Евгений Басов (basov_chukotka) wrote,
Евгений Басов
basov_chukotka

Мыс всех ветров





Когда всё закончилось я аплодировал. Это было гениально. О таких маршрутах  мечтает каждый путешественник. Кто, кто этот гениальный режиссёр сумевший создать такое шедевральное путешествие? Разумеется это не я. Я актёр, в этой пьесе странствий. Цель и кривая линия на карте, вот всё что зависело от меня. Даже время от меня не зависело. Время это почти всегда данность, некая предустановка: сейчас или никогда. И в этом "сейчас" мне повезло. Динамичная, завязка, стремительное развитие и феерическая кульминация:  Море облаков. Море воды. Красная нитка заката. Счастливый путник и его собака стоят на вершине сопки, которая обрываясь каменной стеной в море ставит на карте жирную точку - мыс Наварин.





"Прав Ап.Григорьев: странствие тем именно и хорошо, что чувствуешь себя в руках Божьих, а не человеческих."
26.11.1930 М.М. Пришвин "Дневники"



Но этого всего могло и не быть. Три дня на радиалку: в первый день дойти до мыса, второй взойти, если получится, на сопку и третий день - возвращение.
С таким расчётом я и вышел из бухты Гавриила. Сделав небольшую остановку на маяке, продолжаю идти к  мысу Наварин.  Позади три безымянные речки впадающие в бухту Грейга и от того получившие в народе названия Первая, Вторая и Третья речка Грейга. Впереди ущелье, винтообразно поднимающее меня на перевал. Ветра нет и от того становится невыносимо жарко. Засовываю в рюкзак последнюю верхнюю одежду, но и это не спасает. Улыбаюсь. В июле, когда ходил на мыс Дежнёва замерзал, а в середине сентября пот в три ручья.

2. На перевале




Забравшись на перевал, поворачиваю перпендикулярно налево и с перевала ухожу в другой перевал -  хитросплетения наваринского горного массива. Утешаю себя, тем что это крайний перевал. Легче от этого не становится, тем более что из-за низового  тумана я на несколько сот метров промахнулся. Теперь, наверху это понятно, также как и то что приходится обходить по пузу сыпучую сопку. Но завернув за сопку понимаю, что меня больше ничто не сможет смутить: ни пот, ни сыпун, ни перепад высот - впереди показалась Крайняя сопка! Сопка была пугающе правильной. Правильной потому что имела   конусообразную форму, увенчанную каким-то пупырём, который отсюда не просматривался, пугающей, потому что очень хочется  на эту сопку подняться, а это по всей видимости будет не легко.


3. Обратная сторона Керекского полуострова



4. Крайний перевал



5. Крайняя сопка




Спустившись на седловину перевала, перекурив, прикидываю варианты размещения лагеря. Пространство, которое меня окружает напоминает букву "С", где я нахожусь в нижней части изгиба. Внутри этого пространства межгорная долина, в которой течёт ручей, впадающий в море в том месте, где буква имеет разрыв. Сама буква это горная цепь, создавшая этот удивительный затерянный мир. Если бы там внизу, в долине стояли вигвамы или яранги, горели костры, вокруг которых сидели  люди в звериных шкурах, а рядом паслись мамонты, бизоны или шерстистые носороги, я бы совсем не удивился. Энергетика  этого места к этому вполне располагала.

Спускаться в долине с рюкзаком я не стал. Моё ленивое альтер эго привело неоспоримый довод: "Сегодня спускаться, а завтра подниматься. С рюкзаком. Оно тебе надо?". Нет конечно, не надо, да и вид отсюда, с седловины, более чем шикарный. Разбиваю палатку и обедаю.
На часах всего три, до захода еще часа три. Ясное дело что сидеть в палатке я собираюсь, но вот куда идти? Два варианта: вниз по ручью, который спускается в каньоне к морю и скорее всего обрывается в него водопадом или на противоположную Крайнюю сопку. Не на саму конечно, а хотя бы на седловину, с которой можно посмотреть море и увидеть мыс. Думал, думал, да и придумал - пойду на седловину противоположной сопки, а завтра уже схожу и к устью речки, и на сопку поднимусь.

В долину спускаться не стал, точнее спустился не до конца, стараясь идти горизонталями горного цирка, не теряя высоты. Ничего сложного, хорошая прогулка по куруму и горной тундре. Ещё чуть-чуть и.. Седловина резко, словно срезанная кривым ножом оборвалась вниз. Я застыл в изумлении. Ничего подобного я не видел. Если точнее в таких масштабах не видел. Передо мной открылось  птичье царство.


6. Возле обрыва



7. Птичье царство мыса Наварина


8.




К птицам я равнодушен. Ну птицы и птицы. Животные, то другое дело, даже те же евражки, суслики, за которыми можно часами наблюдать. Не понимаю я бердворчеров. Не понимал,  потому что попав в царство птиц не полюбить парящих в небе нельзя.

Чайки, такие обычные, примитивные, наглые, крикливые, надоедливые. Они не дают спать по утрам, поднимая истошный гвалт, разносят мусор из городских помоек, гадят  на скамейки и машины. Но это всё там, в городе. Здесь они прекрасны. Моевки, маленькие белые чайки, вальяжно парили в нисходящих потоках воздуха. Летают, парят,  кружатся без видимой причины. Для чего они летают? Наблюдаю за птицами. Сделав несколько гигантских виражей они летят к своему "домику на скале". Посидят и снова планировать. Кажется они просто получают удовольствие от полёта.

Стоя наблюдать за полётом чаек невозможно. Ложусь на каменный мысок, выступ над пропастью и наблюдаю. Говорят есть три вещи на которые можно смотреть вечно. Это говорят те кто не видел полёт чайки на уровне своих глаз. Сверху, снизу, сбоку, прямо - они везде. Ощущение притяжения уже нет. Бездна уходящая в вязкий туман и полёт птиц вокруг создают ощущение невесомости. Только мозг усилием воли возвращает сознанию земной статус бытия. Опасно-прекрасные ощущения. 


9.



10. Внизу шумит прибой



11. Море к северу от мыса закрыто облаками



Отчего люди не летают как птицы? Эту фразу могли сказать только в местах подобных этому. На земле она бессмысленна. Это почти очевидно, как и  то что Ричард Бах мог увидеть своего Джонатана Левингстона только на скалах. Видно каждое движение, каждый изгиб пера на кончике крыльев. Несколько перьев оттопырилось и чайка делает вираж. Неожиданно из белого чаячьего облака вылетает чёрная  ипатка. Этот воздушный аквалангист в красных ластах часто и тяжело машет крыльями. Неуклюжий полёт ипатки прекрасно оттеняет грациозность чаячьего парения.

12. Полёт чайки



13. Чайка по имени....



14. "В домике"



15. Ипатка - крылатый аквалангист







Посмотреть с седловины на море и вернуться обратно в лагерь, таков был мой изначальный план. План, который уже выходя был несостоятелен, потому что в голове уже крутилась мысль "На верх, на сопку".  И я поднимаюсь. Сопка крутая, но вполне "подъёмная".  С каждым метром подъёма обрыв уходящий вниз, становился всё глубже, небо всё ближе.


16. "Найди меня если сможешь".



17. Разлом


Редко, когда сопка оканчивается чётко выраженной вершиной. Эта, пятьсот двадцатиметровая безымянная сопка была редким исключением. Её вершина - это двухметровая площадка, кем-то увенчанная  вертикально стоящим камнем. "Грандиозно!" - вот пожалуй и всё что я смог нормативно сказать поднявшись на вершину. Впрочем говорить здесь  не хотелось. Да и не с кем было. 


18. К югу от мыса Наварин чистое море




19.



Удивительно, но на мысе Всех ветров, в самом штормовом месте России  сегодня нет ветра. Даже на сопке, более чем на полукилометровой высоте его нет. Но даже в такой день море внизу шумно бьёт в каменный берег. И  представить страшно, что здесь твориться в шторм. Любопытно, но почему такой приметной и знаковой сопке никто не дал название? На генштабовской двухверстовке только точка и цифра "509". Название сопке придумалось само собой - Крайняя сопка. Не романтично, но по факту. Это название я и написал на камне. То что сопка не имеет название (по крайней мере на карте), факт удивительный, но не верный. Это я узнал позже в Анадыре. В 1828 году Ф.Литке назвал её горой Гейдена.

20. Локи на вершине г.Гайден



21. Силуэт скалы Колонна (высота скалы 46 метров)



"Крепкие ветры с весьма дурной погодой продолжались несколько дней: 11 сентября ветер стих и перешёл к   SW, а потом к  NW; погода исправилась и мы легли к мысу Св.Фаддея к которому и подошли в ночь на 12 число. На рассвете открылись нам крутые и мрачные, снегом покрытые утёсы.
       К NW виден был в милях 20 высокий мыс, который, соображаясь с журналом Беринга, признан мысом Св.Фаддея. К SW лежал высокий же мыс приметный больше потому, что а ним берег круто загибался к NW. Мы назвали его мыс Наварин, в честь достопамятной победы, а высокую коническую гору на этом мысе - горой Гейден, по имени достойного нашего адмирала командовавшего в этом сражении российским флотом. В 10 милях к N от мыса Наварин  вдаётся к W глубокая губа, названная по имени судна командора Беринга губой архангела Гавриила, а мыс по N сторону её устья именем Кинга, имевшего грустную долю продолжать журнал своего благодетеля (капитана Кука) и имеющего право на нашу благодарность за многие полезные сведения о географии этой части света".

Ф.П.Литке "Путешествие вокруг света на военном шлюпе Сенявин"


       Возвращаюсь в палаточный лагерь. Красный луч прорезал долину окрасив в меднозолотой цвет скальную стенку соседней сопки. Это был прощальный привет тёплого, но короткого бабьего лета. Уже вечером длинные воздушные пальцы тумана заскребли по сопкам и вскоре поглотили всю долину.

22. Закат



23. Глядя на этот пейзаж на ум приходит песня из к/ф "Золото Маккенны"




24. Последний поцелуй лета





"Я встал на рассвете, мелочи бросились на меня и стали грызть, но, посмотрев на последние звезды, я овладел собой и унес в комнату свет звезд, вот это действие звезд, что от них почти всегда что-то уносишь с собой."
31.05.1920 М.М. Пришвин "Дневники"


А утром наступила осень. Обычная, холодно-промозгло-дождливая чукотская осень. Туман по прежнему висел над долиной и словно море накатывал и отходил от вершины горы Гейдена. А ведь по плану сегодня восхождение! Совершив утренний променад на не затуманенные ещё вершины сопок по обе стороны от седловины,  сворачиваю лагерь и отправляюсь в обратный путь. Я ещё надеялся что туман и мелкая морось рассосутся , но нет, всё стало только хуже.  Но меня это уже не волнует. Кульминация уже произошла и была она прекрасной. Под хлесткие капли дождя я возвращаюсь в бухту Гавриила.



25. Море облаков








Часть 1. "Берег разбитых кораблей"
Часть 2. "Из пункта "А" в пункт "Б"
Часть 3. Чукотский паровоз"
Часть 4. "Любовь и ненависть беринговской тундры"
Часть 5. "В горах Северной Корякии"
Часть 6. "В мире животных"
Часть 7. "Эффект красоты"
Часть 8. "Метеостанция "Бухта Гавриила"
Часть 9. "Был такой народ - кереки"
Часть 10. "Почему умирают народы?"
Часть 11. "Наваринский маяк"




Tags: Беринговский район, Чукотка, чукотские мысы, экспедиция "Наварин-2015"
Subscribe
promo basov_chukotka february 15, 11:35 12
Buy for 40 tokens
Книг о Чукотке не много. Ещё меньше можно свободно купить. "Сердце Чукотки" - редкое исключение, она по прежнему есть в свободной продаже и её можно приобрести. Не в магазине, заказать по почте. О чём книга? Об Анадырском крае - большой географической области, расположённой в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →