. Билетов на руках нет, буду пробовать идти на подсадку. А если билет и достану, то неизвестно сколько проведу времени  в ожидании вертолёта. Ведь южный угол Чукотки (хатырско-майнопильгынский) славен своей непогодой, которая в фольклоре жителей нашла своё отражение в поговорке: "На Чукотке есть две дырки - Анадырка и Хатырка". Одним словом, чтобы улететь нужно больше, чем билеты на руках: нужен фарт, везение, удача, парад планет, счастливое стечение обстоятельств, чистая карма и хотение нашего авиамонополиста "Чукотавиа".

- А где ваша собачка? - спрашивает девушка на досмотре возле рамки металлоискателя.
- Дома голубоглазый, приболел.

Старина начал активно пенсионировать. Вылезают различные болячки и общее самочувствие не ахти. Так, что второй раз за лето уезжаю без него. Проще конечно, но грустнее. По привычке периодически оборачиваюсь, чтобы увидеть Локи...

Коэльевский Алхимик говорил: "Только одно делает исполнение мечты невозможным - страх неудачи". Неудачи быть не может. Внутренне я готов к любому развитию сценария: "Не полечу в Майну, полечу в Эгвекинот, но обязательно сегодня улечу из Анадыря". Кто-то сверху подслушал мои "угрозы" и уже через час я лечу на Майну.

Те, кто хотя бы однажды летал в этом направлении, сделают круглые глаза и по-чукотски протяжно скажут "Коо!", что означает удивление или междометие "ого". Тем, кто не летал туда, т.е. 99,99% читателей (окромя cucanero) скажу, что мне чертовски повезло.

2. Анадырская низменность


Длинная стокилометровая унылая, мокро-соломенная Анадырская низменность закончилась и началась живопись. Внизу всё та же равнина, но цвет тундры уже изменился. Вместо цвет "ржавая солома",  жёлто-красно-зелёный колор, который без церемонно разрезали сине-голубые линии рек и такого же цвета озёрные кругали. На борту вертолёта я был единственный, кто впервые летел этим маршрутом. Поэтому понятна моя фотографическая жадность: снимал на камеру, фотоаппарат и телефон попеременно. Если бы навигатор умел фотографировать наверное и на него снимал тоже. Со мной всё понятно, но рядом сидели майныпильгынцы, которые десятки раз летали этим маршрутом, наверняка выучили все сопки по маршруту, сто раз их отсняли. Но тем не менее, большинство пассажиров прильнула к иллюминаторам и с такой же частотой нажимала на кнопки своих гаджетов. Потому что красиво. Потому что "остановить мгновение прекрасного" в жизни невозможно, а бездушный гаджет это делает запросто.

3. На подлёте к Канкаренскому хребту


4. Хребет


Цветовая изменчивость тундры говорила о том, что мы подлетаем к горам. Это уже не анадырские болота, а предгорья Корякского нагорья. Самого его севера. Горы вырастают как бы вдруг, внезапно. Это мощнейшая горная страна, глубиной в несколько сот километров, которая закрывает теплолюбивую Камчатку от холодного дыхания Арктики. Каменная пробка в камчатской полуостровной бутылке. Горные передовики Канкаренского хребта, покрылись снежной сединой. С их вершин эхом разлетается по округе: "Зима близко!", но у подножия гор по-прежнему осенне-пригоже. Умиротворительно бегут голубые реки, зеленеет ольха, желтеют ивняки и краснея-буреют карликовые берёзки и голубичники.  Трогательно-суровый контраст.

5. Север Корякского нагорья


6.


7.


8.



Но попетляв несколько десятков километров по ущельям передовых атлантов Корякии вертолёт "выныривает" в безмятежном мире света, тепла и счастья. Те же краски, но уже без белой снежной каймы, в солнечном мире под синим небом вызывают радость и тягу к жизни. Внизу пробегает тонкая синяя линия реки Каканаут. Мне надо сюда, здесь  динозавры. Остановите вертолёт, я сойду...


9.


10. Река Каканаут


11.


Еще через несколько минут показалось Озеро! Озером назвать его можно только географически. С одного, другой берег, в лучшем случае еле различим (это если смотреть поперёк). На самом деле это настоящее море - огромное Пекульнейское озеро. Оно лишь немногим уступает самому большому озеру Чукотки по площади. Когда-то озеро действительно было частью моря, но отшнуровавшись от него узкой косой превратилось в пресный водоём. А вот и разноцветные квадратики-домов Майныпильгыно. Прилетели.

12. Пекульнейское озеро



13. Село Майныпильгыно



14. Вертолёт встречают "всем селом"


Впереди еще половина дня, которую я посвящаю знакомству с селом. О самом селе расскажу позже. Утро следующего дня началось с краеведческой лекции в школе, после чего загружаю рюкзак на багажник квадроцикла и мы выезжаем из села. Да не удивит вас, потому что сам удивился, что моим водителем была женщина. Светлана, с которой мы вместе летели на вертолёте, любезно согласилась забросить меня  в кут,  вершину Пекульнейского озера. Обход этого водного гиганта занял бы у меня два дня.

Это городским кажется, что в деревне делать нечего и тоска зелёная. На самом деле "выкорчевать" селянина для его "пересадки" в город крайне сложно. В город уезжают тунеядцы и люди с карьерными амбициями. Светлана большую часть жизни прожила в селе и насколько я понял ни на минуту об этом не жалеет. Жалеть скорее стоит горожан, которые за каменными стенами лишь изредка могут видеть настоящую красоту природы. А уж после появления утилитарной техники: квадроциклов и снегоходов двигаться в сторону цивилизации можно лишь для смены обстановки, чтобы ещё больше почувствовать, как хороша тундра. Тем более майныпильгынская. И Светлана с супругом и детьми при любой возможности старается выезжать на природу. В общем наши интересы совпали - Светлана соскучилась по тундре после длительного отпуска, а мне надо.


15. Квадроциклист Светлана



16. Чукотский рай для всех "колёсников"


17. р.Ватапваам


Выезжаем из села и несёмся вдоль Озера. В небольшой заводи гордо и грациозно плавают лебеди. Пейзаж, хоть здесь, в паре километров от посёлка, разбивай лагерь. Улыбаюсь. Вспоминаю друзей-орнитологов Колю Якушева и Женю Сыроечковского, которые полтора десятка лет ведут в этих местах наблюдения за пернатыми. Их "главный пернатый", конечно не чудо-птица лебедь,  а невзрачный, но жутко редкий кулик-лопатень. Вспоминаю их рассказы о майнинских пейзажах и красотах и понимаю, почему именно сюда их тянет столько лет. И я бы ехал сюда, а не на южный берег Чукотского моря, куда-нибудь под Нешкан. Правда с погодой летом здесь не "алё". Всё больше туманы и дожди. Поэтому cucanero перемоги себя, останься здесь до осени.


18. Старый кораль


19. Вершина Пекульнейского озера


Светлана оставляет меня в нескольких километрах от Озера, на старом корале и сговорившись о дате выброски уезжает. Это не первый мой одиночный поход и не первое новое место. Боле того, я многократно бывал в визуально похожих на это местах.  Но ощущения здесь интересные. В воздухе висит пустота. Её можно потрогать и даже, при желании, разрезать ножом. Мысль разбежавшись разбивается о стену. Дребезги  пустоты бесшумно растворяются в пространстве. Здесь бессмысленно о чём-то думать. Мысли нет. Я одно большое око. Я наблюдатель, но не деятель. Может быть это дзен? Эту идею нужно осмыслить, но я всего лишь  наблюдатель. Вокруг всё красиво и по осеннему печально. Последний парад лета, умиротворение и благодать. Лениво набегающий ветер чередуется со звенящей тишиной.

Снег вершин корякских сопок, с зеленью на них растущих, в Пекульнее отразился... и снова пустота.

20.


21. Устье реки Кавтаё


22. Лагерь


23. Дневник


24. Вечер красный




Tags: Беринговский район, Корякия, озера Чукотки

Posts from This Journal “Корякия” Tag

promo basov_chukotka february 15, 11:35 12
Buy for 40 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments